Просвещение

Абу Мухаммад Аль-Макдиси: Почему я не называл их до сих пор хариджитами...

Абу Мухаммад Аль-Макдиси: "Почему я не называл их до сих пор хариджитами, хотя среди них есть те, кто хуже хариджитов"

Некоторые близкие мне люди упрекали меня и гневались на меня, почему я до сих пор не называл джамаат «Дауля» прямо хариджитами, и упоминали, что многие молодые братья и ищущие знания воздерживаются от сражения с ними на том основании, что я не назвал их хариджитами. По этому поводу я хочу сказать:

1. Моя нелюбовь к этому термину ни в коме случае не означает, что я оправдываю или отбеливаю их, и иногда я вижу, что некоторые из них хуже, чем хавариджи.

— Так, хавариджи выносили такфир за большие грехи, эти же люди выносят такфир за самые что ни на есть благие дела, после того как поменяют их названия на «грех», «предательство» и «сахават».

— Вынесение такфира у многих из их сторонников основано на страстях и вражде, над ними довлеет невежество, отсутствие понимания и мечтательная глупость.

— Хариджиты не лгали, а я общался с этими людьми и обнаружил, что некоторые из них более лживы, чем рафидиты, и больше клевещут, чем иудеи.

— Они воюют и убивают лучших людей Уммы Мухаммада, ﷺ, из числа муджахидов, проливая их кровь и захватывая их имущество, они решительнее и быстрее убивают их, чем исконных кафиров, потому что считают их муртаддами, а муртадд хуже, чем исконный кафир. В хадисе сообщается: «Если кто-то выйдет против моей Уммы, убивая праведных и грешных, не щадя верующих, не выполняя заключенных договоров, то он не из моей Уммы. И если кто-то выйдет под слепым знаменем, сражаясь из-за фанатичной преданности, гневаясь из-за фанатичной преданности, помогая из-за фанатичной преданности, и будет убит, то его смерть будет джахилийской смертью».

Как же можно подумать, что я хвалю их или потакаю им после той позиции, которую я детально разъяснил несколько раз, и на которую не влияет тот факт, что я ограничился тем, что процитировал слова, сказанные мне в переписке их шариатскими, которые подтвердили, что в их рядах и среди их шариатских есть хариджиты. И то, что не называю их всех хариджитами вовсе не значит, что я оправдываю или обеляю их. И также я дал фатву об отражении их агрессии, если они нападают на муджахидов, и о том, что муджахиды должны помогать друг другу в отражении их нападений, когда это нужно, не оказывая против них помощи муртаддам.

2. Добавлю также, что я не порицаю использование этого термина моими братьями из числа надежных ученых, такими, как Абу Катада, да сохранит его Аллах, который назвал их хариджитами, потому что знаю, что он не использует подобные термины – как это делают некоторые другие – проявляя нечестие в конфликте, или защищая тагутов, или желая им угодить, или по другим недостойным причинам. Он называет их так по своему благоразумию, следованию истине и своему опыту с подобными людьми. Поэтому мы видим, что он разъясняет и уточняет, что использование этого термина не означает обязательно, что каждый из членов «Даули» хариджит, и достаточно того, чтобы эта характеристика присутствовала в руководстве вооруженной группы (таифа мумтани’а), для того, чтобы использовать в отношении её этот термин, потому что руководство и лидеры группы – это те люди, которые направляют её к пролитию крови мусульман и такфиру муджахидов. И нет влияния у того, кто обманулся ими и последовал за ними, даже если он будет самым богобоязненным из людей. Однако, зная, что большинство не поймёт этих тонкостей, я предпочел не использовать это название, в то же время и не порицая его использование.

Также хочу добавить к этому, что шейх Абу Катада утверждает, что война «Даули» против рафидитов и нусайритов похвальна, и тот, кто находится в Ираке и не находит никого, кроме «Даули» для сражения против рафидитов, должен сражаться вместе с ними. Как это непохоже на распутство тех, кто считает рафидитов меньшим злом, чем «Дауля», и кто считает тагутов и Обаму лучшими, чем «Дауля». И как непохоже это уточнение шейха Абу Катады на тех, кто огульно распространяет на всех членов «Даули» хукм хариджитов исходя из своей вражды с ними и стремясь к их полному уничтожению, не принимая во внимание того, что среди них есть обманувшиеся братья, которые пришли ради джихада и соблазнились названием «халифат»; и такие люди, стремясь к уничтожению всех членов «Даули» без разбора, добиваются исполнения желаний тагутов.

