Среда обитания

Родная земля. Ответ Феофану

За несколько веков совместного проживания у народов Татарстана сложился особый тип культурного поведения, который заключается в толерантном, подчёркнуто уважительном отношении друг к другу. На этом держится установившийся мир и спокойствие, которые являются одними из самых серьезных достижений многонациональной республики и нуждаются в бережном и даже трепетном отношении к себе. Поэтому заявления политиков, общественных и религиозных деятелей, направленные к значительным группам населения, требуют взвешенного и ответственного подхода. Иначе вольно или невольно, а может в силу своей некомпетентности они могут поставить себя в положение людей, которые открыто демонстрируют неуважение к духовным традициям, нравственным нормам и чувствам того или иного сообщества.

Естественно, что в полиэтническом обществе бывает всякое. В быту и во время случайной дискуссии можно услышать нелепые, а порой провокационные слова, которые способны ущемить чьё-либо национальное достоинство. Однако местный этикет требует игнорировать глупости, аккуратно переводя разговор на другие темы.

На этом фоне диссонансом прозвучала речь недавно назначенного митрополита Казанского и Татарстанского Феофана. В своей первой проповеди, озвученной 20 июля в Благовещенском соборе Казанского кремля, он обозначил Казань как русскую землю. Надо отметить, это заявление не осталось незамеченным. Однако при его обсуждении в трудовых коллективах и в дружеских компаниях до сих пор создаётся непривычный конфуз. Дело в том, что в республике нет чисто татарских или чисто русских сообществ, а потому представители русской интеллигенции вынуждены испытывать чувство неловкости, а у татар сквозит удивление и разочарование.

Не хочется верить, что духовный пастырь, по своему положению призванный сеять умиротворение, усмирять гордыню и страсти, мог произнести то, что способно внести смуту в души людей. Нет, в Татарстане не дорожат уходящей «совковостью». Однако здесь неприемлема дореволюционная риторика, в которой, как известно, не было достойного места «инородцу». Возможно, этот новый для республики человек, чей авторитет и образованность никто не может поставить под сомнение, просто не успел понять, насколько у проживающих здесь народов нравственно выросли за последнее столетие отношения друг с другом. В современном Татарстане для всех очевидно, что дарованная Всевышним земля общая для татар и русских, чувашей, марийцев, мордвы, удмуртов и представителей других, живущих в согласии национальностей.

Историческая колыбель народов Поволжья

Земля Татарстана является частью единого волго-уральского ареала, которому в глубокой древности суждено было стать колыбелью народов Поволжья. Здесь сформировалась самобытность марийцев, мордвы, удмуртов, казанских татар, чувашей и башкир. Общая судьба привела к тому, что культура, ментальность и даже внешний вид этих разноязычных народов удивительно схожи между собой. По своему характеру и темпераменту казанский татарин, безусловно, значительно ближе к тому же удмурту, чем к какому-либо кавказскому или среднеазиатскому тюрку. Так и марийцу роднее чуваш, чем казалось бы сходный по языку сородич из далёкой Финляндии или Венгрии. Идел-Урал – это такой же единый в своём разнообразии самобытный ареал как Кавказ или Сибирь.

Представители финно-угорской группы языков на этой земле имеют наиболее глубокие корни. Более тысячи лет назад к ним присоединились тюрко-язычные племена, в том числе болгары. Они, укоренившись в этой земле, вобрали в себя духовное богатство многих уже не существующих древних культур: их потомки, нынешние казанские татары и чуваши, несут в себе копившиеся на протяжении нескольких тысячелетий сакральные знания об этой земле, живут с ней в гармонии, а с соседями в согласии.

Потом эта земля приняла русских и татар-мишарей, которых также наделила своими щедротами. И они за несколько столетий проживания заслужили её любовь. И кто бы к ней ни обращался, она по милости Всевышнего, каждому давала кров и пропитание. Для неё все равны, она не делит людей на своих и чужих. Зато каждый отдельный человека, или даже целые народы, имеют своё восприятие этой земли. Любят её по своему, создают уникальные образы в своём сознании. У народов Поволжья, в том числе казанских татар, также имеется своё глубинное понимание родной земли, которая пропитана их потом, кровью и слезами.

