Среда обитания

О чем нужно помнить при перепосте что бы не попасть под суд

Следственные органы могут зачислить любого блогера в экстремисты или разжигатели ненависти, например, за перепост документального фильма об Украине или за карикатуру на первых лиц государства и даже за комментарий в сети к собственному судебному решению.

Административных и уголовных дел за перепост становится все больше

Органы власти, судя по всему, серьезно занялись вычиткой блогов. Так, например, социальная сеть «Фейсбук» опубликовала данные по официальным запросам на запрет контента за последние полгода – в России количество запретов выросло почти в два раза. Год назад Роскомнадзор требовал убрать всего 29 постов, а в этом полугодии — уже 55 постов. «ВКонтакте» не публикует таких данных, но к судебным разбирательствам привлекаются чаще всего пользователи именно этой сети. Мы отобрали самые последние, абсурдные, громкие дела за посты и репосты.

 

С армией не шутят

Губернатор Вологодской области Олег Кувшинников попросил проверить на экстремизм призыв защищать права населения своего региона. В марте 2014 года чиновник обратился в прокуратуру с запросом о проведении проверки на экстремизм в отношении главного редактора медиахолдинга «Премьер» Романа Романенко.

Журналист в своем фейсбуке обратился к президенту России Владимиру Путину с призывом ввести войска в Вологодскую область. Чтобы, по примеру Крыма, защитить права русскоязычного населения и спасти его от разрухи.

«Оккупанты, захватившие власть при помощи нечестных выборов, ничего не делают для покоренного населения, — пожаловался Романенко. — Мы гарантируем, что никакой партизанской войны против освободителей не будет. Да и международных санкций наверняка не последует», — пообещал журналист. Его запись перепостили на своих страницах более трёх с половиной тысяч человек. 

Если бы прокурорская проверка обнаружила в призыве к Путину экстремизм, всех их можно было бы обвинить в распространении незаконных материалов. Однако прокуратура не стала возбуждать уголовное дело, ограничившись допросом Романенко.

За Украину

Кассиру супермаркета из Екатеринбурга Екатерине Вологжаниновой грозит четыре года колонии за размещение документальных фильмов на своей странице во ВКонтакте. Следственный комитет обвинил ее в разжигании межнациональной розни за публикацию в блоге украинские документальных фильмов о событиях на Майдане Незалежности. В Украине эти фильмы показывались в эфире федерального телеканала 1+1. 

Жителя Екатеринбурга Юрия Кузнецова вызывают на допросы в ФСБ после того, как он записал видеопоздравление ко дню независимости Украины. По инициативе ФСБ три записи со страницы ВКонтакте Кузнецова, одобряющие события на Майдане Незалежности, прошли лингвистическую экспертизу. В ФСБ уверены, что записи могут содержать призывы к разжиганию межнациональной розни.

На днях Следственный комитет окончательно отказался заводить дело о разжигании ненависти на Юрия Кузнецова за посты в поддержку Украины и призывы быть добрее.

Грамматика не освобождает

Попасть под экстремистскую статью может не только оппозиция. Любовь к партии власти и штудирование трудов Владимира Путина не уберегли от внимания следственных органов активистку бурятского отделения Молодой гвардии Единой России (МГЕР) Марию Бурдуковскую. В марте 2015 года суд Железнодорожного района Улан-Удэ оштрафовал ее на тысячу рублей за публичную демонстрацию нацисткой символики.  

Бурдуковская разместила на своей стене во ВКонтакте изображение орла, стилизованного под герб Третьего рейха. Картинка была подписана фразой «Grammatik macht frei» (Грамматика освобождает). Этот символ используют участники субкультуры Граммар-наци, сражающиеся за соблюдение правил орфографии и пунктуации в интернете. Однако сотрудники регионального управления ФСБ и местные полицейские посчитали, что картинка пропагандирует экстремизм. Суд с правоохранительными органами согласился.

Тяга к русскому языку может стоить Бурдуковской политической карьеры. Активистку уже отстранили от проведения праздничных мероприятий 9 мая и планируют исключить из МГЕР. «В наших рядах ее не будет», — заявил журналистам руководитель исполкома бурятского регионального отделения «Единой России» Михаил Кравченко.

Партизаны в Иваново

20-летняя жительница Иванова Елизавета Лисицина (Красикова) приговорена к штрафу 100 тысяч рублей за перепост текста во «ВКонтакте». Год назад анархистка разместила на своей странице обращение, призывающее жителей России выходить на массовые акции протеста, создавать партизанские отряды, перекрывать дороги и разрушать военную инфраструктуру. Суд признал Лисицину виновной в публичных призывах к экстремизму. Если бы не беременность, которую следствие признало смягчающим обстоятельством, ей бы грозило до четырех лет колонии. Подсудимая вину не признала.

Закон защищает науку

Кировский районный суд Перми оштрафовал жителя города Ильдара Нартдинова на 1000 рублей за ненаучный взгляд на окружающий мир. В январе 2014 года Нартдинов был признан виновным в массовом распространении экстремистских материалов за публикацию на своей странице во «ВКонтакте» фильма «Чудеса Корана».

