Среда обитания

Мусульмане Осетии в прокремлевском трэнде. Так почему нарастает конфронтация?

Восемь преступлений экстремистского характера — такова, по словам Артура Ахметханова, статистика по Северной Осетии за 2014 год. Данные он привел в итоговом докладе перед республиканским парламентом, не уточнив, однако, что это были за преступления и кто их совершил. Но в связке с остальными «обильными» впечатлениями, предчувствиями и, наверное, даже министерским провидением эти вопросы уже никого не интересовали. Да и что там факты, ведь правоохранение — это не наука, и уж тем более не точная.

На протяжении последних пяти лет Ахметханов не раз обвинял местных мусульман в радикализме. Последний раз это произошло 26 марта – по случаю того самого доклада.

Хронология конфликта

В мае 2011 года в республике было совершено резонансное убийство: жертвой стал осетинский писатель Шамиль Джигкаев. По информации следствия, убийство совершил Давид Мурашев. Установить его причастность к преступлению суд не смог: по уже сложившейся на Кавказе «традиции», подозреваемый был убит во время спецоперации по его поимке.

В то же время были арестованы предполагаемые пособники убийства – активисты владикавказской мусульманской общины. Как докладывал тогда Артур Ахметханов, в республике обнаружен «экстремистский анклав». Объясняя основную цель операции по задержанию мусульманской молодежи, министр, в частности, заявил: «Наша основная задача — сохранить святость трех осетинских пирогов и традиционной веры».

 Жертва убийства – осетинский писатель и поэт Шамиль Джигкаев. Фото: metronews.ru

Тогда, в недалеком 2011 году, практически все задержанные были осуждены, но не за убийство поэта и экстремизм (эти фантазии следствие не подтвердило). Более того, задержанных об убийстве и не спрашивали. Осудили их по статьям о хранении оружия и наркотиков, на которых даже не было отпечатков их пальцев. Такой стандартный «джентльменский набор» российского мусульманина – пистолет и граната в кармане.

По словам родственников, свидетелей, адвокатов и правозащитников, дела в отношении молодых мусульман Осетии были сфабрикованы, имели место пытки, множество нарушений процессуального характера, было нарушено право на защиту и справедливое судебное разбирательство, но ответственности за это так никто и не понес. 

Ахметханов прямо говорил, что спецоперация проводилась по его указанию и под его контролем. Поэтому общество до сих пор считает его ответственным за нарушение закона и конституционных прав задержанных. А он продолжил высказывать обвинения в адрес северо-осетинской исламской общины, что стало причиной критики деятельности МВД со стороны муфтия Осетии.

Комментируя интервью Ахметханова газете «Слово», муфтий заявил: «Да, я хочу наступать на все пагубное, которое приносит вред нации, я хочу доброй и здоровой молодежи, а не той, которая расстреливает похороны, как вы сетуете. Я хочу стабильного общества, где защищены права любого человека, а не только мусульманина, даже этнического. Мы объясняем запретное и разрешенное, а отношение человека к религии – это между ним и его Творцом. Я хочу мира на этой земле и гарантии безопасности каждого человека. Вы и ваши подручные регулярно обвиняете меня, не представляя не единого факта».

Весеннее обострение 

Как говорят на Кавказе, с тех пор в Тереке много воды утекло. Но министр снова заявляет о радикализации мусульман – хотя мусульманская община является важнейшим заслоном на пути проникновения в республику исламских сектантских течений радикального толка.

Чего стоит только фетва (религиозное решение) Духовного управления мусульман Осетии о недопустимости уезжать на войну в Сирию? Это единственная такого рода фетва на территории России, хотя в других регионах проблема стоит намного острее, чем в Осетии.

Не стоит забывать и о получившем широкую известность докладе ныне убитого имама, заместителя муфтия Расула Гамзатова – «Причины радикализации и возможные пути ее предотвращения». По мнению ряда экспертов, этот доклад является одним из лучших по данной тематике. Но министр непреклонен в своем стремлении убедить всех, вопреки здравому смыслу и фактам, в продолжающейся радикализации мусульман. 

В том самом докладе перед парламентом республики Артур Ахметханов заявил: «В 2014 году в исламских светских и религиозных учреждениях в странах Ближнего Востока обучались 44 жителя республики. Имамы старшего поколения не имеют значительного влияния на молодежь, которая больше прислушивается к тем, кто учится в зарубежных исламских заведениях. Это порождает у части молодежи экстремистские настроения. С уходом из мечетей верующих старшего поколения влияние мусульманских лидеров нового поколения будет возрастать».

Заметая следы

Общественно-политическая ситуация и динамика преступлений действительно предполагали, что министр затронет в своем докладе ситуацию с мусульманским сообществом Осетии, но немного в другом ракурсе. В частности, меньше чем за два года в республике схожим образом были убиты два заместителя муфтия Осетии – имамы Владикавказской мечети Ибрагим Дударов и Расул Гамзатов.

