Среда обитания

Татарстан - чей устав в монастыре вежнее

В Татарстане сменился митрополит. На место прежнего главы православных республики владыки Анастасия (Меткин) был назначен митрополит Симбирский и Новоспасский Феофан (Ашурков), переводя на неклерикальный язык политической географии - из соседней Ульяновской области. 

В свою очередь в этот же регион был переведен Анастасий. На первый взгляд это обычная рокировка, коими полна любая  административная иерархия, будь то духовная, светская или военная. Но тут важен антураж, атмосфера, которая окутывает эту рокировку. Вернее, то как она преподносится, позиционируется определёнными кругами, которые выступают оппонентами и критиками татарстанской власти. 

Главным образом, уходу Анастасия в соседнюю область обрадовалась "определенная группа товарищей" (назовем ее так), которая целеустремленно работает на расшатывание ситуации в республике, создание негативного информационного фона, нагнетание страха и фобий среди жителей. На переднем рубеже этой возни стоит небезызвестная многим структура - РИСИ. Информационно её подпирает агентство "Регнум", которое постоянно публикует очернительские материалы про Татарстан. Такое ощущение, что именно этим оно кормится и живёт, материально и метафизически подпитывается.

Пролог. "За недобрым пойдешь, на беду набредешь"

Первоначально "эксперты" (возьмём данный термин в кавычки, так как это никакие не специалисты, а простые наймиты-пропагандисты) РИСИ в своих аналитических опусах пугали весь мир татарским сепаратизмом, "второй Чечнёй", как они называли Татарстан. Немного погодя, когда ориентиры сместились, Амелина, Сулейманов и иже с ними стали лепить из Татарстана образ ваххабитского региона, где, по утверждению Сулейманова, около трёх тысяч вооруженных экстремистов ждут сигнала от некоего центра, чтобы захватить республику. Ни много ни мало руководство Татарстана во главе с Миннихановым были ими обвинены в том, что они завербованы ваххабитским лобби, и вообще-де являются агентами их влияния. После ФСБ по Татарстану было вынуждено даже официально предупредить горе-эксперта, чтобы он прекратил заниматься распространением ложной информации.

Этот случай прекрасно иллюстрирует то, как обосновывалось участие салафитов-ваххабитов в нашумевшем деле о покушении на экс-муфтия Татарстана Файзова и его зама Валиуллина в 2012 году. Одни эмоции, педалирование штампов, игра на общественных страхах перед террористами. Общество неумолимо готово было принять версию причастности радикалов, просто потому что никто иной это сделать не мог, а они жить не могут без того, чтобы кого-нибудь не зарезать или взорвать.

Но чтобы разобраться в случившемся, в первую очередь, надо определить, кому это было выгодно. Ваххабитам? Вряд ли. Все-таки фигуры Файзова и Валиуллина не были столь масштабными и опасными для их положения. Да, критиковали, но не более. Официальные иерархи и несогласные с ними «нетрадиционники» жили в не пересекающихся измерениях. Конечно, иной раз они сталкивались, но ничего криминального из этого не выходило.

Акт первый. "Добрая слава лежит, а худая бежит"

Надо сказать, что тема того злополучного теракта сегодня редко поднимается в Татарстане. Многим понятно, что за этим стоят вовсе не пресловутые бородатые-экстремисты,  а те, кто пытается дирижировать ситуацией в Татарстане. Далеко не секрет, что у самого Файзова отношения с убитым Валиуллой Якуповым были испорчены донельзя. Последний грозился сместить муфтия с его поста, обвиняя того в неправомерных действиях против уммы. Якупов даже перед смертью был озабочен регистрацией нового муфтията в противовес файзовскому, моральный авторитет которого находился в предельно нижней точке.

