События

За «пятницей террора» может стоять международная баасистско-алавитская мафия, - Р. Мухаметов

В пятницу, 26 июня, в мире произошло несколько громких терактов. Боевики на катерах расстреляли прямо на пляже у пятизвездочных отелей тунисского курорта Сус десятки туристов. Среди постояльцев есть и россияне. В шиитской мечети в столице Кувейта террорист-смертник привел в действие взрывное устройство — по меньшей мере 24 человека погибли. Ответственность за теракт на себя взяла организация «ИГ» (ее деятельность законодательно запрещена в России). На юго-востоке Франции в городке Сен-Кентан-Фавалье двое террористов атаковали местный химзавод и пригвоздили к воротам предприятия вместе с флагом «ИГ» голову убитого ими менеджера транспортной компании из соседнего города.

Свое мнение о серии терактов высказывает наш постоянный обозреватель, политолог и публицист Абдулла Ринат Мухаметов.

- Первое.Провал (точнее, подавление) Арабской весны и в целом умеренно-исламистского проекта на данном этапе вызвал в исламском мире гиперрадикализацию в виде «ИГ». Ослабление одной тенденции будет неизбежно вызывать усиление другой. Даже если «ИГ» исчезнет, на смену ему может прийти еще более радикальная сила. К такому повороту, в нынешних условиях, к сожалению, надо быть готовыми.

На Большом Ближнем Востоке почва для гиперрадикализации более чем подготовлена. Несколько поколений выросли в условиях бесконечного беспредела, войн, диктатуры, нищеты, угнетения и коррупции. Свержение умеренно-исламистских режимов при попустительстве Запада, поддержка США и их союзниками врагов «братьев-мусульман» в Ливии, Египте, Сирии, Тунисе и Йемене и вообще срыв Арабской весны резко усугубили ситуацию, создав у многих впечатление в невозможности эволюционной реформации социально-политическими методами.

Политолог, журналист Абдулла Ринат Мухаметов
Политолог, журналист Абдулла Ринат Мухаметов

Новое «бешеное» посталькаидовское поколение «джихадистов» нашло свое выражение в «ИГ». Эта организация привлекает успешным брендом, четкой, недвусмысленной идеологией, эффективным пиаром и возможностью получать серьезное и стабильное финансирование.

«ИГ» даже не нужно самому ничего делать. Его филиалы открываются сами собой. Заявки на «франшизу» уже прозвучали от различных организаций в Черной и Северной Африке, Пакистане, Афганистане, Юго-Восточной Азии, на Кавказе. Многие тамошние группы второго порядка, в том числе те, кто ранее ориентировался на сети формата «Аль-Каиды», присягают главе «ИГ» в надежде получить поддержку.

Сейчас в рамках «ИГ» и родственных организаций в разных странах («Боко Харама» в Нигерии, «Аш-Шабаб» в Сомали, группы в Ливии, индо-пакистанском регионе, на Северном Кавказе, в Юго-Восточной Азии) находят себя те, кто оттеснены на вторые роли «ветеранами джихада». Последних упрекают в политических играх, тайных связях, коррупции, неискренности, подмене цели – халифат средством – борьбой во имя его.

Видимо, произошедшее в Тунисе, во Франции и в Кувейте следует рассматривать в этом ключе. Громкими терактами тамошние ориентированные на «ИГ» группы заявляют о себе как о своего рода международном крыле организации, филиалами «Халифата» за его пределами. Действуют они, скорее всего, по большой части самостоятельно и по собственной инициативе.

Таким образом, у «ИГ» появляется не только своя «Советская Россия», но и свой «Коминтерн», если сравнивать происходящее с ранним большевизмом. Пока этот процесс в самом начале, но, возможно, при негативном стечении обстоятельств, он еще даст свои всходы.

Второе. Очень настораживает и удивляет синхронизированность и масштабность акций. Теракты совершены практически одновременно в трех столь разных странах. В результате они воспринимаются мировым сообществом, прежде всего на Западе, как один жуткий удар, как нападение «ИГ» не просто на других мусульман, которых они считают неправильными, а уже на европейцев. В памяти сразу всплывает 11 сентября, Бин Ладен и теракты начала «нулевых».

При всех успехах «ИГ» я все-таки не уверен, что у него есть такие международные связи и коммуникативные возможности, которые позволяют провести в одиночку синхронно три акции в столь разных странах. Тем более, при всей брутальности «ИГ» мне все-таки кажется, что его лидеры сейчас больше озабоченны боями в Сирии и Ираке, а не европейскими туристами на пляжах Туниса.