Оба они были выпускниками тех самых исламских вузов Ближнего Востока, об опасности которых предупреждает Ахметханов. Но все осетинское общество видело те позитивные начала, которые исходили от Дударова и Гамзатова. Факты свидетельствуют, что на данный момент опасность грозит именно имамам, выпускникам ближневосточных вузов, в то время как от них самих в Осетии никто ничего, кроме добра, не видел.

Логика доклада министра внутренних дел предполагала, что он осветит и ход расследования этих двух убийств. Однако, насколько известно, в докладе об этом не сказано ни слова. Ранее в интервью министр делал намеки на национальную подоплеку убийства. Дальше этого дело не пошло. Складывается впечатление, что Ахметханова больше заботят поиски несуществующих радикалов, чем реальных убийц. 

Эксперты отмечают, что уровень нравственности, преданности местным традициям в умме Осетии очень высок. Отношения между старшим и младшим поколениями в местных мечетях могут служить примером для многих других общин. Прихожане говорят, что с приходом Хаджимурата Гацалова на пост муфтия уровень стабильности и сплоченности среди мусульман намного вырос. Община стала чувствовать перспективу в работе во благо своего народа.

Как говорят сами верующие, такая ситуация сложилась во многом благодаря проповедям и урокам тех самых имамов, от которых предостерегает министр внутренних дел. Так что его заявления как раз носят провокационный характер и могут ослабить авторитет имамов в обществе, зачастую не полностью свободного от исламофобии.

Слово общине

Невозможно анализировать ситуацию в мусульманской общине, не узнав мнение самих мусульман о том, почему в их адрес постоянно поступают обвинения в радикализме и экстремизме.

«Последовательность в тенденциозности подачи материалов об исламской общине сайтом «15 Регион» приучила нас к тому, что этот процесс управляемый, – поделился с КАВПОЛИТом муфтий Осетии Хаджимурат Гацалов. – Министр Ахметханов отчитывался перед парламентариями более часа (доклад опубликован в газете «Северная Осетия»), а «15 Регион» порадовал народ только проблемами, якобы исходящими от мусульман.

 Муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов. Фото: livejournal.com

«С остальными делами в сфере правонарушений в республике все прекрасно. Хотя, как видно из доклада, ряд дел возбужден по причине межнациональных проблем. Часть доклада, посвященного исламской общине, создает впечатление, что ДУМ и активы общин не утверждают основы стабилизации, а наоборот, противодействуют ей», – считает наш собеседник.

«Мне непонятно упорство Ахметханова, мечтающего найти черную кошку в темной комнате. Если только не для того, чтобы оправдать задним числом беззакония, сотворенные под его руководством в 2011 году. Сказать, что он не владеет информацией и допускает ошибки – не могу. Сотрудники центра по борьбе с экстремизмом прекрасно знают ситуацию в исламской общине республики и не видят той напряженности, о которой твердит обществу министр.

Страшилка с лицами, обучающимися за рубежом, повторяет сказку об ушедших в Сирию и ИГ. Сначала их было 250 человек, потом 170, потом около 100, а по факту оказалось около 10. И сотрудники центра по борьбе с экстремизмом знают всех поименно. Кстати, как и тех, кто обучается. Их 13 человек, и почему они должны представлять опасность, непонятно.

За несколько дней до парламентских слушаний прошло заседание антитеррористической комиссии, где был заслушан доклад министра по делам национальностей Сослана Фраева. Ситуация в исламской общине, по данным этого ведомства, курирующего направление деятельности религиозных организаций, стабильна и не вызывает озабоченности. Министр Ахметханов промолчал. Вероятно, потому что в зале сидели специалисты.

Обществу хотелось бы услышать что-нибудь новое о ходе расследования убийства имамов. Но заявления Ахметханова о влиянии молодых имамов на молодежь приводят к мысли – не оно ли явилось причиной их гибели? Не потому ли следствие цинично остановлено? И если следователь по особо важным делам (специалист по сокрытию концов в воду) туманно намекает на противодействие каких-то сил, то на вопрос, – почему до сих пор не опубликованы фотороботы, – открыто отвечает: "Это не нравится Ахметханову". Необходимо внести ясность в эту ситуацию, это вполне может являться причиной радикализации», – говорит Гацалов. 

Другие факты, приведенные в докладе министра, скорее всего, имеют место, не всегда же министр ошибается. Но они не касаются людей из местных религиозных организаций. Кто они и что сделали – мы не знаем. Чтобы избежать разночтения и создать условия для объективного мониторинга и анализа ситуации, ДУМ РСО-А предложило рассмотреть все факты, вызывающие недоверие, на заседании в любом формате. Заявление с таким предложением было направлено к секретарю совета безопасности Асланбеку Келехсаеву и вице-премьеру республиканского правительства Виталию Зангионову. 

