Общество

Москвичка в никабе: «как ты относишься к миру, так и мир – к тебе»

Москвичка, мусульманка и психолог Анастасия (Аиша) Корчагина решила провести необычный социальный эксперимент.

 «Я часто слышу, что нас – мусульманок обижают, притесняют, оскорбляют, платок носить не дают и все такое прочее. И мне, как бизнес-тренеру простых человеческих навыков в области коммуникаций, soft slills, эмоционального интеллекта, управленческого мастерства и творческого потенциала, стало практически интересно, где истина и как уменьшить количество проблем межличностных взаимоотношений. В результате 27 июля я решила провести научный эксперимент. Буду везде и всюду ходить в черных одеждах и никабе, цветных одеждах и никабе. Следующие 2-3 недели в моей жизни пройдут под девизом «Мир – зеркало. Как я к нему, так и он ко мне». По моим расчетам, у меня не должно быть никаких проблем ни с правоохранительными органами, ни с просто людьми в городе. Версия такая – мое собственное внутреннее состояние и отношение формирует отношение внешнего мира ко мне. Как при этом я выгляжу – дело
десятое», – написала она в своем Фэйсбуке.

«Девочки-мусульманки жалуются, что люди в метро косо смотрят, оскорбляют. При этом они ходят не в том головном уборе, когда одни глаза торчат, а просто в хиджабе, платке. Я говорю: «Девочки, не может такого быть! Что ты в мир несешь, то к тебе и вернется. Мы внутри себя формируем отношение к себе». «Нет, – говорят они, – здесь все плохо, Москва такой город, траляля. Это я слышу на протяжении почти пяти лет. Но терпение же у всех заканчивается в какой-то момент! Оно и у меня закончилось, и я думаю: вот возьму и одену никаб, черный-черный, черное одеяние, в которых ходили смертницы, и буду шарахаться по городу недели две-три. Посмотрим, как будут реагировать люди. Вот так я разозлилась», – сообщила собеседница агентства.

Дома у Анастасии-Аиши имелись турецкие одеяния – черная юбка с верхом и платком. «Я не сразу нашла эту штуковину, поэтому просто стала завязывать лицо платком. Сначала я ходила в белом, совершенно магазинном никабе, потом белый мне надоел, я сделала себе самодельный красный. Дальше тема пошла уже интереснее: зачем ходить все время одинаково, когда можно внести разнообразие? В ход пошли серый, розовый цвета. Неделя прошла, все хорошо. Народ реагировал по-разному, но особой разницы между собственным самочувствием в одежде до ислама, затем после того, как я прочитала шахаду и одела платок и ощущением в никабе я не почувствовала. Меня никто не обижает, не притесняет, на меня криво не смотрят – так, чтобы я почувствовала реальную разницу: раз я оделась по-другому, ко мне отношение другое», – рассказала автор эксперимента.

Третий день Анастасия ходит в черном никабе.

 «Я его нашла, одела, застегнула лицо, перемещаюсь. За все это время у меня полиция дважды проверила документы, причём первый раз, когда я была в красном никабе. Тогда я стояла около метро напротив полиции и всем своим видом показывала полицейскому, «ну подойди ко мне, ну посмотри на меня, проверь у меня документы, мне надо для эксперимента». Их же учат идентифицировать поведение человека, понимать, что у него на уме. Женщина-полицейский, конечно, подошла, мы с ней разговаривали полчаса. Она сказала: «я видела, что вы хотите, чтобы я подошла, только не понимала, зачем». Я объяснила, что мне это было нужно! Очень вежливо, уважительно, корректно со мной общалась, представилась. Человек выполняет свою работу! Я ей сама сообщила, что я делаю. Пока мы беседовали, она мне рассказала о реакции людей на нашу беседу. Проходившие мимо нас мусульмане на нее смотрели неодобрительно, типа, «зачем бедную девочку в платочке мучаешь», но вмешиваться не решались – кто будет с полицией связываться? Никто. Немусульмане, скорее, были настроены осуждающе в мой адрес, а на полицейскую смотрели как бы с вопросом – «ты чего с ней разговариваешь, руки за спину и все дела». Но это нормальная реакция, любой человек может реагировать, как ему нравится», – считает Анастасия.

 В метро от нее не шарахаются. «Я сажусь между людьми – все остаются на своих местах, рядом со мной садятся. Нет ничего такого, никто не убегает. Одна женщина лет 70-ти пересела, но это определенный возраст, определенное мировоззрение и телевизор, тут ничего не сделать. Один раз продавщица в нашем районном магазине недовольно посмотрела – но я ее знаю давно, она вечно всем недовольна, у нее по жизни выражение лица – «а что вы сюда приперлись?» Что я без никаба, что в никабе, отношение ко мне одинаковое», – продолжает Анастасия.