По этой земле непрерывно, на протяжении тысячелетий, растекаются голоса новорожденных детей и также в свой час уходят в неё отжившие свой век поколения. Она сопровождает своих сынов и дочерей на протяжении всей их жизни. Она слышит, как седовласые старики неспешно из уст в уста передают внукам услышанное от своих дедушек и бабушек. В них добро и зло, честь и бесчестие, богобоязненность и грех – в них вековая мудрость татарского народа.

 

Государственность казанских татар

Татарстан для татарина – это не просто родная земля, это продолжение государственности длиною более чем в 1100 лет. Как бы ни называлась эта страна в различные эпохи: Волжская Болгария или Казанское ханство, какова бы ни была её судьба в составе Золотой Орды, Московии, Российской империи или Советского Союза – никто и никогда даже не осмеливался оспорить её некую особость и уникальность. Она, собранная вокруг своих столиц: сначала Биляра, потом Болгара, а затем Казани, не теряла своего ядра, не растекалась с приходом различных волн колонизаторов. Даже трагические события 1552 года не смогли изменить устоявшегося веками порядка. Неслучайно Царство Казанское де-юре просуществовало вплоть до 1708 года. После ликвидации «царство» продолжало жить не только в сердцах казанских татар, но и в титуле российских императоров. Закономерно, что 1920 году татары подхватили упавшую с русского царя «шапку казанскую» и на землях центральной части былого ханства добились провозглашения Автономной Татарской ССР.

Татары всегда любили свою богатую историю и находили в ней утешение. Только одна мысль о том, что в Х веке площадь Биляра была больше средневековых Владимира, Киева и Парижа вместе взятых окрыляет их. Они знают, что достойные предки татарского народа первыми в Европе начали выплавлять чугун, освоили изготовление стали. Они гордятся тем, что болгары ещё в IX веке воздвигали каменные мечети, школы, дворцы с центральным отоплением и водопроводом.

В Казанском ханстве органично сочетались городская, кочевая и сельская культуры. К сожалению, после падения Казани первые две ушли в прошлое: мусульманское население изгнали из городов, а кочевья левобережья Камы заселили и распахали пришедшие с Запада колонисты. У казанских татар, проживавших главным образом на правобережье Камы, остались только деревни, которые превратились в центры духовного и культурного развития. Чего-чего, а сельских населённых пунктов в Казанском ханстве было порядка 700, большинство из которых существуют и поныне. В результате утрата многих цивилизационных достижений и аграризация не смогли привести татарскую культуру к полной деградации.

Лишившись своей знати, венного сословия, учёных, просвещённого духовенства, поэтов и писателей, именно землепашцы продолжили традиции своей государственности. И, несмотря ни на что, они, безоружные и полуграмотные деревенские мужчины и женщины, связанные с родной землёй невидимой пуповиной, согревали к ней свою любовь, хранили верность исламу и преданность утраченному государству. Через столетия они пронесли священную память о великом прошлом. Они, бесправные ясашные крестьяне, упрямо несли её даже через ужасы усмирения и насильственного крещения. Свидетелем этого беспримерного гражданского подвига стала его родная земля.

Она помнит, как содрогалась, когда сгоняли с насиженных мест тех, кто её бережно возделывал, когда убивали мужчин, забирали женщин, отнимали детей, когда рушили древние мечети. Она, как и люди, хранит в своём сознании примеры жестокости и коварства, с которым священники в сопровождении военных отрядов ломали обессиленные мусульманские и языческие народы, пытаясь привести их ко Христу. Как, осваивая так называемую «подрайскую землицу», оскверняли татарские кладбища, вырывали сросшиеся с ней полувековые могильные плиты для возведения православных церквей. В её памяти и то, как народы Поволжья вели ожесточённое сопротивление в течение нескольких десятилетий, а потом ещё два столетия устраивали отчаянные бунты.

Да что уж там говорить, после того, как прах сожжённых на кострах мусульманских проповедников смешался с ней, эта земля и сама стала частью татарского народа. А уж она, по милости Всевышнего, не позволила его душе зачерстветь и озлобиться, утратить чувство собственного достоинства и веру в возрождение своего государства.