Однако, по словам муфтия, более года правоохранительная система не соизволила организовать предлагаемое мероприятие, которое бы изменило существующие стереотипы и положительно повлияло на обстановку. Видимо, у них нет необходимости менять подход к исламской общине и вообще к исламу. Иначе как объяснить нерасследование убийства имамов и регулярное обвинение в радикализации? Думается, дальнейшие комментарии излишни.

За последние годы община много сделала для консолидации не только мусульман, но и всего общества, считает представитель старшего поколения прихожан Владикавказской мечети Юсуф Каллагов. По его мнению, ведущую роль в этом играют Совет духовного управления и старшее поколение. Консолидация мусульман общины, связь старшего поколения с младшим – наглядны. Кто этого не видит – может прийти и убедиться.

«Участие общины в различных общественных и молодежных форумах и встречах, спортивно-интеллектуальных играх, городских субботниках – объективный тому показатель. Но только усилий руководства ДУМ далеко недостаточно. Без поддержки властных структур и бизнеса возникающие препоны в это непростое время трудно решать», – говорит Каллагов.

Со стороны виднее

Гражданское общество Осетии находится в стадии стремительного развития. Корреспондент КАВПОЛИТа обратился к его различным представителям, чтобы узнать их мнение о ситуации в мусульманской умме.

По словам ведущего научного сотрудника Российского института стратегических исследований, а ныне секретарь-координатора Кавказского геополитического клуба Яны Амелиной, мусульмане республики все активнее задают всему российскому исламскому сообществу тон в борьбе с радикализмом, показывают хороший пример планомерной и плодотворной работы на благо осетинского общества и страны в целом».

 Секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина. Фото: news-front.info

«К сожалению, значительная часть республиканского социума продолжает жить стереотипами четырех-пятилетней давности. Активная позиция Духовного управления мусульман Северной Осетии, носящая ярко выраженный государственный и патриотический характер (поддержка возвращения Крыма в состав РФ и идеи воссоединения осетинского народа в составе России, помощь украинским и сирийским беженцам, размещенным в РСО-А и т.д.), по-прежнему вызывает настороженность у некоторой части правоохранительных органов и республиканских СМИ», – отмечает эксперт.

КАВПОЛИТ обратился к самому известному на сегодня историку в Осетии – кавказоведу, общественному деятелю, доктору исторических наук, профессору СОГУ Руслану Бзарову – с просьбой прокомментировать информацию о радикализации местных мусульман.

«В современном мире никто не может отгородиться от глобальных политических, идеологических, религиозных сдвигов. И мусульманская община, и Духовное управление мусульман Северной Осетии за последние четверть века пережили разные периоды. Не удалось избежать и некоторой радикализации, не буду напоминать события и имена, – уверен, что все хорошо помнится. Хорошо известная и многократно описанная в художественной литературе слабость нашей бюрократии, особенно правоохранительных органов, заключается в хроническом отставании от реальности», – считает Бзаров.

 Историк-кавказовед, доктор исторических наук, профессор Руслан Бзаров. Фото: gradus-pro.ru 

Эксперт отмечает, что «жизнь мусульманской общины РСО-А достаточно сложна, ей вряд ли подходят простые оценки». «Тем не менее, в каждый момент, в каждый период хорошо виден основной тренд. Сегодня, мне кажется, можно говорить о стабильности, о зрелости – это особенно хорошо было видно на фоне тех тяжелых испытаний, которые пережило Духовное управление в прошлом и позапрошлом году», – отметил историк.

О работе по противодействию экстремизму и радикализму со стороны мусульманской общины наш собеседник сказал: «Я чрезвычайно далек от того, чтобы позволить себе оценивать всю общину, ее управление или лично муфтия. Могу лишь сказать, что испытываю глубокое уважение к тем имамам, представителям мусульманской общины и простым верующим, которых вижу на публичных мероприятиях.

Позиция, которая высказывается от имени общины и духовного управления, неизменно отличается четкостью, твердой приверженностью вековым основам ислама, открытостью обществу и государству. Если под "работой по противодействию" понимается какая-то секретная деятельность, то мне она неизвестна. Если же речь идет об образе общины, каким он складывается в последние годы, то очевидна эволюция от настороженности к постепенному восстановлению доверия. Для Осетии эта тысячелетняя традиция взаимного доверия и уважения религиозных воззрений друг друга очень важна», – заключил Бзаров.

Диалог или конфронтация?

Периодически непонимание между МВД Осетии и мусульманской общиной создает в обществе искусственный страх перед исламской угрозой. Решить эту проблему можно, только совместно обсудив имеющиеся друг к другу вопросы. 

Пора уже покончить с различными слухами о радикализации мусульманской молодежи. Государство должно гарантировать местным мусульманам стабильность и безопасность их деятельности во благо всего общества.

Возможно, сближению позиций должно поспособствовать северо-осетинское сообщество – эксперты, представители гражданского общества, СМИ.

Комментарии 1