События

ЕСПЧ признал нарушение права на жизнь по иску к России от пострадавших Беслана

Речь идет о теракте в Беслане, тогда погибли свыше 300 человек. Родственники жертв теракта обратились в суд с просьбой рассмотрения правомерности штурма и объективного расследования

(На фото: День памяти жертв террористического акта в Беслане. Фото: Владимир Мукагов/ТАСС)

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес сегодня решение по делу о теракте в Беслане. Суд признал нарушение права на жизнь и права на эффективную правовую защиту по иску «Матерей Беслана» к России.

Жалоба заложников и их родственников была принята к рассмотрению в апреле 2012 года. Заявители считают, что российские власти не предприняли мер для предотвращения теракта. Кроме того, они просят ЕСПЧ дать оценку правомерности решения о штурме здания школы.

Как Европейский суд по правам человека рассматривает подобные дела?

Заявители говорят, что обратились в ЕСПЧ, потому что потеряли надежду на справедливый суд в России. Как заявляла ранее одна из членов комитета «Матери Беслана» Анета Гадиева, если бы власть провела объективное расследование и наказала виновных, родственники погибших и пострадавших в теракте не стали бы подавать заявление в Страсбургский суд.

Какого решения ждали авторы жалобы, Business FM рассказал их адвокат Сергей Князькин.

Сергей Князькин, адвокат

«Много лет «Матери Беслана» добиваются пересмотра дел, которые были возбуждены в отношении местных чиновников, где как раз они и требовали признать действия чиновников нарушающими их права, нарушающими закон. Здесь это является основанием для пересмотра этих дел, чтобы государство в конце концов сказало — да, здесь права граждан были нарушены, и местные чиновники виноваты».

В качестве обоснования своих требований обратившиеся в ЕСПЧ приводят такие доводы: по делу о теракте в Беслане был осужден только один человек — Нурпаша Кулаев, по данным следствия,  это единственный выживший из террористов. А трое местных милиционеров, которые обвинялись в халатности, в итоге попали под амнистию.

Родственники погибших и пострадавших также утверждают, что власти знали о готовящемся теракте, но не сделали ничего, чтобы его предотвратить. А во время штурма школы, в которой находились заложники, произошло чрезмерное употребление силы, в том числе, использована тяжелая военная техника.

 Жертвами бесланского теракта стали свыше 300 человек, из них 186 — дети. Число пострадавших превысило 800. 

Как Страсбургский суд рассматривает подобные дела? Объясняет председатель президиума коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» Игорь Трунов, который ранее представлял интересы других россиян, обратившихся в ЕСПЧ.

Игорь Трунов, председатель президиума коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры»

«Европейский суд судит на основе прецедента. Подобного рода дела были. Скорее всего, подобного рода операции проводились, потому что туда стекаются и турецко-курдские террористические акты и другие. Если истцы предоставляют какие-то экспертные заключения, то Европейский суд может дать им ту или иную оценку, но сам европейский суд никаких экспертиз не проводит и никаких экспертных заключений не дает».

Ранее ЕСПЧ уже вынес решение по похожей жалобе. В декабре 2011 года суд удовлетворил коллективную жалобу пострадавших от теракта в Доме культуры на Дубровке во время мюзикла «Норд-Ост». Тогда ЕСПЧ постановил, что у властей были все основания прервать переговоры с террористами и начать штурм. Суд решил, что оправданно было и применение газа. Но, как отметили судьи, спасательная операция после штурма была плохо подготовлена. И в этой части Россия нарушила свои обязательства, взятые при подписании европейской конвенции о правах человека.

Есть ли у судей ЕСПЧ необходимые знания и опыт, чтобы оценивать эффективность проведения той или иной спецоперации? И обладают ли они всей полнотой информации? Эти вопросы мы задали президенту международной ассоциации ветеранов спецподразделений «Альфа» Сергею Гончарову.

Сергей Гончаров, президент международной ассоциации ветеранов спецподразделений «Альфа»

«Если кто-то пытается разобраться, предъявить России или нашему спецназу претензии, они должны прибыть на место, посмотреть, как это было, и после этого уже выносить решение. Сейчас это очередная пиар-кампания, очередной наезд на Россию и не более».

Теоретически, Россия может обжаловать решение ЕСПЧ в Большой палате Страсбургского суда. Правда, еще не факт, что палата примет жалобу к рассмотрению. Может и отклонить, и повлиять на это российское государство не в состоянии.

Комментарии 1