3. Я знаю, что вражда некоторых групп, находящихся на земле Шама, с организацией «Дауля» это не шариатский религиозный спор, а либо вражда по причинам дунья, либо по приказам, указаниям и желаниям поддерживающих их хозяев. И я не хочу, чтобы моё имя было замешано в этой грязной игре, и потому поклялся, что не дам им ничего, что они могли бы использовать в этой свой грязной войне. Я не желал становиться инструментом в руках заговорщиков и медлил, чтобы доставить им боль и дать время для обманувших братьев в джамаате «Дауля», чтобы они, видя мою беспристрастность и искренность в их отношении, могли покаяться и отвратиться от своих ошибок, и чтобы избежать пролития крови моих братьев, которые ждали моей фатвы, чтобы они не вмешались в битву, в которой нет для нас никакой пользы.

И пусть никто не говорит, что Абу Катада не принял всё это во внимание, совсем нет! Я полон почтения к нему, и избранная им позиция заслуживает уважения. Однако у каждого из нас есть своя группа и свои ученики, которые смотрят на него и ждут его слов, и мы дополняем друг друга, хвала Аллаху, поддерживая важный баланс на полях джихада, даже если это и порицают лжецы и отрицают неблагодарные.

Я и шейх Абу Катада знаем, что Шам стал полем для международных заговоров и игр спецслужб, и что организация «Дауля» по своей глупости и тупости своего руководства и многих из членов стала в этой игре одной из фигур, которые используются для достижения целей этой игры. Это не значит, что «Дауля» обязательно является агентом врагов ислам, однако враги используют её благодаря тупости её руководства. И мы не хотим, чтобы наши позиции, наши фатвы и используемые нами термины были использованы в этой грязной игре для достижения их мерзких целей.

4. Поэтому ни один из нас до сих пор не давал фатвы о сражении с ними за исключением случаев отражения агрессии, чтобы не были использованы наши фатвы для достижения желаний тагутов и стоящих за их спинами крестопоклонников и тех, кто старается уничтожить «Даулю» на данном этапе, чтобы затем им было легче уничтожить «Джабхату-н-нусра» и подобные ей группы, отказывающиеся подчиняться желаниями врагов джихада.

5. С термином «хариджиты» связанны шариатские ахкамы (законоположения), которые могут быть использованы проводниками чужеземных интересов, находящиеся в отклонившихся группах. К этим интересам относятся, в частности, призыв к поголовному уничтожению членов «Даули» без разбора между обманутыми из их числа и другими, и я не хочу открывать эту дверь для людей, некоторые из которых могут быть хуже чем сторонники крайностей и хариджиты, особенно с учётом того, что эти люди уже открыли её фатвами своих «шариатских» и шейхов из числа мурджиитов и правительственных учёных как внутри Шама так и за рубежом, чем обрадовали врагов Аллаха и дали рафидитам и тагутам возможность использовать этот термин без разбора в отношении джамаата «Дауля». Так зачем мне вступать в эту войну, которая не есть моя война, в то время как мы расходимся с этими людьми в основах, не говоря уже о второстепенных вопросах, и поэтому, когда хариджиты и сторонники чрезмерностей сражаются с рафидитами и нусайритами, мы радуемся этому и желаем им победы до тех пор, пока они не начинают сражаться с несогласными с ними суннитами. В то же время мы видим, что некоторые из этих отклонившихся от истины людей желают победы рафидитов над «Даулей».

6. Названия «халифат» и «исламское государство» — одни из самых любимых для меня и каждого мусульманина названий, и моя вражда ни в коему случае не относится к этим названиям, а к тем, кто дискредитирует их своей чрезмерностью и такфиром мусульман и пролитием крови мусульман. Мне точно известно, что джамаат «Дауля» выносит такфир «Джабахату-н-нусре» не говоря уже о других группах, и считает дозволенной проливать кровь её членов, так же как кровь всех, кто оказывается в их власти из несогласных с ними муджахидов и ученых, без разницы в Шаме или Ираке, Афганистане или Ливии и в других местах, на том основании, что их оппоненты якобы стоят на пути осуществления плана по восстановлению Халифата! Они надели на себя одних одежду борцов за Халифат, чтобы после этого называть «сахаватом», «агентом кафиров», «предателем» и «муртаддом» каждого, кто не согласен с ними. Этим обольстилась их невежественная масса, дозволяя себе на этом основании с лёгкостью проливать кровь мусульман.

