События

«Не убивайте АТР!»

«Решение о закрытии крымскотатарского телеканала АТР исключительно политическое. В Крыму закрываются неугодные средства массовой информации, чья точка зрения не во всем совпадает с политикой властей»...

В интервью КАВПОЛИТу заместитель генерального директора АТР Лиля Буджурова призналась, что две трети эфирного времени тележурналисты посвящали фактически демонстрации «лояльности» нынешнему режиму управления Крымом. Однако даже это телеканал не спасло. 

Единственный крымскотатарский телевизионный канал АТР угрожают закрыть 1 апреля. Роскомнадзор в пятый раз находит в документах на регистрацию телеканала ошибки. По мнению главы Крыма Аксенова, делаются эти ошибки едва ли не «преднамеренно». Между тем московские юристы, сотрудничающие с крымским телеканалом, правовых недочетов в бумагах не видят, и советуют журналистам «решать вопрос на другом уровне».

- Лиля-ханым, как вы прокомментируете мнение Аксенова и претензии Роскомнадзора к телеканалу?

- Если бы замечания были объективными, то нам в первом же документе, который мы подали и в который могла бы вкрасться ошибка, указали на это. Мы бы все исправили и все было бы нормально. Тем более мы же не большие знатоки российского правового поля.

Лиля Буджурова

Мы наняли юридическую фирму из Москвы, которая специализируется на вопросах регистрации СМИ в Роскомнадзоре. Но это нам, как видим, не помогает. Каждый раз у нас в документах якобы находят ошибку. Московские юристы просто разводят руками и говорят: «Ну, ребята, решайте на другом уровне, это бесполезно».

- А вы ошибки не делаете нарочно? 

- Нет. Что же мы враги сами себе? Ведь под угрозой закрытия все СМИ, что входят в холдинг. Роскомнадзор придирается ко всем ним. Причем умышленно затягивая сроки рассмотрения. А значит, лишая возможности оспорить его решение до окончания лицензии на вещание.

Например, документы на регистрацию крымскотатарского радио «Мейдан» в очередной раз были поданы 5 февраля. Сегодня 30 марта, ответа от Роскомнадзора нет до сих пор. Прошло два месяца.

Надо сказать, что и сам Аксенов, и другие должностные лица не скрывали по большому счету, что решение о закрытии – политическое.

- Это политическое решение на уровне Крыма или на уровне Москвы?

- Я не знаю и не могу делать какие-либо выводы. 

- Таким образом вещание может быть прекращено у всех изданий холдинга? 

- У всех, конечно. У нас ни у кого нет регистрации. В наш холдинг входит две радиостанции «Мейдан» и «ЛидерФМ», детский телеканал «Ляле», АТР, информационное агентство «15 минут новостей». И ни одному из них не дают право на деятельность. 

Вещать же без лицензии, мы это понимаем, рискованно. Нас тут же обвинят в незаконных действиях, изымут оборудование, а административная и уголовная ответственность в отношении юридических лиц может обойтись в 500 миллионов рублей.

- Обращались ли вы за помощью к политическому руководству России непосредственно?

- Конечно, мы везде разослали письма, объяснили ситуацию, объяснили, какое значение телеканал имеет для народа, что считаем неправомерным такое реагирование на наши документы. То есть обратились почти во все инстанции.

Я уж не говорю о том, что другие люди обращались частным образом. Проходит целая «петиционная кампания» в защиту телеканала. Однако реакция — нулевая. И 1 апреля, судя по всему, мы выключимся. 

- А какова судьба других крымскотатарских изданий полуострова?

- Все крымские СМИ обязаны были зарегистрироваться до 1 апреля. Насколько я знаю, из всех крымскотатарских СМИ регистрацию получила только газета «Яны дунья», которая финансируется правительством.

Ни одно другое крымскотатарское СМИ, включая детский журнал «Арманчык», не получили регистрацию. В том числе и две газеты – «Голос Крыма» и «Авдет». Конечно, формально у нас не отбирают право обращаться за регистрацией и дальше.

Можно, наверное, будет организовать новые СМИ. Все это может быть, но телеканала АТР уже не будет

- Если решение о закрытии АТР — политическое, то как его изменить политическим же способом? В чем претензии к АТР или другим вашим изданиям?

- К АТР в качестве претензии выставляют то, что мы разжигаем межнациональную рознь. Если бы это было так, прокуратура нас давно бы уже арестовала, учитывая особенность отношения к нам. А нас не могут поймать ни на одном нарушении действующего законодательства. Иначе была бы соответствующая реакция. 

Более того, сейчас в Крыму началась активная информационная борьба против АТР. По местному государственному каналу раз в полчаса идет фильм об АТР, в котором рассказывают, что некие частные лица снабжают нас деньгами, которые в свою очередь связывают нас с теми из руководителей меджлиса, что в настоящее время в Киеве.

