Общество

Силантьев согласен оставить мусульманам несколько книг

На фоне обсуждения проблемы запретов исламской литературы вновь дал о себе знать заслуженный исламоед России Роман Силантьев. В интервью себе же самому, опубликованном на сайте Интерфакс-Религия, он выступил с очередным альтернативно-одаренным предложением - создать "белый список" исламской литературы. Как пишет Силантьев, в этом его поддерживают такие марионетки Кремля как Талгат Таджуддин, Шафиг Пшихачев и Фарид Салман. 

Что означает это предложение в переводе с силантьевского на человеческий?

В цивилизованном мире действует принцип: все, что не запрещено законом - разрешено. Применительно к любой литературе, которая является проявлением свободы слова, а тем более, религиозной, которая является проявлением свободы вероисповедания, в правовом государстве, которым Россия является лишь на словах, должна действовать "презумпция невиновности". Поэтому в демократических странах обычно запрещается только явно одиозная литература, как, например, "Майн Кампф", которая запрещена в Германии, хотя в США она не запрещена из-за широкого понимания свободы слова. Можно понять логику запретов той литературы, которая призывает к посягательству на жизнь или права граждан данного государства или их поражению в правах на основе их национальности, отношения к религии и т.д., либо к смене власти в этом государстве неконституционным путем, отторжению от него территорий и т.п.

В России же список экстремистских материалов, регулярно пополняемый судами, уже давно пополняется не по правовым, а по политическим и идеологическим соображениям. И вместо того, чтобы положить этому конец, определив четкий перечень разумных оснований, по которым могут запрещаться книги по религиозной тематике, Силантьев предполагает прямо противоположное - ввести принцип: запрещено (может быть в любой момент запрещено) все, кроме того, что разрешено законом (его "белым списком").

В таком случае, учитывая сложившуюся практику пополнения списка экстремистских материалов, можно предполагать, что силовики будут и дальше запрещать любые исламские книги кроме десятка милостиво оставленных Силантьевым мусульманам брошюр вроде учебников по произношению звуков Корана (таджвиду) или совершению молитвы и омовения. 

 

Комментарии 7