Общество

Чем "Исламское государство" притягивает молодежь Кавказа

Пятеро дагестанских проповедников примкнули к рядам "Исламского государства" за последние два месяца. Самый известный из них - Надир Абу Халид (Медетов) из Махачкалы - присягнул лидеру ИГ в конце мая.

Против Абу Халида – авторитетного неполитизированного лектора салафитского направления - в 2014 году было возбуждено уголовное дело за незаконное хранение оружия, а сам он находился под подпиской о невыезде. Этот инцидент вызвал большой резонанс в Дагестане, и многие посчитали его провокационным.

Все пятеро присягнувших были известны мирной проповедью и ранее в призывах к осуществлению вооруженного сопротивления на территории России или за рубежом замечены не были.

Между тем, к признанному в России террористическим "Исламскому государству" все чаще присоединяются члены вооруженного подполья на Северном Кавказе.

После же присяги Надира Абу Халида, как предсказывают российские эксперты и исламоведы, в ближайшее время возможен массовый отъезд в ИГ и последователей проповедника, ранее радикализмом не увлекавшихся.

"Имарат Кавказ". Акт последний

Стремительный подъем ИГ на Северном Кавказе происходит на фоне заката "Имарата Кавказ".

Начинались перемены на Кавказе с благородного порыва к свободе, за которым последовали две чеченские войны. После них произошел переход от сепаратизма к теократии в системе управления боевиков, которая не смогла противостоять методам Кадырова. На сегодняшний день на повестке стоит уже только мировой джихадизм, который одинаково успешно подрывает популярность "Имарата Кавказ" и Кадырова.

"Непрочитанной" осталась одна страница - правление последнего героя света и тьмы. Так можно сказать о Мухаммаде Абу Усмане Сулейманове (Гимринском ), судье так называемого "вилайета" (области) Дагестан и, скорее всего, последнем лидере "Имарата Кавказ".

Последним — потому что не осталось более достойных конкурентов: дело дошло до того, что Сулейманова некому утвердить. Фактически разбита "шура" - структура, решением которой должен быть избран новый "амир".

В Сулейманове даже отмечают благородные черты, дескать, он неоднократно выносил судебные решения по шариату против боевиков в спорах местных жителей, заявлявших о нарушении их прав. Так, дважды был вынесен приговор против известного полевого командира Ибрагима Гаджидадаева.

Кроме того, Сулейманов - единственный из оставшихся в рядах северо-кавказских боевиков носитель шариатского образования, что, в частности, заставляло его вынести решение о запрете на самоподрывы и на участие в джихаде женщин.

С другой стороны, Абу Усман Гимринский выносил и смертные приговоры, как это было с шейхом Саидом-афанди Чиркейским, мюридов которого он обвинял в убийстве единственного доктора шариатских наук на Северном Кавказе, занимавшегося мирной проповедью, Муртазали Магомедова.

Легитимность ИГ Сулейманов не признает, осуждая его за пренебрежение справедливостью, несоблюдение норм шариата и неоправданный такфиризм (обвинение в неверии).

Цунами радикалов

null
На видео в интернете молодежь присягает лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади

Тем временем, пока "Имарат Кавказ" интересует северо-кавказскую молодежь все меньше, в интернете появляется больше и больше промо-материалов ИГ.

Так, 31 марта на Youtube было опубликовано видео присяги троих жителей Дагестана, студентов исламских вузов, главе ИГ Абу Бакру аль-Багдади. Присягу принимал соратник полевого командира ИГ в Сирии Абу Умара Аш-Шишани — Абу Джихад.

Один из этих троих - бывший студент Исламского университета в Медине (Саудовская Аравия), которого отчислили за неуспеваемость.

Позже, 19 мая, в интернете появилось видео с этим человеком, Ахмадом Мединским, в котором он обращается с напутственным словом к таджикским смертникам перед отправкой их на спецоперацию.

Еще один из активистов салафитской общины Дагестана, Камиль Абу Султан, 7 мая на своей странице в Facebook разместил объявление о приеме на работу в одно из медицинских учреждений ИГ врачей-хирургов.

23 мая в сети появилось видео с вышеупомянутым проповедником Надиром Абу Халида. Присягу у него принимал также Абу Джихад.

25 мая на YouTube было размещено видеообращение амира радикальной группировки "Хасавюртовский джамаат", ранее присягнувшей ИГ, Ислама абу Ибрахима. Он обращается с угрозами расправы к жителям Дагестана, в случае, если они не будут платить "закят" (исламский налог).