К тому моменту Файзов испортил свои отношения со всеми, с кем только можно: с республиканскими властями, на которых он откровенно жаловался федеральным чиновникам, обвиняя в поддержке экстремистов; с рядовыми мусульманами, с татарской интеллигенцией, почти со всеми видными имамами республики. Как никогда «он был близок к провалу». И тут случается этот теракт, который возносит Файзова на пьедестал почета: герой, борец с экстремизмом, пострадавший от их рук, медаль от Путина…

Лето-осень 2012 года было ознаменовано в республике широкомасштабной кампанией против мусульман. Сотни арестованных лишь по признаку их активной гражданской позиции, запугивание тех, кто выражал свое несогласие действиями муфтия, разгром старой команды бывшего руководителя ДУМ РТ Гусмана Исхакова, выдавливание наиболее ярких духовных лидеров  – все это привело к тому, что напряжение в республике нарастало и ситуация могла взорваться в любой момент. Провокаторы со спичками уже были наготове…

С этого момента начинается период неопределенности в отношениях муфтия и республиканских властей. Файзов открыто заявляет о том, что он креатура Москвы и волен делать, что хочет, Казань пытается встроить его в фарватер собственной политики. Латентное противостояние находит свое выражение в информационных войнах. В поддержку одинокого Файзова встает РИСИ и Раис Сулейманов, которые в один голос начинают кричать о том, что Татарстан рассадник экстремизма и ваххабизма и вот-вот здесь начнутся боевые действия. Муфтию рисуют безупречную биографию борца с терроризмом, который-де пострадал за это правое дело.   Поляризация усиливалась.

Но все это не удержало его в кресле муфтия. Было очевидно, что татарстанская власть хорошо осведомлена, кто стоит за этим терактом. Есть силы, заинтересованные в подрыве стабильности и согласия в республике. Таким образом они планировали выбить прочную опору из-под ног местных элит, продемонстрировать их недееспособность и через это нагнетание добиться смены руководства республики, что позволило бы  им разорвать кольцо обороны и получить доступ к татарстанским авуарам. Теракт специально был организован за год до начала Универсиады, чтобы иметь возможность раскрутить эту проблему и сместить Минниханова.

По слухам, бывший и нынешний президенты Татарстана Минтимер Шаймиев и Рустам Минниханов лично просили Владимира Путина, чтобы тот позволил заменить опального Файзова на более удобную кандидатуру. 

Было очевидно, что Файзов выгоден в этом качестве определенным силам, которые сознательно создают очаги напряжения.

Но местная власть оказалась умнее и крепче, чем полагали ее оппоненты. Она выдержала удар и перешла в контратаку. Файзов и вся его пятая колонна были смещены, муфтием избран абсолютно лояльный местной элите Камиль Самигуллин.

Акт второй. Трагический

Спустя год Татарстан потрясает новая трагедия. При заходе на посадку разбивается самолет авиакомпании «Татарстан», выполнявший рейс Москва-Казань. Все находившиеся на борту погибли. Трагедия оборвала жизнь известных в республике людей: старшего сына президента Татарстана Ирека Минниханова, навещавшего свою беременную жену в Москве, начальника УФСБ по РТ Александра Антонова. 

Что важно, накануне трагедии произошёл целый  ряд событий, которые трудно назвать случайными и несвязанными. 

Начнём с самого начала. По сообщению ИА «Регнум» (куда без него),  16 ноября 2013 года, то есть накануне трагедии, сотрудники ОМОН в ходе спецоперации взяли штурмом несколько домов в деревнях Чалпы и Тумутук Азнакаевского района республики. Официального подтверждения или опровержения этой информации не поступало. А впоследствии эту тему вообще замазали чёрной краской неопределённости. 

В этот же день, якобы, были обнаружены самодельные взрывные устройства в городе Нижнекамске и Алексеевском районе республики. Загадочная информация появилась об обстреле четырьмя самопальными ракетами крупнейшего завода «Нижнекамскнефтехим». Опять-таки, одни источники утверждают, что две ракеты попали непосредственно на территорию предприятия, а околоофициальные – отрицают этот факт и заявляют о каких-то учениях.

Здесь вопросов больше, чем ответов. Неопределённость порождает ещё большее количество домыслов и самых невероятных версий. Именно 17  ноября, в момент крушения Боинга-737  президент Татарстана Рустам Минниханов проводил у себя экстренное заседание антитеррористической комиссии. Значит, был предлог? Как утверждают, глава УФСБ по РТ Антонов по этой причине срочно вылетел из Москвы, где  он находился в отпуске. Важный момент: Антонов страдал аэрофобией, то есть боялся летать на самолётах и предпочитал передвижение наземными видами транспорта. Но тут ситуация вынудила его срочно вылететь в Казань. 

