Общество

"Крестовый поход" против мусульман и неоязычников Ставрополья

Читатели "Голоса Ислама" хорошо осведомлены о той целенаправленной войне на уничтожение, которая ведется против Ислама в Ставропольском крае. Однако мало кто из мусульман знает, что такая же по целям, хотя пока и менее кровавая по методам война ведется на Ставрополье против славян. Точнее, той их части, которая не признает себя паствой РПЦ, а стремится возродить "родную веру" ("неоязычников").

Как сообщает "Кавказский узел", 6 августа в домах примерно 20 человек, принадлежащих к общине неоязычников-инглингов, были проведены обыски с изъятием литературы. 21 августа деятельность этой общины была официально запрещена решением Ставропольского краевого суда, а она сама признана экстремистской, после чего лицам, причастным к деятельности общины начали блокировать банковские счета.

Один из лидеров "Ставропольского Вече Руси" Дмитрий Чернов говорит о том, что преследования неоязычников осуществлялись задолго до их официального запрета:

«Люди и ранее испытывали сложности, им не сдавали в аренду помещения для организации своих культурных центров, увольняли с работы, потому что, например, ЦПЭ приходит к работодателям конкретного человека и говорит с такими-то людьми не работай, потому, что они неоязычники. На Ставрополье переписывали владельцев автомобилей с изображением коловрата, в рамках одноименной спецоперации и как сами сотрудники ЦПЭ посчитали, три года назад, было около 6 тысяч автомобилей, с такими изображениями. Это реальная политическая сила, которую сейчас власти противопоставляют себе, вместо взаимодействия и сотрудничества».

Подбросило дров в костер этих репрессий и участие одного из лидеров ставропольских неоязычников в событиях на Востоке Украины - Сергей Букреев был обнаружен в составе добровольческого батальона "Азов", защищающего территориальную целостность Украины, что в России квалифицируется как "наемничество". Однако упомянутый выше Дмитрий Чернов считает, что не надо путать причины со следствиями и проводит параллели между бегством славян Ставрополья в "Азов" и бегством мусульман в ИГИЛ (запрещено в России как террористическая организация):

«Сейчас на Ставрополье мы имеем две крайности. Одни убегают в ИГИЛ, часто из-за репрессий со стороны силовиков, вторые убегают в «Азов» по тем же причинам. И организатором этого являются те, кто по долгу службы должны были бы наоборот предотвращать распространение деструктивных идей. Религиозные гонения, которые сейчас происходят на территории Ставропольского края приводят к тому, что люди с активной жизненной позицией видят единственный выход для себя — уехать на Украину добровольцами в эти подразделения. Это форма своеобразного протеста».

Синхронность борьбы с мусульманами и славянами-язычниками Ставрополья и методы, которыми она осуществляется, не оставляют сомнения - за ней стоят те, кто хотят видеть Ставрополье "чисто православным". То есть, речь идет о "крестовом походе", инициированном православными фундаменталистами и осуществляемом посредством "оборотней в погонах" - своего рода "православных иезуитов" в чиновничестве и силовых структурах. 

Возникает закономерный вопрос - если у двух конфессий схожие враги, почему бы им не объединить свои усилия в борьбе за выживание? Ответ на него не так прост и причины того, что этого не произошло, коренятся в обеих общинах.

И дело даже не в религиозной несовместимости Ислама и язычества - в конце концов, ни от одной из сторон не требуется идти на компромиссы в вопросах религии, тем более, что с точки зрения Единобожия, суеверное государствопоклонничество РПЦ МП это то же язычество.

Проблема в том, что часть неоязычников, несмотря на то, что их самих преследует государство, солидарно с последним, когда речь идет о борьбе с Исламом и призывает к еще более решительному противостоянию "исламизации". Другой позиции придерживается Дмитрий Чернов, который считает, что необходимо отделять проблемы миграции и этнобытовых конфликтов от проблем религии и заявляет, что солидарен с мусульманами в их борьбе за право девушек носить хиджабы в школах и полноценно практиковать свою религию.

Поэтому почва для диалога есть. Проблема в том, что лидеры мусульманской общины Ставрополья традиционно избегают резких шагов, а объединение усилий гонимых конфессий в борьбе за свои права в светском государстве, конечно, было бы расценено властями как вызов. Впрочем, эта осторожность лидеров мусульман не спасает их от методичного истребления. Так что, вполне возможно, гонимым стоило бы начать присматриваться друг к другу как к союзникам в борьбе за выживание.  

 

Комментарии 1