Общество

Эксперты о проекте поправок в ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»

 

 

6 октября Министерство юстиции России обнародовало проект поправок в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». По просьбе IslamRF.Ru поправки и их перспективы прокомментировали ведущие специалисты по религиозному законодательству России. 

 

Пчелинцев Анатолий Васильевич

главный редактор журнала "Религия и право", сопредседатель Славянского правового центра

 Что касается поправок Министерства Юстиции в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных организациях», то она еще не прошла в ГД, это пока еще только заявка. И эта заявка не очень хорошая. Эти поправки не соответствуют конституции РФ и Международному праву, и тем самым, проявляется неуважение к Международному праву.

Ранее был прецедент, когда хотели отменить миссионерскую деятельность, но этот законопроект не прошел, поскольку была очень бурная дискуссия и негодование со стороны религиозных организаций. Сейчас происходит то же само: многие религиозные организации обратились с письмом в Министерство Юстиции против введения подобных поправок.

По сути, из правового поля изымается понятие «религиозная группа». Даже во времена СССР такого не было, когда был атеизм, а сейчас люди стали религиозными. Если говорить о мусульманском сообществе, то у них больше незарегистрированных организаций, чем у других, например, в деревнях, селах, где есть законопослушные, верующие  люди.

Если государство будет заставлять тем самым регистрировать религиозные группы, то они могут уйти в подполье, государство потеряет контроль над ними.

Поправка о том, что организации в течение 10 лет не смогут иметь право на создание образовательных учреждений, тоже неконституционная норма. У нас до этого была норма о 15 летнем цензе для получения статуса юридического лица новыми религиозными движениями – все ее обходят и она не соответствует европейской  конвенции «О правах человека».

Сейчас делают еще меньше – 10 лет. Категориальный аппарат в законах о религии –крайне слабый, а в законе нужно давать четкое определение что такое религиозная деятельность, миссионерская деятельность и т.д.

Равиль хазрат Мустафин

юрист, имам мусульманской общины Вологды

Поправки явно показывают лоббирование интересов централизованных религиозных организаций в их стремлении сосредоточить власть в своих руках с помощью государства. В результате принятия поправок существование религиозных групп в местах лишения свободы ставится вне закона.

Поправка о том, что религиозные организации, не входящие в состав централизованных, в течение 10 лет не будут иметь права создавать учреждения образования, ни к чему хорошему не приведет. Мы через 10 лет вернемся к исходному состоянию. Все получат право на проведение образовательной деятельности без всякого контроля со стороны централизованных религиозных организаций.

Желаемого результата можно было достичь, внеся поправку о том, что религиозная организация не может заключить договор с централизованной религиозной организацией субъекта федерации на ведение образовательной деятельности (создание воскресных школ, мактабов, средних и высших учебных заведений, проведение лекций, проповедей и т. д.), если она не входят в состав централизованной религиозной организации субъекта федерации.

А Централизованная религиозная организация должна заключить договор с органами власти субъекта федерации о совместной деятельности по воспитанию населения  на возмездной основе. Договор должен заключаться на конкурсной основе с централизованными религиозными объединениями, доказавшими свою состоятельность, то есть имеющими материальную и кадровую базу.

В поправке к закону необходимо установить положение о создании централизованной религиозной организации Российской Федерации. В действующем на сегодняшний день законе ничего не говорится о такой структуре в масштабах всей страны. Имеющиеся структуры (СМР, ЦДУМ, и т. д.) созданы по сути своей, волей муфтиятов и в существующее правовое поле не вписываются.

Что касается средних и высших религиозных учебных заведений, то, на мой взгляд, необходимо внести поправку о том, что высшие религиозные учебные заведения входят в состав Централизованной религиозной организации Российской Федерации, а средние – входят в состав централизованных религиозных организаций субъектов федерации.

Местные религиозные объединения, входящие в состав централизованных организаций должны освобождаться от всякой отчетности перед государством. В то же время централизованные организации должны нести полную ответственность за местные религиозные организации, входящих в состав централизованных.

Шахов Михаил Олегович

Профессор, доктор философских наук, член Экспертной группы Российской академии государственной службы при Президенте РФ (РАГС), эксперт Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций:

Существование понятия "религиозная группа" подтверждало право граждан свободно объединяться для коллективных богослужений, изучения религии и других видов деятельности по совместному исповеданию и распространению веры, без регистрации или разрешения властей, не ставя власти в известность о себе.

В то же время понятие "религиозная группа" было недостаточно чётко прописано в законе, вследствие чего иногда было неясно, когда возникла религиозная группа. Например, если человек регулярно молится вместе со своей семьей - это религиозная группа или нет? А если к ним заходят помолиться друзья, знакомые, соседи - появилась религиозная группа или нет? И как часто должны собираться люди и в каком количестве (3? 10? 50 человек?) чтобы сказать - с такого то момента появилась религиозная группа.

Ранее предпринимались неудачные попытки уточнить определение религиозной группы с целью обязать её участников как-то информировать о себе органы власти. Теперь Минюст предлагает избавиться от сложностей, устранив само понятие "религиозная группа". К чему это может привести?

Если все органы власти будут действовать строго по Конституции, которая гарантирует свободу совести, право на объединение и свободу собраний, никто не должен мешать общинам верующих, которые не имеют государственной регистрации в виде религиозной организации, продолжать совершать богослужения и другие виды религиозной деятельности. Это их конституционное право и отмена понятия религиозной группы НЕ ОЗНАЧАЕТ, что отныне будут иметь право на существование только зарегистрированные религиозные организации.