В фильме рассказывается, что многие современные научные открытия были предсказаны в Коране еще 1400 лет назад. Это должно в очередной раз подтверждать неверующим божественное происхождение священной книги мусульман.

Религиозный взгляд на науку не нашел понимания у российского правосудия: в апреле 2014 года Нефтеюганский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры внес фильм в Федеральный список экстремистских материалов. По мнению экспертов, «Чудеса Корана» подчеркивают превосходство ислама над другими мировыми религиями. В базе данных информационно-аналитического центра «Сова» находятся еще два аналогичных судебных решения. Эксперты центра подчеркивают, что, по их мнению, фильм был признан экстремистским материалом неправомерно.

Перепост–переезд

Активисту партии «РПР-Парнас» в Барнауле Антону Подчасову грозит четыре года заключения за перепост записи с негативными характеристиками русского народа. Следствие шло почти год, на это время у активиста были заблокированы банковские счета. Друг Подчасова, оппозиционер Андрей Тесленко обвиняется в аналогичном преступлении. Он успел скрыться за границу и получить политическое убежище в Украине вместе со своей семьей.

Вражда, ненависть и цинизм

Только долгая работа следственных органов спасла жителя подмосковного Домодедова Романа Матвеева от уголовного дела о разжигании ненависти и вражды. За репост на городском форуме демотиваторов на религиозные темы ему грозил срок до двух лет заключения в колонии.

В 2012 году Матвеев опубликовал на городском форуме Домодедова в ветках «Православие», «РПЦ (в комиксах)» и «Атеизм» семь демотиваторов на религиозную тему.
Среди них — фотография патриарха Кирилла с цитатой из его выступления и изображение человека с повязкой на голове и Кораном в руке, с подписью «Вы не верите, что ислам — религия мира и любви? Тогда мы идем к вам».

По версии следствия, демотиваторы были направлены на возбуждение «ненависти, враждебности и цинизма» к православным и мусульманам. С мая 2013 по февраль 2015 года Матвеев был включен в «Перечень физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму». Это не позволяло ему совершать финансовые операции, например, получать или переводить деньги.

Уголовное дело было закрыто за истечением срока давности. По российским законам это нереабилитирующее обстоятельство — предполагается, что вина лица установлена, однако в силу процессуальных обстоятельств назначение обвиняемому наказания невозможно.

Дмитрий Семенов: «Однако наказать решили меня»

История моего преследования берет начало с предпоследнего дня 2013 года, то есть с 30 декабря. Тогда ко мне домой пришли сотрудники Центра Э и взяли объяснения в связи с рядом моих репостов, сказали, что заведено административное дело. Силовикам не понравилась скопированная мной фотка с футбольного матча «Шинник-Спартак». На фан-секторе столичной команды тогда был развернут флаг со свастикой. Меня это сильно возмутило, и поэтому репост сопровождался комментарием а-ля «Этих подонков нужно немедленно найти и наказать». Однако наказать решили меня. Что интересно, эту фотку публиковали множество СМИ и известных людей, в частности, Борис Немцов.

Однако «первый блин оказался комом», и привлечь меня к ответственности не получилось.Дело в том, что районная прокуратура (по моей прописке) направила административное дело в мировой суд по месту моей прописки, в то время как рассматривать его должен был районный. Пока они устраивали свой междусобойчик, вышли сроки давности.

На этом сотрудники спецслужб, курирующие оппозиционных активистов, не успокоились и предприняли очередную попытку в марте 2014 года. Нашли еще 3 моих репоста, к которым решили придраться – «Павел Губарев в форме РНЕ», «Ополченец с татуировкой в виде свастики» и «Карикатура на Медведева, где он изображен в папахе на фоне арабского флага». С учетом прежних ошибок они довели это дело до суда, и в итоге меня оштрафовали на 1 тыс. рублей (изначально, судя по атмосфере, планировали отправить на сутки, но видимо, широкая огласка и общественный резонанс сделали свое дело). 

На этом вроде бы все устаканилось. Летом я даже съездил в отпуск в Украину без проблем. Но предчувствия того, что теперь они меня просто так не оставят, были. Поэтому, в принципе, я был готов морально к тому, что рано или поздно стану фигурантом уголовного дела. Особенно на фоне постоянных сообщений о преследовании активистов за репосты и лайки. Да и вообще в последние месяцы появилось какое-то предчувствие чего-то нехорошего. Тем не менее, утренний визит ФСБ был немного неожиданным.

В районе 7:15-7:20 обращаю внимание, что в подъезде кто-то барабанит в дверьКак обычно, утро в будний день у меня начинается с подъема в 7 утра. Сразу же открываю айпад и начинаю листать ленты в социальных сетях на протяжении получаса. Это помогает мне побыстрее отойти ото сна. Так было и 29 января. В районе 7:15-7:20 обращаю внимание, что в подъезде кто-то барабанит в дверь. Подумал, что к соседям, поскольку у нас на 2 квартиры одна общая железная дверь. Минут через 5 у меня звонит мобильный – номер незнакомый. Поднял трубку. Мужчина представился участковым и сказал, что пришел по жалобе соседей. Не понимаю, зачем нужны эти глупые отмазки. Как будто если бы он сказал, что из ФСБ, то я бы забаррикадировался в квартире и не выходил бы месяцами. Ну, тут мне стало ясно, что это либо Центр Э, либо ФСБ.

