Их нравы

Эксперты критикуют российский закон о "фирмах нон грата"

Принятый Госдумой законопроект о внесудебном запрете любых негосударственных иностранных организаций и фирм нанесёт дополнительный вред инвестиционному климату, говорят российские экономисты.

Госдума во вторник приняла в окончательном, третьем чтении закон, формулировка которого по крайней мере теоретически позволит российской прокуратуре и МИД произвольно запрещать работу любых негосударственных иностранных организаций и коммерческих фирм.

К третьему чтению депутаты формально сократили круг "провинностей", за которые генеральная прокуратура по согласованию с МИД сможет объявлять "нежелательными" на территории России иностранные и международные организации. Для этого, согласно закону, объект запрета должен представлять "угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства". В первоначальном варианте значились угрозы и здоровью граждан, и общественной безопасности, и другим сферам российской жизни.

Но в чём именно может состоять эта угроза, в законе не написано.

Оппозиционные политики и экономисты говорят, что деловой и инвестиционный климат в России и так довольно плох, чтобы новый закон его существенно изменил, но на настроение потенциальных иностранных инвесторов он, закон, всё же может повлиять.

Коммерческие - другое дело

Главный экономист Института фондового рынка и управления Михаил Беляев говорит, что Россия вправе защищать свою безопасность и независимость внутренней политики от попыток других стран повлиять на эту политику посредством некоммерческих организаций - такие попытки, по мнению экономиста, нередко предпринимаются.

"Но когда речь заходит о коммерческих организациях, тут вопрос, конечно, уже становится спорным и неоднозначным. Конечно, такие решения никоим образом позитивно влиять на деловой климат не могут", - сказал Михаил Беляев Би-би-си.

По мнению Беляева, в случае с крупными компаниями, инвестирующими в Россию, помимо общего законодательства, действуют "другие факторы". Но на настроение потенциальных инвесторов из числа фирм средней руки такой закон, как считает экономист, неизбежно повлияет.

По мнению бывшего министра экономики России, лидера оппозиционной партии "Гражданская инициатива" Андрея Нечаева, закон всё же касается в большей степени некоммерческих организаций, но и коммерческие могут увидеть в нём угрозу.

"Негативный эффект с точки зрения имиджа России - это факт, и косвенные политические риски для потенциальных инвесторов повышаются", - сказал Нечаев bbcrussian.com.

Новинка терминологии

"Закон очень вредный и опасный для нашей экономики: под него подпадают не только некоммерческие, но и коммерческие организации, то есть иностранные фирмы и компании. Когда генпрокуратура возбуждает уголовное дело против руководителей "Детского мира", потому что там продавались солдатики с нацистской символикой, то закрыть какую-то фирму или компанию для неё не составляет никакой проблемы", - сказал депутат Гудков в видеокомментарии, размещённом в Twitter, сразу после второго чтения законопроекта 15 мая.

Автор законопроекта, член фракции "Справедливая Россия" Александр Тарнавский говорил перед первым чтением, в январе, bbcrussian.com, что под запрет, по его мысли, могут попадать и коммерческие организации, а не только занимающиеся чем-либо связанным с политикой.

Перед вторым чтением в проект была внесена поправка, согласно которой закон будет касаться "иностранных или международных неправительственных организаций". Слово "неправительственных", на первый взгляд, сужает круг подпадающих под действие закона организаций, исключая из него коммерческие предприятия и, например, средства массовой информации.

Однако в российском законодательстве нет понятия "иностранные неправительственные организации". В законе "О некоммерческих организациях" даётся определение "иностранной некоммерческой неправительственной организации", отсутствие же слова "некоммерческий" в новом проекте даёт формальную возможность распространить его действие на любые иностранные организации и фирмы, за исключением тех, что имеют прямое отношение к государственным органам зарубежных стран.

Размытый замысел

При этом сам автор проекта, депутат Тарнавский, подтверждает, что хотел бы видеть в числе объектов и обычные иностранные фирмы.

"Я хотел бы, чтобы в эту формулировку входили коммерческие организации, но я согласен с тем, кто говорит, что такая формулировка может читаться двояко [...] Кто-то хочет, чтобы закон был ясный, а кто-то - наоборот", - сказал Тарнавский Би-би-си.

"К сожалению, некоторые иностранные организации в силу ряда причин играют против России. Это могут быть идеологические принципы, это могут быть интересы акционеров, это могут быть экономические интересы, что нормально: мол, давайте, сейчас Россию опустим, то есть опустится стоимость российских активов, и мы их купим", - сказал Александр Тарнавский Русской службе Би-би-си ещё до первого чтения.

Закон о "нежелательных" организациях осудили и правозащитники, как российские, так и иностранные.

"Процедура признания организации "нежелательной" непрозрачна, и такая организация может узнать о своей "нежелательности" только после того, как будет включена в список. Не предусмотрены процедуры ни оспаривания решения властей, ни исключения организации из списка. Решение будет исполняться немедленно, без предупреждения", - говорится в совместном заявлении двух ведущих международных правозащитных организаций, Amnesty International и Human Rights Watch.

Под раздачу за листовки

Эти две организации считают новый закон очередной из "драконовских" мер, призванных задушить гражданское общество. Они особо отмечают, что закон, являющий собой пакет дополнений и поправок к нескольким законам, в том числе уголовному и административному кодексам, предусматривает наказания для россиян, которые будут поддерживать связи с "нежелательными" иностранными организациями.

Amnesty и HRW отмечают, что из-за расплывчатости формулировок российские граждане могут быть наказаны даже, например, за распространение печатных материалов "нежелательных" организаций.

"Главной целью этого закона являются российские организации. Не нужен никакой закон, чтобы закрыть в России то или иное представительство международной организации. Это может сделать минюст за одну секунду. На самом деле, этот закон нацелен на подавление гражданской активности в России", - сказала Интерфаксу программный директор по России Human Rights Watch Татьяна Локшина.

"Конечно, для нас этот законопроект - очень плохие новости. По этому закону можно закрыть представительство любой международной организации. Но я уверена, что этот закон не про нас, не про Human Rights Watch. Он в первую очередь направлен против российских активистов и российских гражданских групп. Он нацелен на то, чтобы отрезать их от международных партнеров", - добавила Локшина.

Закон о "нежелательных" организациях осторожно покритиковал и глава Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов.

Временная контрпродуктивность

"Мы считаем этот закон контрпродуктивным", - сказал Федотов Интерфаксу, применив словечко из лексикона министра иностранных дел Сергея Лаврова, которому предстоит заниматься применением нового закона.

По словам Федотова, после принятия законопроекта в первом чтении СПЧ направил в Госдуму свое специальное экспертное заключение.

"Многие наши замечания, которые содержались в экспертном заключении, были учтены Госдумой при подготовке ко второму чтению. Но не учтено главное замечание - мы считаем этот законопроект излишним", - сказал глава СПЧ.

По его мнению, "этот закон прежде всего ограничивает полномочия президента, поскольку именно глава государства определяет основные направления внешней политики страны", - сказал глава СПЧ.

При этом Федотов надеется, что новый закон будет "сугубо временным": он в основе представляет собой поправки в так называемый закон Димы Яковлева, который был принят в декабре 2012 года в ответ на "список Магнитского".

"Как только американский Конгресс отменит санкции по "списку Магнитского", и тем самым перестанет политизировать дело о гибели Сергея Магнитского в СИЗО, уверен, что и этот закон будет отменен, и отношения между нашими странами нормализуются", - верит Михаил Федотов.

Комментарии 0