События

В Новом Уренгое разворачивается серьезный конфликт между местными полицейскими и представителями чеченской диаспоры

Избиение чеченцев в Новом Уренгое, судя по всему, стало уже традицией и визитной карточкой местного ОМОНа. Правда, если год назад жертвами «спецоперации» представителей силового блока стали трое кавказцев, то в этом году «отработали» сразу несколько десятков.
 

Старый-Новый Уренгой

Событиям в кафе «Мираж» предшествовал конфликт, произошедший 26 апреля между чеченцами и дагестанцами в поселке Старый Уренгой, для улаживания которого обеими сторонами был привлечен представитель чеченской диаспоры Ахьяд Ирисбиев.

«В поселке Старый Уренгой произошел конфликт между двумя молодыми людьми, которые что-то там не поделили. И как обычно началось: этот кого-то позвал, тот кого-то. Начала съезжаться молодежь. Мне позвонили с дагестанской стороны, попросили содействия в разрешении конфликта. Там же на месте были приглашены все участники инцидента, с которыми были проведены беседы. Все стороны сошлись на мнении, что конфликт исчерпан», – рассказал КАВПОЛИТу Ирисбиев.

По его словам, у чеченцев с дагестанцами в Уренгое конфронтаций нет.

«Несогласия между нами нет. Мы с дагестанцами дружим и живем в мире. Ну, у молодежи всегда могут возникать инциденты, народность здесь не имеет никакого значения. Любой разгорающийся конфликт мы сразу гасим. Мы приехали найти и наказать виновных. Мы наказали своих, они – своих», – добавил Ирисбиев.

Волнения могли продолжиться в поселке Карачаево, который находится между Новым и Старым Уренгоями.

«Услышали, что там тоже молодежь собирается. По дороге заехали туда, в мечети собрали обе стороны и сказали, чтобы не раздували конфликт. Мы, как старшие, сами все вопросы решим», – добавил он.

В тот же вечер, по возвращению в Новый Уренгой было решено провести профилактическую беседу уже с местной молодежью. Встреча прошла в местном кафе, где собралось несколько десятков человек – как чеченцев, так и дагестанцев. На разъяснение и приход к общему знаменателю хватило пары часов. На этом решили разойтись».

Маски-шоу

Как развивались события позже, мне рассказал очевидец, который присутствовал на данном собрании.

«Глава диаспоры собирал людей, чтобы обсудить какую-то ситуацию в местном халяльном кафе. Собралось несколько десятков человек. Нам объяснили, что произошел конфликт, произошла какая-то драка. Попросили никуда не лезть, не нагнетать. Все согласились. Кто чай попил, кто покушал. Народ потихоньку начал расходиться.

 Внезапно появился ОМОН, который без каких либо объяснений сразу начал всех "ломать". На выходе всех на землю положили. Повалили на снег, некоторые в лужах валялись. Несмотря на то, что никто и не думал сопротивляться – били по почкам, между ног. Двоим головы разбили, один из которых вообще порядка 5 часов не помнил и не понимал где он. Как минимум пять человек находились в критическом состоянии.

Что самое интересное,  все пятеро – именно те, кто участвовал в изначальном конфликте в Старом Уренгое. Позже я предложил им написать заявление на сотрудников, чтобы впредь они не позволяли себе подобное, но никто не согласился, сославшись на то, что "не охота иметь дело с этой возней".

​После всех посетителей  и тех, кто пришел на собрание диаспоры, и тех, кто просто зашел поесть халяльную еду – забрали в УВД и продержали до утра, предварительно забрав у всех телефоны. Даже стекла у здания повыбивали».

«Сразу после обсуждения ситуации в Старом Уренгое и после решения, что конфликт исчерпан, все начали расходиться. Старшие вышли первыми. Мы сели в машины, отъехали, а уже через 5 минут ко мне позвонили и сообщили о том, что подъехал ОМОН: всех принимают, бьют.

Зная, что с ОМОНом любая полемика бесполезна, я сразу решил ехать в УВД. Нужно понимать, что около двух лет назад у нас была договоренность в администрации, что в случае каких-либо громких инцидентов для поддержания мира и порядка на улицах, обсуждать все непосредственно с первыми лицами. Поэтому, приехав со своим помощником, я представился дежурному и попросил связать меня с начальником полиции.

Команда дана «сверху»

Через минут 15 пришел помощник начальника полиции, который, выслушав, заявил, что ничего не сможет изменить, так как команда дана "сверху". Позже пришел и сам начальник полиции, который отлично меня знает, с которым мы сотрудничаем очень давно в решении каких-либо конфликтов», – рассказывает Ирисбиев.