Открыл дверь. В подъезде 5 человек – все в гражданском. Один из них представился следователем и предъявил удостоверение. Еще двое были также сотрудниками ФСБ, и 2 студента – понятые. Следователь сказал, что на меня завели уголовное дело по статье 280 УК РФ, предъявил постановление суда на обыск. Дело завели в связи с репостом (внимание!) карикатуры на Медведева в папахе, то есть за то фото, за которое уже судили по административной статье.

Единственный, к кому я успел дозвониться, – это правозащитник Алексей Глухов. Поэтому практически мгновенно в соцсетях появилась информация об обыске у меня. Впоследствии во время обыска пользоваться айпадом и телефоном мне запрещали, хотя иногда удавалось ответить на входящие звонки. В принципе, обыск шел недолго (около часа) и весьма поверхностно. Сразу стало ясно, что главная их цель – изъятие моих средств доступа в интернет. Так и произошло – упаковали айпад. После этого сказали мне, что я могу чем-нибудь перекусить, умыться, а затем мы едем на второй обыск – по месту прописки, то есть к родителям. Это город Цивильск. Честно говоря, в такой момент было не до еды, поэтому мы сразу же тронулись. На квартире у родителей все прошло так же быстро. Всяческая политическая литература, партийные доклады, атрибутика, листовки их не особо интересовали. У родителей изъяли ноутбук. При обысках я старался не упускать из виду сотрудников ФСБ, поскольку в подсознании была такая мысль, что они могут установить какое-нибудь подслушивающее устройство. Не очень приятно находиться в квартире с такой мыслью, согласитесь? Особенно родителям.

Где-то в обед после двух обысков я уже был свободен. Последующие несколько дней прошли очень быстро – звонки и сообщения от друзей, родственников, журналистов, знакомых и даже незнакомых. Все спрашивают, переживают. В такие моменты начинаешь особо ценить друзей. 2 февраля я познакомился с адвокатом Евгением Губиным и мы, пообедав, пошли на допрос. От дачи показаний на тот момент мы отказались по 51 статье. Решили дождаться результатов экспертизы.

Помню, шеф еще удивлялся, что они втроем пришли изымать один ноутбукСобственно, после этого, на какое то время наступило затишье. Спустя месяц с момента изъятия мне вернули айпад и ноутбук, за что спасибо адвокату. Затем, в начале марта, сотрудники ФСБ в том же составе явились ко мне на работу с обыском. И вновь изъяли ноутбук, теперь рабочий. Помню, шеф еще удивлялся, что они втроем пришли изымать один ноутбук. Мол, лучше бы убийц Немцова искали. Через несколько дней для дачи показаний вызвали начальника, тогда же вернули и рабочий ноутбук. Затем несколько раз от следователя приходили запросы на работу – то им договор на оказание интернет-услуг нужен, то еще что-то. В общем, шеф отнесся с пониманием.

17 марта я узнал, что готовы результаты лингвистической экспертизы, сделанной по запросу ФСБ. В тот же день получил копию. Как и ожидалось, экспертиза не в мою пользу. 

Самое важное для меня в этом деле – родители. Тем более, после намеков от некоторых представителей спецслужб, что у них могут различные проблемы из-за меня возникнуть. За себя-то я не особо переживаю. А вот родители, особенно мама, очень эмоциональная и чувствительная... Но стоит отметить, что в целом они достойно восприняли информацию о моем уголовном деле. То ли не показывают своих переживаний, то ли не осознают, что мне так-то грозит реальный срок по инкриминируемой статье. Но в любом случае спасибо, что отнеслись с пониманием. И когда в середине марта мне приходит сообщение от родного брата в десятом часу вечера, что у них в квартире сотрудник ФСБ, я, конечно, запереживал. Сразу же позвонил, узнал в чем дело, что хотят. Выяснилось, что хотят взять показания. Я посоветовался с адвокатом, который сказал, брать всем 51-ю. Также адвокат сказал, что после 22 часов не ведутся следственные действия, за исключением не терпящих отлагательств. Случай с моими родителями явно не попадал в исключения. Передал все брату, а ФСБшник сказал им, что нет такого закона, и продолжил оформление протоколов, завершив все свои действия после 22 часов. В какой-то момент дома перестали брать трубку, и я вновь запереживал. Но это уже эмоции. В общем, сотрудник ФСБ ушел, с родителями ничего не случилось, и теперь они даже с небольшим юмором вспоминают этот визит поздним вечером.

Мне официально предъявят обвинения. Суд, судя по всему, будет в апреле-мае. Я, конечно же, надеюсь на лучшее, но готовлюсь к худшему. Даже план последнего слова на суде уже накидал в блокнот…

Комментарии 4