Общество

Радикалы убили Раббани за попытку их спасти

В Кабуле, при большом стечении народа похоронили одного из самых известных лидеров Афганистана. Бывший президент страны Бурхануддин Раббани, переживший до этого не одно покушение и имеющий многолетний опыт участия в боевых действиях, погиб 20 сентября от бомбы смертника в своем доме, находящемся в самой охраняемой зоне афганской столицы. Гибель Раббани может привести к обострению противоречий в этом неспокойном государстве и поэтому ставит под сомнение планы НАТО вывести оттуда свои войска к концу 2014 года.

В знак уважения гостей не стали обыскивать

Убийца был талибом. И жертва знала об этом. Раббани сам пригласил этого человека вместе с его товарищем к себе в гости. Посланцы руководства движения "Талибан" объявили, что привезли важное послание о мире. В знак уважения их не стали обыскивать. Предполагается, что бомба была спрятана в тюрбан одного из них (летом этого года так был взорван мэр Кандагара: террорист пронес взрывчатку в своей чалме).

Бурхануддин Раббани, имя которого, бесспорно, будет вписано в историю Афганистана, с осени 2010 года возглавлял "Высший совет мира". Эта организация занималась примирением между афганскими боевиками и ставила своей целью их возвращение к мирной жизни. Причем речь шла о самых радикальных из них из организации "Талибан", которую в России, в США и во многих других странах считают террористической. Бурхануддин Раббани, который сам когда-то был моджахедом и организатором сопротивления советской армии в Афганистане, считал возможным вернуть этих людей к обычной жизни.

Это было его давней идеей. Помню, он сказал мне об этом в интервью еще осенью 2001 года, что выглядело смело. Это было сразу после терактов в США 11 сентября, организованных арабами из "Аль-Каиды", которых приютили у себя афганские талибы. На Афганистан тогда обрушилась вся мощь американского возмездия, и талибы были главной мишенью.

"Как организация "Талибан" кончилась, так как она привечала у себя террористов. Но среди талибов есть некоторые, кто персонально может рассматриваться в качестве тех, с кем можно иметь дело. Не в самом правительстве, а на каких-то других уровнях, а дальше - будем смотреть. Речь об отдельных людях. Дело каждого будет изучаться отдельно. Но речь ни в коем случае не идет о "Талибане" как о движении. Его нет. И у него не может быть никакой роли в будущем", - сказал тогда Бурхануддин Раббани.

Надо ли разговаривать с эктремистами?

Поначалу Раббани был одинок в своем стремлении начать говорить с талибами. Но его авторитет, солидное богословское и философское образование (сын муллы, он учился в Каире в университете "Аль-Азхар", кстати, он прекрасно говорил по-арабски), богатый опыт политика и моджахеда, а также немалые финансовые возможности позволили ему отстоять свою точку зрения. На это, правда, ушли годы. И только год назад президент Хамид Карзай заговорил о том, что всех радикалов не уничтожишь и не пересажаешь, значит, надо вести с ними диалог. Примирение между самими афганцами становилось необходимым элементом стабилизации ситуации.

Наконец, Карзаю удалось убедить своих американских покровителей в необходимости диалога. Сначала афганские власти признали наличие тайных контактов с талибами, а в сентябре 2010 года официально создали "Высший совет мира", который и возглавил автор идеи Бурхануддин Раббани.

Примечательно, что о создании "Высшего совета мира" удалось договориться нынешнему президенту Афганистана и предыдущему, Карзаю и Раббани, причем первый по национальности - пуштун, а второй - таджик, то есть представитель меньшинства. В Афганистане отношения между различными общинами всегда представляли собой сложную проблему, являющуюся одной из причин постоянных распрей.

Президент Карзай, узнав во вторник о трагедии, тут же прервал свой визит в Нью-Йорк, где он был на сессии Генассамблеи ООН, и срочно вернулся в Кабул.

Камикадзе набрались терпения и долго ждали встречи

Среди талибов назначению Раббани радовались далеко не все. Настороженно к его фигуре в роли главного посредника отнеслись и в соседнем Пакистане, где когда-то ему помогали, но потом с недовольством восприняли его возросшую независимость. Раббани и сейчас не скрывал, что не собирается рассматривать движение "Талибан" как политическую силу, о чем он говорил и раньше. Меньше чем неделю назад он снова резко высказался в адрес этой группировки, выступая на церемонии в честь памяти еще одного известного таджика - Ахмад Шаха Масуда.

Этот соратник и ученик Раббани был убит десять лет назад - 9 сентября 2001 года, за два дня до терактов в Америке. Это произошло, как и в нынешнем трагическом случае, тоже в собственной резиденции политика на северо-востоке Афганистана. Удивительно, что сейчас охрана Раббани совершила ту же ошибку, что и окружение Масуда. Десять лет назад к 48-летнему Масуду без должного досмотра попали двое арабов, якобы тележурналистов (на самом деле они были связаны с "Аль-Каидой" и, возможно, с талибами), в телекамере которых была спрятана взрывчатка. А ныне два талиба прошли к 70-летнему Раббани так же свободно, хотя обстановка в столице всегда тревожная.

Бурхануддин Раббани - фигура, конечно, далеко не идеальная. Советские военные в Афганистане знали о его жестком отношении к военнопленным. Например, ему приписывают приказ о расстреле в 1985 году в лагере Бадабера группы восставших там русских и афганских арестантов. Тем не менее, новая Россия выстроила с ним затем неплохие отношения - снабжала оружием, гуманитарной помощью. С ним встречались российские лидеры, в частности, Владимир Путин.

Главное же, что в последние годы Раббани взял на себя тяжелую ношу примирения между своими соотечественниками. За год, по оценке ряда политологов, ему вместе с помощниками удалось вывести из гор около двух тысяч человек. (Агентство "Ассошиэйтед Пресс" утверждает, что в рядах талибов еще остаются несколько десятков тысяч человек).

Раббани делал то же, что и Ахмат Кадыров, а затем и его сын Рамзан Кадыров в российской Чечне. Тем же занимался и еще один мой знакомый - один из самых выдающихся судей и религиозных авторитетов Йемена Хамуд Абдель-Хамид Гитар, создавший "Комиссию по диалогу", то есть по реабилитации и идеологическому перевоспитанию экстремистов. Для тех, кто уже отбывает срок в тюрьме, даже разработана программа, позволяющая добиться досрочного освобождения. На него тоже покушались, но он не собирается останавливаться.

Для афганцев тоже важно, чтобы кто-то продолжил работу, начатую Бурхануддином Раббани, хотя этот путь будет опасен и долог.

Автор: Елена Супонина

Комментарии 3