 

Вместе с русскими

В результате революции 1917 года в России было уничтожено национальное и сословное неравенство. Сейчас стараются обходить стороной тему униженного положения, в котором находились русские рабочие и крестьяне, а про двойной гнёт, который испытывали трудящиеся «инородцы» и «иноверцы» вообще не приято говорить. В наше время стало модно умиляться восхитительными балами, которые устраивали для себя представители дворянства, составлявшие не более 2% населения Россия. Однако реальность такова, что прадедушки и прабабушки большинства современных граждан страны ковырялись в земле, добывая на пропитание, и на высокосветский приём могли попасть только в качестве лакеев.

В казанском парке духовой оркестр. Сидят студены на скамейке. Кругом зелёные деревья, цветы, фонтаны и оранжерея. У входа опытный фотограф. Напротив офицер и дама. О, эти карточки начала века. Как благородны эти лица. В них образованность и такт, надежда, вера и любовь. На заднем плане невзначай табличка в объектив попала. Как мило! «Солдатам, собакам и татарам вход запрещён». Не хочется даже верить, что ещё сто лет назад в Казани можно было наткнуться на такую вывеску. Она кажется каким-то недоразумением и вызывает у порядочного человека чувство брезгливости и стыда.

Неудивительно, что пройдёт ещё каких-нибудь несколько лет и наша родная земля вполне справедливо выдавит этих благородных господ и разметает их по всему миру. Накажет их потомками, слепив из них добропорядочных американцев и европейцев, понятия не имеющих о Казани и едва ли владеющих русской речью. История покажет несостоятельность черносотенных идей, неистово внедряемых в сознание русского человека реакционной частью дворянства и православного духовенства. Этих ложных идеалов, которые станут едва ли не главной причиной краха Российской империи. Высокомерие и гордыня, характерные для дореволюционной российской элиты, приведут в 1917-1918 годах к полной отмене национально-сословной классификации людей по сортам и к отделению церкви от государства.

К сожалению, за пределами Татарстана всё чаще и чаще можно услышать сомнительные лозунги, подкреплённые великодержавным шовинизмом. Кто-то упорно пытается отбросить Россию на 100 лет назад, натравливая народы друг на друга. Неужели кому-то не даёт покоя скромность, деликатность и взаимная сдержанность между народами, которые характерны для нашей республики? Неужели опасна красота и очарование этих отношений? Неужели мы: русские и татары, чуваши и марийцы, удмурты и башкиры – ошибались когда вместе рука об руку проходили этот полный потрясений ХХ век?

Народы Татарстана вместе пережили революцию, голод 1921 года, коллективизацию, репрессии, закрытие мечетей и церквей. Начало Великой Отечественной войны и последующие четыре года вымыли последние остатки национальных предрассудков и недоверия друг к другу. Наши предки вместе уходили на фронт, вместе работали в тылу, вместе ликовали в День Победы. Мы гордимся общими героями. Среди которых сыны татарского народа: майор Пётр Гаврилов, ставший символом мужества и стойкости защитников Брестской крепости; старший политрук Муса Джалиль, казнённый немцами на гильотине за подпольную деятельность в плену. Связавшие свою судьбу с Татарстаном: русский парень – младший лейтенант Иван Кабушкин, под изощрёнными пытками раскалённым железом не выдавший своих товарищей-подпольщиков; мордвин –гвардии старший лейтенант Михаил Девятаев, совершивший побег из немецкого концлагеря на угнанном им бомбардировщике «Хейнкель-111».

После войны народы республики вместе осваивали нефтяные месторождения и возводили новые заводы, радовались полёту Юрия Гагарина, строили Набережные Челны, Нижнекамск, современную Елабугу. Они вместе пережили застой, перестройку и «лихие» 90-е годы.

На исходе ХХ века татары и русские по-хозяйски взяли на себя ответственность за будущее республики и приняли декларацию о Государственном суверенитете Татарстана. Именно тогда, у наших народов проявились такие черты характера, как чувство справедливости, трудолюбие, добрососедство и выстраданная веками любовь к общей земле. Четверть века прошло со дня знаменательной даты. И этот компромиссный документ, прошедший испытание временем, как ни что другое продемонстрировал умение простых людей выстраивать отношения между собой. Нет, не нефть, высасываемая из наших общих недр, главное богатство республики. Наше достояние – это дружба народов, ставшая реальностью на небольшом клочке земли безумно спятившего мира.

Комментарии 16