7. Моя позиция в отношении организации «Дауля» не строится, как заявляют многие из них, на непроверенных слухах, которые доходят до меня со стороны тех, кто враждует с ними. Наоборот, я строю её на своей собственной точке зрения и прямых контактах с ними. Отсюда я знаю, что эти люди придают значение хукму Шариата только если он служит в их интересах, и что они не заслуживают доверия в вопросах жизни и чести мусульман. Самыми яркими примерами в этой области являются:

— то, что я призвал их к третейскому шариатскому разбирательству у судьи, который удовлетворял выставленным ими условиям, и после нескольких месяцев проволочек они открыто отказались от этого разбирательства, и это то, что произошло лично у меня с ними, и этого достаточно для того, в чьём сердце есть жизнь, чтобы понять, что они лжецы, не уважающие шариат Аллаха и не заслуживающие доверия в его установлении.

— также их пренебрежение жизнью нашей сестры Саджада, и то, что они предпочли снять и выпустить свой фильм, а не спасти её от казни, когда им пригрозили, что, если они убьют лётчика, Саджада будет казнена, и тем не менее они предпочли выпустить фильм с сожжением лётчика спасению Саджады. Это показывает, что им нельзя доверять в вопросах крови мусульман и не заслуживают того, чтобы быть их милосердными предводителями и лидерами.

И по этим двум вопросам я вызываю на взаимные проклятия руководство «Даули»: за то, что они отказались от третейского суда, который я предложил им в соответствии с их условиями, и за то, что получив предупреждение, что Саджада будет казнена, если они убьют лётчика, они тем не менее предпочли выпустить фильм, после того, как врали и говорили, что собираются отказаться от его казни, если Саджада будет освобождена, при том, что на тот момент уже казнили его по постановлению своего шариатского суда… И Саджада и Зийад Аль-Карбули были казнены из-за настойчивости «Даули» в любви к пропаганде, публичным акциям и старанию возбудить чувства, предпочитая всё это жизням мусульман.

К их клевете, лжи, фальши и называнию вещей не своими именами для того, чтобы выстроить на этом законоположения предательства и вероотступничества относится то, что из-за моих стараний спасти пленных мусульман они назвали меня «посредником спецслужб» и «защитником лётчика». Работники спецслужб оказались значительно лучшего мнения о моей религиозности чем те, кто называют себя «халифатом» и «муджахидами». Они сказали мне: «Мы знаем, что, если бы не Саджада, ты бы не принял участия в судьбе этого лётчика». Это позорное пятно на лице тех, кто еще недавно называл меня «наш шейх», а затем сделали эти события удобным поводом проявить своё распутство в споре, дискредитируя меня в моей религии, чтобы открыть своей необразованной массе двери для обвинения меня в предательстве и неверии.

8. Эти люди, если останутся на том, на чём они сейчас, будут самыми далёкими от Пророка, ﷺ, людьми. Рассказал Джабир, что посланник Аллаха, ﷺ, сказал: «Поистине, самые любимые мною из вас и самые близкие ко мне в Судный День – это самые лучшие из вас нравом, мягкие с теми, кто рядом, дружелюбные и вызывающие симпатию. И самые ненавистные мне и самые далёкие от меня в Судный День – болтливые, медленно и долго говорящие».

