Среда обитания

Приговоренный к пожизненному заключению фигурант «дела 58-ми» Расул Кудаев ждет апелляции в одиночке

Приговоренный к пожизненному заключению Верховным судом КБР и признанный правозащитным центром «Мемориал» политическим заключенным  Расул Кудаев ждет начала апелляционных процедур в одиночной камере СИЗО Нальчика.

Ищем иностранный след

Со слов адвоката Батыра Ахильгова его подзащитный Расул Кудаев сейчас знакомится с материалами дела и готовится к апелляционной жалобе. Пока говорить о каких-либо результатах еще рано. «Сейчас Расул сидит в одиночной камере, есть определенные ограничения по передаче продуктов», – рассказал адвокат КАВПОЛИТу по телефону.

Кудаев, или «русский талиб», как его часто называют коллеги-журналисты, был арестован через десять дней после событий октября 2005 года, когда вооруженная группа людей напала на Нальчик. За год до этого он был отпущен из американской тюрьмы Гуантанамо за отсутствием состава преступления.

Обвинение по «делу 58-ми» считает вину Расула доказанной, но, по мнению правозащитников, уголовное дело в отношении него было сфабриковано. Они уверены, что Кудаев подвергался пыткам, у него есть алиби, а состояние его здоровья не позволяло ему участвовать в нападении. «Политический мотив преследования Кудаева видится в выстраивании доказательств иностранного следа в действиях мусульманских повстанцев на Северном Кавказе», – отмечается в пресс-релизе «Мемориала».

Дух не сломлен

«Расул очень сильно похудел и ослаб. Я пытаюсь обратить внимание врачей на его состояние. Пока результатов нет. Но все эти обстоятельства  никогда не сломают веру и дух Расула», – рассказала КАВПОЛИТу его мать Фатима Текаева-Кудаева. Недавно она побывала на свидании с сыном, никаких препятствий в том, чтобы видеться, им не создают. 

«Пока все как раньше, изменений в деле нет. Были некоторые проблемы с передачей продуктов питания. А на днях, когда была на свидании, увидела у него на голове большую шишку. Остается только догадываться, почему она появилась. Последние три года Расула беспокоят сильные головные боли. Он все время пьет лекарства, скорее всего, держать пост в месяц Рамадан он не сможет. Если даст Всевышний, посла уразы надеюсь полностью обследовать состояние его здоровья», – говорит мать заключенного.

Осужденные по «делу 58-ми» почти все постятся, но из мясных продуктов к передаче разрешена только копченая колбаса. «На ней пост никто не выдержит. Раньше могли передавать копченое или сушеное мясо, а сейчас можно только колбасу. Хотя перед Рамаданом разрешили еще копченую курицу», – рассказывает Фатима Текаева-Кудаева.

2х2

Все пятеро приговоренных к пожизненному заключению переведены в отдельные камеры. Со слов Фатимы, это «каменный мешок» размером 2х2 метра. Внутри камеры – железная решетка. «Получается, они сидят в клетках внутри камеры. Все там: умывальник, кровать, туалет. Вот такие условия», – говорит мать Расула Кудаева.

Ее сын уже завершил ознакомление с материалами дела. Но когда оно уйдет в Верховный суд РФ, сколько времени потребуется федеральным судьям на знакомство с ними, остается только гадать.

«Я сейчас в таком тупике, в котором не была все эти десять лет! Абсолютная неопределенность, что и как будет дальше, не могу даже предположить. Встречалась с представителями Верховного суда КБР. Пока комментировать происходящее они не хотят, но среди ребят ходят разговоры, что пересмотр приговоров может происходить по видеоконференции. Говорят, судьи боятся ехать на Кавказ. Хотя я не могу понять, чего опасаться в нашей республике?» – рассуждает Фатима Текаева-Кудаева.

Фабрика дел

По словам матери Расула, события 2005 года были ожидаемыми. Предшествовали им провокации против молодых людей, которым напрямую предлагали уйти в «лес», проводились собрания с родителями «неблагонадежных мусульман», закрывались мечети.

Расул Кудаев до ареста, в 2005 году. Фото: Amnesty International

«Если дело пересмотрят, заново изучат все факты, и будут соблюдены все законы, многие должны быть освобождены. Но это лишь мое предположение. Боюсь, никто не выйдет на свободу, даже сроки не будут снижены.

При вынесении приговора родители надеялись, что их сыновья будут освобождены прямо в зале суда. Конечно, те из ребят, кто ни в чем не участвовали, тоже были уверены, что выйдут. Но сами видите, как все повернулось. И даже после этого некоторые надеются на Верховный суд РФ, на его снисхождение», – говорит собеседница КАВПОЛИТа.

Видеоконференция не покажет всей обстановки, считает женщина. «Было бы лучше, если судьи Верховного суда РФ приехали в Нальчик. Я понимаю, им неинтересны судьбы наших детей. Но неужели хотя бы ради любопытства или в качестве проверки, как проводились следствие и процесс этого громкого дела, они не станут знакомиться с материалами?

Мне кажется, пройдет не менее года, прежде чем можно будет говорить о каких-то результатах. Прокуратура обжаловать приговор не станет, ведь всем и так дали большие сроки. Но еще больше боюсь, когда после всех процедур их начнут перевозить на место отбывания наказания. Что будет в пути, как все сложится там?

По запросу получила некоторые документы – протоколы допросов, очных ставок. Они очень интересные. Есть документы, подтверждающие факты пыток. В деле Расула есть протокол вызова скорой помощи, врачи которой зафиксировали избиение. Но после такие выписки делать запретили.

Некоторые допрашиваемые засекречены. У них спрашивают, вам или детям кто-нибудь угрожает из родственников подсудимых. Они говорят – нет. Так почему свидетели засекречены? Не факт, что они на самом деле что-то или кого-то видели», – считает мать Расула Кудаева.

Кавказ, политика, вера

Несмотря на все свои заботы и проблемы, Фатима активно интересуется политикой и рассуждает о текущей ситуации.

«Не хочу на этой стадии давать активные комментарии, говорить о чем-либо, чтобы не навредить положению Расула. Но его осудили за его веру и стойкость. Уж очень все сложно стало внутри страны и обстановка вокруг России. Все время говорят: Кавказ, Кавказ! Пытаются опять Чечню раскачать. Все это тоже надо анализировать, это политика.

Тогда родителям надо было сплотиться и всем вместе защищать интересы своих сыновей. Но время упущено. Я с первого дня ездила, говорила о процессе, о фактах нарушений, о пытках. Если бы дело не получило такого резонанса, их положение могло быть еще хуже. 

Дело большое, по нему проходит очень большое количество людей. А процесс – это фарс. Складывается мнение о политическом заказе», – говорит мать Расула Кудаева.

Автор: Азамат Муратов

Комментарии 0