В частности, он предупреждает, что будет конфисковано до 50% всего имущества таких мусульман, а в следующий раз они будут убиты.

Также лидер боевиков заявляет, что расправе будут подвергнуты и те, кто жертвует на благотворительность: все деньги должны идти в казну ИГ, где и будут решать, кто нуждается в помощи, а кто нет.

Рецепты от сумасшествия

Тех, кто знает рецепты — не слышат, а те, кто имеет ресурс реализовать их — делают ставку лишь на силовое подавление.

Мирная салафитская проповедь в Дагестане фактически загнана в угол, мусульман все больше притесняют, в отличие от соседней Чечни, где, наоборот, насаждают образ мусульманина и мусульманки как единственно верный.

С одной стороны, силовики в Дагестане выжигают любое проявление инакомыслия и альтернативных подходов к религиозным практикам. А с другой стороны, радикалы объявляют всех мусульман, которые не с ними, "муртадами" – то есть вероотступниками - и дозволяют их убийство.

В этой ситуации молодежь остается один на один с проповедниками ИГ, сотнями обрушивающимися на нее через интернет.

Их доводы просты: мусульман угнетают, не дают свободно исповедовать свою религию, а ИГ — это единственная на сегодня территория ислама, где правят по закону шариата, а потому поддержка ИГ и переселение на эту землю является святой обязанностью.

Согласно распространенному исламскому пророчеству, ближе к Судному дню мусульмане соберутся для решающей битвы на земле Шама, включающей Сирию, Иорданию, Палестину и Ливан. Оттого решимость кавказской молодежи принять участие в этих событиях полностью захватывает их сознание.

null
Многих молодых людей не смущает жестокость методов борьбы ИГ

Однако в вопросе того, как относиться к деятельности "Исламского государства", кавказская молодежь раскололась на два лагеря.

Одни не приемлют жестокость сторонников ИГ, казни журналистов, сожжение людей, мотивируя это, например, тем, что "наказывать огнем может только Аллах" и что подобные методы отталкивают людей от ислама и создают для мусульман проблемы во всем мире.

Так мыслит более образованная молодежь, которая также ориентируется и на мнение исламского академического сообщества, не признавшего легитимность ИГ, отрицающего его методы и запрещающего участие в нем.

Другая часть молодежи оправдывает методы ИГ, принимает их, считая, что в борьбе с "кафирами", неверными, нужно использовать все те же методы, которыми они борются против мусульман. Они приводят в пример полыхающие страны на Ближнем Востоке, а также репрессии по отношению к верующим со стороны российских спецслужб.

Мечта о халифате

"Халифат — это справедливое общество, где будут жить и судить по законам Аллаха. Каждый мусульманин, стремящийся к довольству Аллаха, должен приложить все усилия для появления такого общества и, конечно, когда оно появилось, не должно остаться преград для того, чтобы переселиться туда", - рассказывает мне 22-летний Исмаил Алиев (имя изменено).

Исмаил – студент пятого курса юрфака одного из ВУЗов Дагестана. Год назад у него даже и в мыслях не было того, о чем он сейчас так уверенно говорит.

Алиев рассказывает мне историю семьи своей сестры Залины. Муж Залины, Адам - простой сельский парень - после школы нигде не учился, работал, у них было двое детей. Денег на жизнь им не хватало, им помогали родители Залины.

В 2014 году Адам объявил Залине о намерении уехать на войну в Сирию, рассказывает мне Исмаил: "Когда она сообщила об этом родителям, естественно, мы все были против и сказали ей, что она никуда с ним не поедет. Он поставил ей условие, либо она едет с ним, либо они разводятся. В итоге они развелись, потому что сама Залина не собиралась никуда ехать".

Что стало с Адамом, и жив ли он сейчас — никому не известно, однако сам Исмаил, который не разделял подобных взглядов и был против отъезда своего зятя в Сирию, спустя год принял такое же решение:

"Мое решение - не спонтанное, с момента ухода Адама я очень много об этом думал. У него была семья, дети, он был молод. Казалось, работай, копи на дом, машину, что еще нужно молодому человеку? Но вокруг много несправедливости, мы живем в тюрьме, нами управляют, даже мыслить - и то уже нельзя без разрешения. Если ты носишь бороду или твоя жена носит хиджаб — тебя ставят на учет, постоянно заставляют сдавать какие-то анализы, ощущаешь себя, как собака Павлова. Я понял, что так не могу. Для мусульманина этот мир временный, мы не должны за него цепляться".