Словно по сговору в одно и то же время были подожжены два православных храма в городе Чистополе и в одном из сёл Новошешминского района.  Предварительная версия – поджог. Для Татарстана эти случаи  из ряда вон выходящие, доселе такого никогда не было, даже в самые драматические моменты истории взаимоотношений татар и русских.

Примечательно, что и Чистополь, и Новошешминский район структурно входили в Чистопольскую и Нижнекамскую епархию, которая была организована за год до произошедших событий. Епархию возглавлял сам митрополит Анастасий. Говорят, что на место главы православных Татарстана он готовил человека именно из этой епархии - игумена Филарета (Кузьмина)... И по странному стечению обстоятельств храмы загораются именно там, откуда должен был взойти  преемник на митрополитский престол. 

Можно спросить любого аналитика, который однозначно подтвердит, что три факта, имеющие одинаковое содержание (в данном случае дестабилизация), произошедших в один временной континуум – связаны между собой как органические части целого. Слишком много случайностей в короткий период на небольшой территории – это уже закономерность. Все эти события словно пазлы составляют конструкт целостной  картины. А вот кто художник этого зловещего полотна? 

Акт третий. "Сколько ни путай, а концы выйдут наружу" 

Те же самые люди, что раскручивали тему ваххабизации республики, выступали в качестве информационной артиллерии и по делу митрополита Казанского и Татарстанского Анастасия. Его обвиняли во всех грехах. Но главная претензия заключалась в том, что он "продался татарстанскому руководству". 

Тот же Сулейманов, комментируя уход Анастасия "Независимой газете", говорит:

«Митрополит олицетворял собой как раз то самое «голубое лобби» в Русской православной церкви, о котором говорил протодиакон Андрей Кураев. И в этом городе епархиальными делами управляет человек, мягко говоря, сомнительной нравственности? Конечно, терпеть подобное РПЦ не могла. Но и открыто отправлять Анастасия на покой, косвенно признавая тем самым наличие «голубого лобби», тоже было бы невозможно. Поэтому решили провести рокировку. Анастасий был человеком, который всегда, что называется, смотрел в рот власти. Он был лоялен казанскому Кремлю, поэтому, например, Казань по-прежнему остается городом, где до сих пор не менее десятка православных церквей не возвращены в лоно РПЦ". 

Вообще, тема "голубого лобби" активно используется критиками Анастасия. На федеральном уровне эту тему раскручивал опальный протодиакон Кураев, который много писал о гомосексуальном скандале в Казанской духовной семинарии. Скандал получился нешуточный. С целью расследования всех обстоятельств происшедшего даже приезжала специальная комиссия РПЦ. Дело, правда, замяли. 

Но интриганов это не сильно смутило. Они целенаправленно гнули свою линию. Связи в федеральных силовых структурах у них есть, подвязки в РПЦ тоже имеются. И кампания против Анастасия продолжилась. И, судя по всему, она была поддержана одной из группировок вокруг патриарха Кирилла. В противном случае, вряд ли бы она столь громко звучала в клерикальной и медиа среде.

Примером может служить то, как встретили Анастасия в Ульяновске 20 июля с.г. Вечером на площадь перед ульяновским Спасо-Вознесенским кафедральным собором съехались на «Газелях» его противники. Как заявили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе симбирской митрополии, их было не больше 40 - 50 человек, однако ульяновские интернет-ресурсы сообщают о сотнях православных «протестантов». На видео, появившемся в сети, действительно можно увидеть внушительную группу людей — в основном женщин среднего и пожилого возраста в головных платках, которые при появлении Анастасия начинают скандировать вряд ли им прежде знакомое греческое слово «Анаксиос!» (с греч. «недостоин!»). 

Сомнительно, чтобы послушная православная паства, которая чтит духовную субординацию, самовольно решилась бы на такой "православный майдан", как его уже успели окрестить в СМИ. Чувствуется крепкая и профессиональная рука дирижёра. 

