Среда обитания

Выборы в Турции: триумф сепаратистов

Передо мной молодой курд. Он энергетик, ответственный за пучки электронов, бегущие в дюжину городов. От него зависит, случится или нет блэкаут, получит ли восток страны сигнал. Передо мной курд-читатель книг Саида Нурси, с правильным английским и немецким языками.

В спину ему подчинённые турки харкают: «Вонючий, сраный курд!» Он это слышит, но не подаёт виду. Всю жизнь он голосовал за AKP (Adalet ve Kalkınma Partisi, правящая «Партия справедливости и развития», умеренные исламисты) и Р.Т. Эрдогана. Завтра на него ляжет нагрузка: энергоснабжение, выборы, стресс и контроль. Но последние пару часов он в мучительных раздумьях.

В нём борются курдскость и исламизм. Диссоциативная идентичность.

- По-твоему, за кого я должен голосовать? Я всегда поддерживал «Партию справедливости и развития», но курды в её списках ведут себя как манкурты. Они больше не курды, они функционеры в целом антикурдской государственнической машины.

- А что даст тебе HDP (Halkların Demokratik Partisi, «Демократическая партия народов», левое прокурдское движение)?

- Она наконец-то оформит представительство народа, который составляет 20% популяции этой страны и который, голосуя за AKP, эксплуатирующую нашу религиозность, раз за разом остаётся за бортом.

- Но тебя не смущают спикеры HDP, которые позволяют себе реляции в духе «мы мечтаем, чтобы все курды обратились в христианство»? Тебе как мусульманину ничто не претит?

- Безусловно, меня это напрягает. Но эта партия тем и отличается от существующего спектра, что она создана новыми людьми, носителями нового сознания, которому не место в сложившейся спектральной политике. Они учитывают интересы всех, всех нон-спектральных: ЛГБТ, армян, нацменов, алевитов, левых. Да, это курдская партия. Но эта партия взяла себе голоса всех, кого идеократы оставили без голоса.

- Что же, аналитики AKP так или иначе исследуют социальный портрет голосующих за HDP. Если там будут заявлены не одни только геи и коммунисты, но и курды-сунниты, это станет тревожным маячком для AKP. Ей придётся что-то менять, начать наконец-то за вас конкурировать.

- Конечно! Ведь уже кандидатом от HDP в Диярбакыре является муфтий города.

- Кандидатом от партии лесбиянок и анархистов?

- Нет, от партии тех, кого власть выплюнула за борт. Включая тех, кто исправно голосовал за неё ранее.

- Но почему все курдские партии возглавляются то фанатичными марксистами, то еретиками?

- Потому что курдский селянин всю дорогу был слишком набожен, чтобы заниматься политикой, этим «грязным делом». В политику шли те курды, над которыми не довлел религиозный диктат. Но сейчас, взгляни на меня, мы — религиозные и образованные курды, чиновники и технократы — осознаём свою ошибку. Мы не хотим оставаться в стороне от курдского выбора, и не хотим выводить Ислам из его контекста. Мы идём голосовать за HDP.

 

***

Сокрушительный успех HDP потряс даже меня. Меня бы так не потрясла ожидаемая просадка партии власти, если бы её погрызли с разных углов кемалисты и «Серые волки».

Но рывок партии меньшинств к 13%-ным значениям, политическая субстантивация курдов с такими результатами — катастрофический для эрдоганизма маркер. Что-то застоялось в турецком политикуме и требовало встряски. Ею стала «анатолийская СИРИЗА» с харизматичным, во всех смыслах свежим Селахаттин Демирташем. Сколько не ребрендировали курдскую партию, сколько её не запрещали, она вышла к тем же показателям, которые ещё какие-то пару лет назад собирали турецкие ультра-националисты. Новорожденная HDP и матёрая, с 1960-х являющаяся третьей силой MHP (Milliyetçi Hareket Partisi, «Партия националистического движения», ультраправые).

MHP — это похожие колебания в электоральных 13-17%. Но это давнишние эксплуататоры подыстёршегося уже туранского мифа, как-никак выразители настроений не какой-либо улицы, а титульной нации. Её шовинизма и реваншистской ностальгии.

И вот происходит актуализация этих затерявшихся где-то 13% меняющегося турецкого общества, которые предпочитали не учитывать и сливать на обочину. И эти люди обозначают политическую субъектность, портретно сходную с MHP, но с противоположным знаком. Крайние левые и нацмены уже сигнализируют меридиан конфликта, который численно подкреплён цифрами, сопоставимыми с теми, что имеются у лагеря крайне правых.

Турецкое общество расколото. Меридиан конфликта ещё и тем страшен, что фактически ошарашенный обыватель-турок наблюдает как бы парламентский триумф легального крыла PKK — Курдской рабочей партии (Partiya Karkerên Kurdistanê, курдские сепаратисты). Теперь есть возможность оценить сполна, каким же влиянием обладает отбывающий пожизненный срок А. Оджалан. И выученные им кадры, не отказываясь от марксистской платформы, находящей такой горячий отклик у молодёжи, оседлали дискурсы, которые, казалось бы являлись вопиющими для Турции — «всё-таки консервативной страны».

Ещё немного талантливой отшлифовки полит-технологов HDP и эта игра требовавших канализации дискурсов даст политическую щёлочь, которая в итоге разъела европейский консерватизм. ЛГБТ несут заряды фрейдомарксизма, секуляризированные гетеродоксы (алевиты, езиды) — левацкую «социологию освобождения», симпатизанты «Пешмерга» — обострение федералистского требования к Анкаре, автономизации курдов и двуязычие, общественный вопрос к поведению кабинета Эрдогана-Давутоглу в событиях у Кобани.

И всё вместе — сталкивает забуксовавший эрдоганизм, растерявший своего курдско-мусульманского сторонника, с поистине фатальным: вместо султаната и консолидации родился новый субъект «подпольно-запрещённая PKK — парламентский HDP». И этот субъект аккумулирует, оперирует, артикулирует самые разрушительные, опасные дискурсы, которые только и пенились в маргиналитете внутритурецкой кухни.

Это как если бы в Палате общин появилось 80 депутатов от «Шин Фейн», скрести их с армией феминисток и панками. Теперь Турция будет, скорее всего, осмыслять, что ей делать с новыми вызовами диссоциативной идентичности.

Автор: Салман Север

Комментарии 4