Сопричастность

Выпускник исламского университета имени Мухаммада ибн Сауда в Эр-Рияде, попросивший не называть его имени, объясняя причины столь стремительного оттока молодежи в ряды ИГ, говорит, что основным фактором, конечно же, является успех этой организации в последние месяцы.

null
"ИГ захватывает города, они предоставляют переселяющимся жилье, работу"

Почему молодежь не волнуют зверства ИГ?

"Они захватывают города, у них инфраструктура, они предоставляют переселяющимся жилье, работу. Что говорить о молодежи на Кавказе, где, фактически, не осталось уже, у кого они могли бы получить авторитетное мнение относительно дозволенности такой хиджры. Даже студенты саудовских университетов, такие как тот же Надир Абу Халид, зная, что никто в Саудовской Аравии официально и среди местных ученых не признает легитимность ИГ, и категорически выступают против него, уезжают и присоединяются к ИГ".

С его слов, молодые люди одержимы верой в пророчество о Судном Дне, когда все начнется именно с Дамаска, территории Шама, где произойдет второе пришествие Исы (Иисуса).

"Они верят, что сейчас именно то время, они хотят быть причастны к этому. Однако это большая ошибка, и те из них, кто понимает, что совершили ее — не всегда могут вернуться. Если удастся уехать оттуда, то прямиком в руки силовых органов РФ. Но также и в самой России, на Кавказе. Притеснения, уголовное преследование очень часто становятся последним аргументом на чаше весов в пользу ухода в ИГ", - заключает мой собеседник.

"Идущий лучше бегущего..."

Аслан работает видеооператором в Стамбуле. Три года назад он приехал в этот город из Ставропольского края, где у него остались родители. За эти годы количество переезжающих жителей Северного Кавказа многократно возросло, отмечает он.

"Большинство из них являются религиозными, как принято сейчас говорить, салафитами. Уезжают в основном из-за притеснений, больше всего - из Дагестана. Также едут и бизнесмены, иногда полностью перевозя свой бизнес или начиная здесь с нуля", - говорит Аслан.

В начале февраля ему позвонил знакомый из Махачкалы, попросив встретить "сестру-мусульманку", которая едет транзитом из Европы.

"Оказалось, что эта девушка жила в Европе, по интернету она переписывалась с парнем, переехавшим в Сирию и, судя по всему, присягнувшим ИГ. Она ехала к нему, чтобы выйти за него замуж и остаться там. Об этом я узнал, когда ее родители вышли на меня, опять же через моего знакомого из Махачкалы. Ничем помочь им я не мог, у меня не было даже понятия о том, куда она едет. Но после этого мне начали звонить сотрудники ФСБ из России, они заявили мне, что знают о том, что я занимаюсь транзитом боевиков, предложили сотрудничать с ними, а иначе предупреждали о уголовных последствиях", - говорит Аслан.

Он отмечает, что увеличилось число совершающих хиджру (переезд) с Кавказа на территорию, контролируемую "Исламским государством".

"Большинство из них искренни в своем намерении, но у них нет правильного понимания религии. Я говорил с одним таким парнем - все, что им рассказывают по интернету, на 80% не соответствует действительности, и большинство из них едут конечно же не воевать, как они думают, а жить на территории ислама. Никто из них не ушел в "Имарат Кавказ", хотя это, думаю, куда проще сделать, чем ехать за тысячи километров", - рассказывает Аслан.

"Я всего лишь спросил его, на чье мнение из исламских ученых он опирается? И знает ли, что там мусульмане убивают мусульман? Я привел ему "хадис" (послание Пророка), где говорится о временах смуты, что идущий — лучше бегущего, а тот, кто стоит лучше того, кто идет. Смута между мусульманами - это худшее из дел. Этот парень не уехал, он остался на некоторое время в Стамбуле, а затем вернулся домой к родителям, которые даже звонили мне, благодарили", - добавляет мой собеседник.

Между тем, после ухода Надира Абу Халида (Медетова) в ИГ, в Махачкале был задержан заместитель имама мечети на ул. Котрова, а также активист общественной организации "Союза справедливых" Мухаммад Магомедов.

В отношении обоих, как утверждают их знакомые, сфабрикованы уголовные дела. В Дагестане давление на исламских активистов продолжается, в то время как ИГ ждет их с распростертыми объятиями...

Комментарии 0