Параноидально-агрессивную ненависть "экспертов" к Татарстану можно оценить из статьи некоего Василия Стадницкого, которая была напечатана, естественно, в ИА "Регнум", но потом удалена. Но оригинал материала остался в сети. 

"Кроме того, надо учитывать ментальность русской молодежи Татарстана. Русские ребята в этой республике настолько унижены этнократической верхушкой, что готовы пойти на все, лишь бы выбраться из нищеты и бесправия. В том числе, многие готовы переспать с мужчиной. Один раз – не педераст. Тех студентов (имеется в виду семинаристы КДС - прим.автора), которые не «подписывались» на «голубую лестницу», начальство оставляло в покое и не трогало. Но рассчитывать на карьерный лифт эти студенты не могли. Скорее наоборот: неуступчивого семинариста могли отправить нищим диаконом куда – нибудь в глухой район, где ни одной действующей церкви, зато ваххабиты кишмя кишат". 

Как говорится, здесь комментарии излишни. 

Эпилог. "Корысть ненасытна"

Приход в Татарстан митрополита Феофана, человека уважаемого, авторитетного, который лично знал Ясира Арафата и является сторонником стратегического союза православия и ислама, я уверен, придаст новый духовный импульс развитию местного православного сообщества. 

Но смущает то, как "эксперты" и стоящие за ними силы пытаются представить общественности факт смены Анастасия. Вот, что пишет очередной "эксперт-религиовед" Роман Николаев:

"...татарскую этнократию, давно взявшую «под колпак» владыку Анастасия, просто поставили перед фактом: теперь в республике будет митрополит, свободный от позорных страстей прежнего епископа, а вследствие этого способный отстаивать интересы РПЦ и защищать Православие. Показательно, что подконтрольные Казанскому кремлю местные СМИ принялись оплакивать отъезд Анастасия в Ульяновск, рассуждая на тему его непревзойденной «толерантности». Одновременно со стороны татарских националистов посыпались предсказания, что митрополит Феофан «нарушит устоявшееся межрелигиозное равновесие. Совершенно непонятно, что это означает. Но понятно, что Казанский кремль вполне устраивало, когда православные в Татарстане стали религиозным меньшинством, доведенные чуть ли не до статуса «зимми»". 

Без сомнения, проблема притеснения православных в Татарстане высосана из пальца. Количество церквей в республике более 450, хотя в 1988 году их было едва ли больше 20-ти. Немалые средства вкладываются и в возрождение града Свияжск, чтимого православными, и так далее и так далее. Но критиканы не хотят этого видеть. Цель-то у них другая. 

Они делают всё, чтобы расшатать позиции Татарстана. Сначала были обвинения в сепаратизме, затем - в ваххабизме, теперь вот, поняв, что прежние обвинения рассыпались в прах, - обвинение в притеснении православных. Лозунг простой, но действенный - наших бьют! Риторика немногочисленных "экспертов-критиков" штампирована и провокационна: больше эмоций, передёргивание фактов. Как средство психологического давления работает безупречно. Кураторы-то профессионалы. 

Всё это наводит на одну мысль: против Татарстана ведётся большая игра. Игра на понижение республики, в том числе  используя изощренные методы воздействия на общественность. У этих сил есть стартовые позиции в виде поддержки определенной части силового сегмента федеральной власти, которая все еще рассчитывает прижать Татарстан к ногтю, а позже расщепить и разделить его экономическое достояние. Так как это произошло с Башкортостаном, когда команда бывшего Президента республики Муртазы Рахимова и его сына Урала была наголову разбита московскими финансово-промышленными группами во главе с АФК «Система», которая и завладела лакомым нефтедобывающим и перерабатывающим сектором.

Напомню, что на сегодня  ОАО «Татнефть» — фундамент татарстанского социально-экономического благополучия и политической субъектности — единственная столь крупная нефтяная компания, не вошедшая в состав гигантских федеральных нефтеконсорциумов. Хотя такие попытки отмечались, но нельзя сказать, что это были полноценные атаки, так, скорее, разведка боем. 

Комментарии 2