В этой связи возникает подозрение, что случившееся может быть результатом сторонних манипуляций. Естественно, скорее всего, не прямых и не в полной мере. Но говорить о внешней руке, мне кажется, допустимо.

Речь ни о пресловутых ЦРУ, «Моссаде» или даже МИ-6. Все проще.

Лидеры сирийской оппозиции (как исламисты, так и светские) давно прямо и публично говорят о масштабной и разносторонней поддержке (финансовой, военной, технической, информационной) «ИГ» со стороны режима Башара Асада. На сей счет, со ссылкой на прямые и косвенными данные, много писалось самыми разными политиками и исследователями.

По этой версии, «ИГ» поддерживался и частично контролировался Асадом в целях разжигания внутреннеповстанческой борьбы и дискредитации оппозиции перед мировым сообществом. Однозначно, говорить тут невозможно. Но не исключено, что договоренности о некоем разделе сфер влияния могли иметь место. Двойная игра на Ближнем Востоке сегодня - распространенное явление.

По факту за время своего существования «ИГ» в Сирии в основном вела и ведет до сих пор боевые действия не против правительственных сил, а против «Джабхат ан-Нусры» и других оппозиционных групп. Более того, действия членов этой организации не редко давали режиму Асада повод представлять перед всем миром его противников безумными террористами, вырезающими христиан и представителей других меньшинств, в частности язидов. В итоге помощь сирийской оппозиции действительно заметно сократилась, а общественное мнение на Западе утратило оптимизм относительно свержения баасистского режима.

Если версия о руке Дамаска в становлении и укреплении ИГ верна, то сегодня те, кого они считали почти своими марионетками, конечно, вышли из-под контроля. Но схемы и методы наработаны, они никуда не делись.

Да, в документах Сноудена проходила информация о сотрудничестве сирийской мухабараты с ЦРУ в борьбе с «международным исламским терроризмом» (похищения людей, тайные тюрьмы, выдача в Гуантанамо). Но, с другой стороны, многие специалисты обвиняют сирийские спецслужбы, как, кстати, и египетские времен Хосни Мубарака, в манипулировании молодыми радикалами в целях укрепления собственного режима через разного рода провокации (в том числе направленных на разжигание межрелигиозной мусульмано-христианской вражды и внутримусульманских конфликтов), а также в целях выбивания из Запада дополнительных средств на «войну с экстремизмом» и в надежде предстать перед миром в роли форпоста светсткости и цивилизации в океане варварства.

Все это даром, конечно, не прошло.

В данный момент положение Асада тяжело, как никогда. Он не контролирует большую часть территории. Относительно реальной перспективы взятия Дамаска вовсю бьет тревогу проасадовское лобби в России на всех ток-шоу.

Тут надо напомнить, что режим Асада – это далеко не только Сирия. Это огромная международная баасистско-алавитской мафиозная сеть, которая контролирует серьезные ресурсы и имеет самые глубокие и обширные связи.

«Forbes» поместил Асада на седьмое место среди наиболее богатых арабских правителей. По данным журнала, его финансовое состояние достигает 1,5 миллиардов долларов США. Но это лично Башар. В то же время «InvestoPedia» (www.investopedia.com) приводит информацию о точно установленных активах, зарегистрированных на лиц из окружения сирийского президента, стоимость которых исчисляется $ 122 миллиардов.

В распоряжении известного сайта «Wikileaks» оказался секретный документ, в котором говорится, кто управляет этими колоссальными активами внутри и за пределами страны. Это Зухаир Сахлул и Набиль Кузбари – два крупных предпринимателя, дядя Асада по материнской линии Мухаммад Махлуф и его тесть Фаваз Ахрас.

Крах режима в Дамаске будет означать конец для этой бизнес-империи. Ее выгодополучатели пойдут на все, чтобы этого не допустить и отвести опасность.

Благодаря «ИГ», вольно или невольно с его стороны, им уже в значительной степени удалось убедить весь мир, что Асад при всех его недостатках в виде использования химического оружия и массированных бомбардировок против гражданского населении, - это «хоть и сукин сын, но свой сукин сын» и меньшее из зол в современной Сирии. Теперь, после терактов против западных туристов в Тунисе и во Франции западный обыватель окончательно убеждается, что с Асадом надо не бороться, а спасать его, иначе головорезы «ИГ» после падения Дамаска придут в Париж.

В общем, если раньше фактор «ИГ» играл на руку Асаду внутри Сирии, то сегодня он оказался задействован на международной арене. Мы не можем тут говорить о прямой связи, т.к. достаточных фактов нет, но объективно ситуация выглядит именно так. Краха сирийского режима сейчас Запад точно не допустит. Что собственно тому и требовалось доказать.

Комментарии 1