И я связывался и общался с некоторыми из них, и обнаружил, что они относятся к людям с самым плохим и низким нравом. Для того, кто ищет истину, достаточно того, что они после того, как называли меня «наш шейх, наш шейх» во время переговоров, после месяца лжи и проволочек прислали мне на мобильный телефон файл, паролем на котором было «Сводник Аль-Макдиси», и это оскорбление я возлагаю на шеи Аль-Багдади, Аль-Аднани и их товарищей, и потребую за него ответа в Судный День и не отпущу их пока не дадут источник этого обвинения, которым они оскорбили меня и мою семью. И ответственность за это понесет каждый, кто поддержал их в этом из их шариатских и защитников. Я упоминаю это не для того, чтобы пожаловаться кому-то из обитателей дунья, а чтобы знали обманутые ими, что представляют из себя их руководители, которые отдают им команды и взрывают их тела, и заслуживает ли доверия в вопросах жизни и смерти подобное руководство, лишенное нравственности, религии и ответственности. «Вы вспомните то, о чем я вам говорю. Я вверяю свое дело Аллаху. Воистину, Аллах видит рабов».

9. Нападки и клевета в мой адрес джамаата «Дауля», а также ложь, такфир некоторых из них, оскорбления в мой адрес не смотря на мою позицию, упомянутую выше, указывают на недостаток разума у большинства из них, глупость и грязь в сердцах многих из них.

То, что я остаюсь на своей позиции, которую упомянул выше, не смотря на их распутство в споре, указывает на то, что моя позиция не строится как реакция на что-то или под диктовку правителей, которые очень желали бы, чтобы я называл «Даулю» хариджитами, и я до сих пор не делал этого, и по милости Аллаха, за мной не стоят люди, которые бы влияли на мою позицию или угрожали бы мне «лишить меня финансирования». Это моё решение независимо, и на него, если пожелает Аллах, не влияет шум и давление врагов организации «Дауля» , так же как не влияет на него ложь и клевета джамаата «Дауля». Наоборот, их оскорбления, ложь и клевета на меня стали одной из основных причин, которые удерживали меня от дополнительных споров с ними или называния их всех хариджитами, потому что я всеми силами стараюсь не допустить того, чтобы спор на основе шариата, который я предъявлю им в Судный День, не превратился в личную вражду. И если уж я ужесточаю манеру моих опровержений им, то это из-за тех больших бед, в которых они виновны.

10. Эта моя позиция – позиция шариатская, которую я показываю для пользы джихада и муджахидов, и я знаю, что предвзятые люди, мурджииты и друзья тагутов будут упрекать меня за неё и скажут: «Шейх говорит, что они хуже хариджитов, но не торопится называть их хариджитами», и поэтому я повторяю то, что сказал раньше: Среди них есть те, кто хуже хариджитов, но я не убежден, что все они хариджиты или хуже хариджитов. Худшие из них – это их руководство, которое вдохновляет их на такфир и пролитие крови мусульман и муджахидов. Это руководство – катастрофа, худшие из пастырей, которые не заслуживают того, чтобы им доверили даже ту молодёжь, которая пришла со всех сторон света для помощи тому, что они назвали «халифатом» и «исламским государством», и которую это руководство обесценило до того, что бросает их на самоподрывы и в гиблые места. И я объяснял уже, что эта детализация – то же самое, что выбрал шейх Абу Катада, однако я предпочёл разъяснить её и не использовать его обобщение, потому что знаю, что многие джахили со всех сторон не знают его детализации, которую он подразумевает в этом обобщении, и радуются этому обобщению, не вдаваясь в подробности нечестные люди и те, кто работает на внешние силы, и также по этой же причине отказываются прислушаться к нашим советам обманувшиеся невежды из числа сторонников «Даули». Так что я согласен с шейхом Абу Катадой в данной им характеристике, однако разъясняю её более детально.

Я знаю, что на поле джихада многое запутано и пронизано различными силами интересами, личными страстями и планами, как внутренними, так и внешними заговорами и играми спецслужб. И поэтому эту мою фатву я издаю для последователей Сунны, а не для еретиков, и для помощников джихада, чтобы они не оставались лёгкой мишенью для огня и агрессии фанатиков, а не для сторонников светского образа жизни и защитников тагутов и им подобных, которые считали и продолжают считать её, как я уже упоминал, битвой за свои ограниченные интересы, и эта фатва не угождает им и не служит их планам, и хвала Аллаху.

Это то, что есть у меня, и да благословит Аллах и да приветствует нашего пророка Мухаммада, его семью и всех сподвижников.

Абу Мухаммад Аль-Макдиси

Рамадан 1436 г.х. / Июнь 2015 г.

Оригинал: لماذا لم أسمهم حتى الآن خوارج

alisnad.com

Комментарии 6