 Сама она считает свой соцэксперимент удавшимся.

 «Я изначально кричала во весь голос: девочки, как вы к миру, так и он к вам. Если ты доброжелательная сама по себе, идешь в мир с добром, то, как ты одета, дело десятое. Мне надоело, что они постоянно жалуются на притеснения, заявляю: нету такого! Да, мусульман в стране и в городе меньше, но мы должны уважительно относиться ко всем людям, а не грудь вперед, понты вперед, и весь мир должен пасть перед нами ниц, потому что мы мусульмане. Но так же себя не ведут!» – считает Анастасия.

У нее даже родилась идея «походить с ощущением жертвы внутри – я такая бедная, несчастная, нападайте на меня». «Но мне в силу своей профессии сложно изобразить из себя жертву. Она во мне не приживается. Я бизнес-тренер, коуч, психолог. Поэтому мне из себя изобразить жертву в принципе невозможно, это деформация. У меня нет виноватых. Если у меня что-то не получилось, значит, я что-то сделала не так», – считает она.

 Но меры безопасности и перестраховка в таком деле лишними не бывают.

 «Я, конечно, понимаю, что люди могут встретиться разные, неадекватов тоже хватает. У меня паспорт в порядке, телефон своего адвоката я помню, на случай, если что-то пойдет не так. То есть, чисто теоретически, я предполагаю, что со мной может произойти все, что угодно. Но самое интересное во всей этой истории – не в том, кто я, что я, как я одета, нарываюсь ли я на неприятности или не нарываюсь. Я всегда, когда выхожу из дома, читаю дуа, обращаюсь к Всевышнему, чтобы Он меня оградил от всяких неприятностей. И это – единственное, что работает в этой жизни. С точки зрения ислама, это ключевая идея. Что бы ни происходило, первое: все по воле Всевышнего. Второе: если тебе что-то не нравится, читай дуа».

 Никаб

 Возникает вопрос: получается, те девочки, которых притесняют из-за хиджаба, сами навлекают на себя такое отношение?

 «Получается, что да, это совершенно объективная вещь. Если человек одевает что-то, и ему в этом дискомфортно, естественно, на это будут обращать внимание. Найдется тот, кто сильнее, кто прицепится. Это закон природы: сильные едят слабых. Мы тут слабо отличаемся от животных: у нас, конечно, есть кора головного мозга, но она работает не у всех и не всегда. Что поделаешь», – считает Анастасия.

 Ходить по жизни в никабе она, несмотря на положительную, в целом, реакцию окружающих, не собирается. «Нет такого обязательства – это раз, два: все-таки к другим людям, немусульманам, нужно относиться уважительно и понимать, что им это действительно неприятно. Потому что ассоциации возникают с чем-то нехорошим – ведь такое уже было, смертницы были одеты в черные одежды. Надо щадить нервы сограждан, уважать людей, помня: как ты к ним относишься, так и они к тебе. Если ты уважаешь тех, кто живет рядом с тобой, даже если ты их не знаешь, так или иначе, это вернется к тебе. Всевышний все устроил справедливо, и первый шаг делает сам человек. Хочешь, чтобы у тебя все было хорошо – постарайся идти навстречу другим, чтобы были нормальные отношения. И тогда другие шагнут тебе навстречу, хотя имеют право и не шагать. У каждого есть право относиться к тебе, как угодно, а твое право – или принимать их реакцию, или не принимать. Если ты не считаешь себя дурой, идиоткой, так и будет. Реагируешь на осуждающие взгляды «во что оделась»? Так не одевай это на себя или пропускай мимо ушей. В чем проблема? Зачем создавать себе сложности? Мне хоть двадцать раз скажи «понаехала» – но я же не считаю себя таковой, потому что я коренная москвичка! А что думает другой человек – это вопрос его представлений о мире, воспитания и внутренней этики», – уверена Анастасия.

 В целом же, «во всем этом эксперименте меня поражает то, насколько легко, гибко пластично можно жить в этом мире», говорит Анастасия. По ее словам, навыки уверенной жизни и доброжелательного взаимодействия с миром можно развивать.

 «Ислам – действительно религия добра и мира. И наша главная задача своим примером показывать именно это. По нам же судят о нашей религии. В любом деле можно проявлять себя с благим нравом. Для кого-то это может быть поначалу не самой легкой задачей, но человек разумный легко может учиться и развиваться, потому что Всевышний наделил каждого огромным потенциалом и возможностями. И милость Его к нам не имеет границ», – подытожила она.

Комментарии 13