Представитель диаспоры рассказал начальнику полиции, что собрание – его, Ирисбиева инициатива и противозаконного на нем ничего произойти не могло:

«Я ему объяснял, приводил доводы: это наше собрание, я его собрал. И если вы так себя ведете сегодня, завтра люди перестанут мне доверять, и я больше никогда не смогу собирать людей и доносить до них что-либо. Меня не услышали. Он заявил, что мероприятия уже начались, и пока они не закончатся, он на них никак не может повлиять».

Пока представители диаспоры пытались повлиять на сложившуюся ситуацию, людей из кафе уже начали доставлять в отделение. Один из доставленных пожаловался, что все личные вещи всех задержанных остались в кафе и некому за ними присмотреть.

«Пока полиция, выбиваясь из сил, отчаянно пыталась найти среди нас преступников, настало время утреннего намаза. Пятеро из нас встали на молитву. Сотруднику в маске это не понравилось, он подошел к одному и толкнул его с такой силой, что молящийся ударился об стену и упал», – описывает происходившее в отделении источник КАВПОЛИТа.

Не в первый раз такое проходим

Тем временем, глава чеченской диаспоры вместе с владельцем заведения, в котором располагалось кафе, приехали на место происшествия.

«Я связался с хозяином здания, в котором арендовалось кафе, он тоже чеченец. Он был своим знакомым. Мы втроем подъехали к кафе, которое было оцеплено ОМОНом. Мы увидели замначальника полиции, который меня тут же узнал. Я представил ему хозяина здания, после чего он сказал, что "нет вопросов"  и что мы можем войти. Зашли и увидели наряд полиции, ППС-ники, следователи – "шуршат" все подряд. Хозяина здания попросили открыть двери и в остальные помещения, а также предоставить всю аппаратуру для видеонаблюдения», – рассказал Ирисбиев.

По его мнению, сотрудники органов хотели изъять и испортить аппаратуру с записями.

«Не в первый раз такое проходим. Они хотели забрать и испортить видеонаблюдение, так как весь беспредел, что они творили на улице был зафиксирован. В прошлом году был инцидент, в ходе которого они попались именно из-за записи с видеонаблюдения», – уверен представитель диаспоры.

Отказ хозяина в выдаче аппаратуры без санкции прокурора и предложение перезаписать видеозаписи на флешку привели в ярость сотрудников полиции.

«Кто-то позвал ОМОН, который ворвался и начал на повышенных тонах дергать каждого из нас. Во избежание очередного инцидента,  было решено отдать аппаратуру. Происходил беспредел, все равно бы забрали.

Рядом со мной лежала сумка хозяина здания, в которой оказался травматический пистолет. Все документы у хозяина были на руках, он готов был их как положено предоставить, но не успел.

ОМОНу нужна была причина: всех нас тут же положили и начали избивать. За этим наблюдал и замначальника полиции, потом подошел и сам начальник, – рассказал Ирисбиев. – Избивали директора кафе, хозяина здания, его знакомого и меня. Я сам сердечник и после инфаркта, и начальник полиции это знает. Вызвали скорую, лишь когда я начал кричать о том, что мне стало плохо. А вот когда били, он стоял и смотрел».

Позже всех четверых забрали в отделение, взяли объяснительные и отпустили. При этом сами правоохранители объяснять пострадавшим причины случившегося не стали – «по сигналу провели мероприятия, подробности мы вам не обязаны докладывать».

«Чеченцы – камень преткновения для шефа полиции»

По словам Ахьяда Ирисбиева, уже прошла встреча с замглавой администрации Нового Уренгоя, который отнесся с пониманием к пострадавшей стороне и выразил недовольство действиями ОМОНа.

Также прошло собрание с участием всех диаспор города с муфтием Хайдаром Хазратом Хафизовым, где были написаны письма на имя прокурора округа и губернатора.

«Отдельно от чеченской диаспоры мы сейчас пишем письмо на имя полномочного представителя главы Чеченской Республики по Тюменской области, начальнику департамента по внешним отношениям и связям со СМИ в Грозный», – сообщил Ирисбиев.

По мнению чеченской диаспоры Нового Уренгоя, которое они уже высказали главе администрации города и также планируют высказать прокуратуре округа, «весь этот беспредел по отношению к чеченцам со стороны правоохранителей в последнее время – инициатива шефа полиции, который хочет взять власть в свои руки».

«Камнем преткновения для шефа полиции Юрия Димченко являются чеченцы. В этом весь вопрос», – подытожил глава чеченской диаспоры Нового Уренгоя Ахьяд.

Комментарии 0