Про меня в фильме наврали. Кстати, я на них буду в суд подавать. То есть идет сейчас просто грязная информационная атака.

Я не знаю, какие были политические решения. Но мы всегда разговаривали со всеми, с каждым — открытый диалог, мы всегда сами на него напрашиваемся. Но результата никакого.

- А может быть претензии из-за того, что вы как-то не так освещали Год Крыма в России?

- Как не так?

- Не так, на взгляд определенных кругов у власти? 

- Ну, извините, мы же не ВГТРК. Мы рассказываем то, что происходит – плохо с продуктами, мы говорим – плохо с продуктами. Пятитысячные очереди на Керченской переправе, мы говорим об этих очередях. То есть наша политика та же самая, что и была ранее. Мы показываем зрителю картину дня. 

У нас, конечно, две трети «паркета» из Совмина: туда поехали, тут обнялись, тут поцеловались, тут «Крымская весна», тут флаги передали – это две трети. Но то, что происходит и другое, мы тоже освещаем. В том числе и современные проблемы, с которыми люди, крымчане, живут каждый день.

Естественно, это мало нравится власти. Потому что госканал, как вы понимаете, у них в каждом рисунке солнце. А у нас тоже много солнца, но если дождик иногда капает, то мы этот дождик тоже показываем.

- Получается, что в эфире телеканал вполне демонстрировал свою «лояльность» к новой ситуации? В чем же проблема? 

- Я не знаю, у меня нет ответа на этот вопрос. Но, по сути дела, то, что творится сейчас, точно не рождает позыва к лояльности, потому что люди видят, что уничтожается, просто тупо уничтожается все крымскотатарское. Какая в таком случае лояльность? 

В то же время у многих в народе может затаится обида. Чего еще ждать людям, целому народу, у которого потерь раз в 30 больше, чем приобретений? Опять отнимают, отнимают, по сути дела, национальные культурные институты.

Отнимают то, чего мы смогли добиться только после 20 лет пребывания в Украине — мы только в последние годы этого добились. И не благодаря, а вопреки. Все своими руками, без копейки помощи от государства.

- А какие действия вы сейчас готовы предпринять?

- Я не думаю, что у нас какие-то митинги протеста будут завтра или послезавтра. Не будет никаких митингов. И мы никого ни на какие митинги не зовем. Потому что это мигом будут расценено как призывы к экстремистской деятельности.

Потом – мы же не политическая партия, всего лишь телеканал. Мы защищаемся разговорами в эфире, и все. 

У нас идет телемарафон уже несколько дней, с прошлого вторника, под названием «Не убивайте АТР». В ходе него жители Крыма, известные и не очень, представители разных национальностей высказывают поддержку нам. Но это, вероятно, также раздражает чиновников.

- Представители меджлиса, находящиеся в Киеве выступили в вашу поддержку. Не может это быть негативно расценено нынешней властью?

- Меджлис в целом теперь «ниже плинтуса» загнан. Но если в Крыму они что-то говорят, если есть какой-то информационный повод, мы, конечно, тоже об этом говорим.

Что касается Мустафы Джемилева, Рефата Чубарова и других, тех, кто в Киеве, то у нас на канале это уже давно запретные лица. Мы не показываем никого. То есть их для нас нет, не существует, поскольку мы понимаем, что это чревато.

- А крымские татары во власти, например, Заур Смирнов или Ремзи Ильясов, осознают проблему, как-нибудь участвуют в ее разрешении?

- Я не знаю, осознают они ее или нет, но они даже никак не комментируют это. Они где-то «под столом» спрятались. Мы их, конечно, каждый раз спрашиваем. Сегодня опять будем пытать. Но все говорят – не надо излишне политизировать этот вопрос.

Их раздражает даже то, что к нам приходят люди и заявляют, как они любят АТР, какое значение и влияние имел телеканал на развитие родного языка и культуры.

- Вы думаете — это не политика? 

- Да, я так думаю, потому что люди не говорят о политике, они говорят о том, чего они лишаются.

Те, что во властных структурах, по сути, ничего не решают. Если бы они что-то решали, они бы что-то делали. Более того, они уходят от ответов на вопрос, придумав вот эту фразу: «Не надо политизировать». Это то же самое – не надо разжигать межнациональную рознь. 

Вы можете представить, что кто-то здесь на территории России может разжигать межнациональную рознь? Представьте, что бы было с нами. Какая межнациональная рознь?

После этого, только останется утверждать, что мы пьем по ночам кровь христианских младенцев. Это из того же ряда. 

Автор: Рустам Джалилов

Комментарии 4