Среда обитания

Ланг: Давление на ислам усиливает радикализм в обществе

Аналитик Центра восточных исследований в Польше Йозеф Ланг, изучающий религиозно-радикальную ситуациюв странах Центральной Азии, поделился с «Азаттыком» подробностями своих исследований.

«Азаттык»: Начнем с радикальных организаций, которые активно действуют в регионе.  Какие организации входят в этот список?

Йозеф Ланг: Радикальные организации прилагают большие усилия для распространения своих идей и влияния. В эпоху глобализации  для осуществления своей деятельности им необязательно находиться в каком-то конкретном регионе. Террористические организации, такие как«Исламское государство»​  в Ираке и TDP (Tehreek Difa-e-Pakistan) в Пакистане, стараются вести активную политику по всему миру для вербовки новых людей в свои ряды и поиска источников финансирования. Другими словами, они не ограничиваются захваченными или нет конкретными регионами.

В настоящее время Центральная Азия указанными организациями рассматривается в качестве территорий, где высока вероятность набора новых боевиков. До начала событий в Сирии и Ираке такие радикальные организации как «Исламское движение Узбекистана», объединение «Исламский джихад» тоже активно работали в Центральной Азии, через Интернет вербовали людей в свои ряды.

«Азаттык»: При возвращении боевиков риск распространения ими на родине идей радикального ислама увеличивается?

Йозеф Ланг: Да. Есть основания предполагать, что число уезжающих в Сирию и Ирак из Центральной Азии увеличится. Однако это предложение относится не только к данному региону. Можно сказать, это мировой тренд. Активную работу по вербовке можно наблюдать в странах южного Кавказа, даже в Западной Европе.

«Азаттык»: Что толкает людей срываться с места и ехать в Сирию или Ирак для участия в боевых действиях? Почему такое происходит?

Йозеф Ланг: Причин очень много. Все зависит от решения самих людей и их жизненных обстоятельств. Это может быть идейный порыв, радикализация или личный вопрос. Возможно, радикалисты разработали методику воздействия на человека в зависимости от конкретной ситуации.

Мусульмане Советского союза оставались за бортом тех политических, религиозных и идеологических процессов, которые наблюдались в остальной части исламского мира. Идеи начали проникать после распада СССР и открытия границ. Поэтому процессы, через которые мусульмане в других странах проходили годами, в Центральной Азии происходят в ускоренном темпе. 

«Азаттык»: По различным сведениям, число кыргызстанцев в рядах«Исламского государства»​ достигает 250 человек, казахстанцев - 400, есть рекруты из других стран ЦА. По другим данным, другие цифры. У вас есть более точные сведения? 

Йозеф Ланг: Это нужно выяснять, какое число людей сосредоточено в Сирии и Ираке и из каких государств. Но никто не сможет предоставить точные цифры. Если сравнивать, то число граждан стран Центральной Азии, присоединившихя к «Исламскому движению Узбекистана» и «Исламскому джихаду» в Афганистане и Пакистане, меньше тех, кто вошел в ряды «Исламского государства» в Сирии и Ираке. Причина этого - активная пропаганда и вербовка, удобная логистика. Чтобы оказаться в Сирии, необходимо добраться до Турции и пересечь турецко-сирийскую границу.

«Азаттык»Какой метод должны выбрать власти и силовые органы стран в борьбе с радикальными организациями? Необходимо применять силовые методы или можно обойтись профилактикой?

Йозеф Ланг: В краткосрочной перспективе силовой метод кажется более эффективным. Предполагаемых террористов, лиц, представляющих угрозу обществу, можно изолировать, арестовать. Однако их все равно когда-то придется освободить. Необязательно все радикально настроенные граждане,  хотят стать террористами, взять в руки оружие и идти воевать. Подмечено, что если людей держать под стражей, процесс радикализации общества происходит еще быстрее. То есть, в долгосрочной перспективе силовой метод малоэффективен, наоборот, он способствует росту числа радикально настроенных людей и террористов.

В странах Центральной Азии организации «Таблиги жамаат» и «Хизб-ут Тахрир» считаются экстремистскими и террористическими.

«Хизб-ут Тахрир» в регионе преследует идею создания халифата, а также имеет политические цели. «Таблиги жамаат» же поддерживает прозелитизм и придерживается религиозных целей.

Если проанализировать, эти организации не поддерживают методы вооруженной борьбы и террора. Однако, если присмотреться на их цели и планы, то их можно назвать радикальным. Если судить по деятельности, то назвать их радикальными нельзя. 

Например, главный офис «Хизб-ут Тахрира» ранее располагался в Лондоне. Как мне известно, он переехал в Ливан. Значит, подобные организации смогут работать на правовом поле. До аннексии Крыма Россией «Хизб-ут Тахрир» действовал на полуострове почти открыто. 

«Азаттык»: В какой из стран Центральной Азии радикализма больше?

Йозеф Ланг: Мне кажется, наиболее острая ситуация в Таджикистане. Здесь ислам всегда играл важную роль. Правительство препятствует и создает барьеры исламским политическим организациям. К примеру, «Партии исламского возрождения». В Таджикистане детям запрещено посещать мечети. Подобные меры приведут к еще большей радикализации общества. В Узбекистане схожая ситуация. Если на сформировавшийся ислам оказывать сильное давление, это вызовет противодействие, и радикализация будет только усиливаться.

Комментарии 1