Политика

Чего добивался в ООН «вождь исламского мира» Владимир Путин?

Выступление в ООН как "итоги эволюции Путина": от строителя «Новороссии» до «вождя исламского мира», который заигрывая с главами стран персидского залива, лоббирует и поддерживает исключительно шиитских, алявитских и прочих тиранов - палачей уничтожающих суннитов в государствах, которые они возглавляют.

Россия предлагает создать широкую международную антитеррористическую коалицию, ключевыми участниками которой должны стать мусульманские страны, заявил президент РФ Владимир Путин, выступая на юбилейной, 70-й сессии Генассамблеи ООН.

Сразу несколько целей преследует Путин, расширяя в Сирии свое военное присутствие. Никогда моральными ценностями внешняя политика Кремля не руководствовалась. Во главе угла стоят геополитические интересы государства, именно следуя этим интересам Россия оказывает режиму Асада военную и дипломатическую поддержку, и ее нисколько не смущает этическая сторона вопроса о частичной ответственности за кровавые события, происходящие в Сирии.

На сегодняшний день Асад – это единственный партнер Москвы на Ближнем Востоке. Но в этом году у Кремля появились основания полагать, что Асад начинает сдавать позиции. После того, как были достигнуты соглашения по ядерной программе Ирана, в противостоянии Ирана и США наметилась небольшая разрядка, а Иран, в свою очередь, является важнейшим партнером для Сирии.  Если США пойдет на усиленное военное вмешательство в дела Сирии, то это будет означать угрозу самому режиму Асада, а не только боевикам из «Исламского государства».

Именно поэтому президент Путин совершенно справедливо предположил, что лучшей защитой является нападение, а потому поспешил провести молниеносную операцию развертывания российской военной базы на побережье Сирии  за спиной у стран Запада.

В речи на Генеральной ассамблее ООН Путин собирался представить данную военную базу как российский вклад в борьбу с террористами ИГ, и от поддержки Асада не в коем случае не отказаться.

В случае, если западные державы, включая США, с такой трактовкой согласятся, то Путин может смело считать выполненной свою программу-максимум. Это будет означать прорыв международной изоляции России, которая последовала в ответ на аннексию Крыма и войну на Донбассе. А следовательно признание статуса России как мировой державы, что поставит ее на один уровень с Соединенными Штатами Америки. Кроме того, в результате этого режим Асада бы укрепился, что еще раз указало бы нам российское влияние.

В случае, если США общий фронт против ИГ формировать не захочет, как не захочет и временно приостановить вопрос о политическом будущем Башара Асада, Москва все равно побеждает в этой политической игре – собственная военная база на побережье Средиземного моря поможет России закрепиться на стратегически важном участке.  Латакия – крайне удачно выбранный регион, поскольку именно отсюда происходит родня Асада, где в основном проживают исторически алавиты, а потому в случае разваливания Сирии на куски и заката режима Асада на этой территории может вновь образоваться алавитское государство, которое уже существовало здесь после I мировой войны.  А это говорит о том, что на Ближнем Востоке влияние России останется надолго, что говорит об успехе путинской программы-минимум.

Комментарии 5