Однако есть опасность, что рвение не по разуму подтолкнет отдельных чиновников попытаться помешать деятельности религиозных объединений не имеющих государственной регистрации.

Отказ от понятия "религиозная группа", хотя и не означает запрета на существование незарегистрированных религиозных объединений, всё же нарушает конституционное право граждан на объединение. Если верующие просто желают вместе молиться, не проходя государственную регистрацию, им никто не вправе мешать. Но если они при этом желают и формально называть себя религиозным объединением, раньше они могли сделать это, провозгласив учреждение религиозной группы. В случае же принятия предложений Минюста, они будут вынуждены либо проходить государственную регистрацию, либо просто не смогут считаться религиозным объединением.

То есть сложится довольно странная ситуация - коллективно молиться можно, а называть себя религиозным объединением без регистрации станет невозможно.

Что касается религиозных организаций, местные религиозные организации и сейчас не имеют права создавать учреждения профессионального религиозного образования, так что речь немного о другом. Не входящие в состав ЦРО местные религиозные организации предполагается на 10-летний срок ограничить в правах, в том числе в праве учреждать образовательные учреждения (НЕ профессионального религиозного образования).

В связи с решением  Европейского суда по правам человека по делу Кимля против РФ был признан неоправданным 15-летний срок, не ранее которого новые религиозные движения получали возможность создавать религиозные организации. Теперь при регистрации МРО они не обязаны предоставлять справку о 15-летнем существовании в РФ на правах религиозной группы.

Поскольку некоторым чиновникам местные религиозные организации, существующие автономно, без "религиозного начальства" в виде  централизованных религиозных организаций представляются чем-то подозрительным, для них и придумали новый вид ограничений в правах.

Если они будут введены в закон "О свободе совести...", думаю, жить им до первого иска в Конституционный или Европейский Суд, так как они явно нарушают свободу совести тех, кто пребывает в таких местных религиозных организациях.

Жеребятьев Михаил Алексеевич

кандидат философских наук, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований «RELIGIOPOLIS»

Недавние поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» носят откровенно дискриминационный характер, они свидетельствуют о последовательном ограничении государством прав тех объединений верующих, которые, начиная с 1997 года, стали именоваться «религиозными группами». В первую очередь, это те организации, которые по каким-то причинам не вошли в состав централизованных. Они могут иметь как продолжительный срок существования, так и могут возникнуть сейчас - прямо на наших глазах. С точки зрения закона, здесь не должно быть исключений.  Установлен 15-летний срок, - он прошёл, если нет претензий, - "будьте любезны, обеспечьте  равенство прав". Группа должна иметь возможность реализовать своё право на получение юридического лица. Таково требование формального права.

История появления в России «религиозных групп» непростая. Чиновники часто путают регистрацию в качестве юридического лица с разрешением на деятельность, получаемую от государства. Принятый 1990-м году закон «О свободе совести» предусматривал регистрацию  лишь религиозной организации в качестве юридического лица и ничего другого. И за прошедший 21 год в понимании прав юридического лица ничего не изменилось. Иными словами, как на тот момент юридическая регистрация не была вопросом легального статуса религиозной организации, такие же правила действуют и сейчас. А тогда, заметьте, многие организации выходили из подполья и полуподполья, где они оказались не по своей воле.

Таким образом, для участников религиозного процесса в начале 1990-х был установлен единый «нулевой вариант» и сколько времени они существуют для государства было неважно. Это было прагматически единственно возможное решение, которое было зафиксировано юридически.

Но уже закон 1997-го года провёл разделение, более того, в разряд групп попали даже те, кто действовал со статусом юридического лица до его принятия, но не оказался в составе централизованных после того, как он вступил в силу. Чтобы признать действие юридического принципа «закон обратной силы не имеет» в отношении тех, кто имел статус юридического лица до принятия закона 1997 г., понадобилось соответствующее разъяснение  Конституционного суда.

Что касается попыток ввести запрет на создание учреждений профессионального религиозного образования (по сути, речь идёт временном цензе), то это вообще двойное поражение в правах. Давайте просто вдумаемся в существо проблемы! Верующие, которые объединились религиозные группы, как законопослушные граждане, рассчитывали, что уж после 15-и-летнего стажа они смогут получить статус юридического лица своей организации (если он им, конечно, нужен). И тут для них вводится ещё одно ограничение.

Вообще, логика последней законодательной инициативы Минюста малопонятна. Посудите сами. Процесс конституирования религиозных новообразований, для которых законодатель во 2-й пол 1990-х и вводил фильтр при помощи юридического понятия «религиозная группа»,  в постсоветской России практически завершился  к моменту принятия нынешней версии Федерального закона «О свободе совести».

Вместе с тем, для меня вполне очевидна обеспокоенность власти деятельностью неподконтрольных централизованным объединениям религиозных групп. Полагаю, что эта обеспокоенность является производной от расширительной трактовки экстремизма, утвердившейся во властных структурах.

Пчелинцев Анатолий Васильевич

главный редактор журнала "Религия и право", сопредседатель Славянского правового центра

Но мне всё-таки представляется, что лучшим средством, как от фобий у представителей власти, так и от девиантного поведения верующих, мог бы стать открытый и понятный для всего общества поиск механизмов социализации религиозных объединений. Здесь даже не имеет большого значения, «организации» это или «группы». И это необходимо делать уже хотя бы для того, чтобы объединения верующих имели возможность встраиваться в «большое» общество, чтобы, как сейчас модно говорить, они «работали на позитив».

Подготовила Гульшат Башарова 

Автор: Информационно-аналитический портал "Ислам РФ"

Комментарии 0