Просвещение

Война Российской империи с чукчами

Название статьи звучит как анекдот, но это абсолютно точное определение событий, длившихся 150 лет. В марте 1747г. - чукчам удалось разгромить русское войско

Присоединение Сибири к России принято связывать с походом Ермака в конце XVI века. Однако процесс покорения восточно-сибирских земель продолжался еще почти 200 лет. Вначале продвижение на восток было личной инициативой казаков и землепроходцев, а затем сибирских воевод. Только в конце XVII века дело "приискания новых землиц" берёт на себя государство. 

В 1697 году Петр I издает указ о монополии соболиной торговли и присоединении новых земель, богатых соболем. К 1720 году во всей Сибири совершенно непокорённой оставалась лишь территория населенная чукчами, ограниченная с запада и юга реками Чаун и Анадырь и равная по площади современной Германии. К 1720 году во всей Сибири совершенно непокорённой оставалась лишь территория населенная чукчами, ограниченная с запада и юга реками Чаун и Анадырь и равная по площади современной Германии.

В то время численность чукчей составляла примерно 10000 человек, занятых оленеводством и морским зверобойным промыслом. Уровень их технического развития соответствовал неолиту. Наконечники копий и стрел изготовлялись из кости и камня (кремня, обсидиана, горного хрусталя). Были у чукчей и доспехи из моржовой кожи и костяных пластинок. Лишь редкие воины обладали железными копьями и панцирями, купленными, вероятно, у тунгусов. При необходимости чукчи сооружали укрепления из нарт, поставленных друг на друга в три яруса и засыпанных камнями. Подступы к таким крепостям "минировались" капканами и ловушками.

Чукчи не представляли собой какого-либо объединения, не было у них даже родовой организации. Каждое стойбище жило своей жизнью, иногда объединяя усилия с другими стойбищами для охоты или войны. Русские источники отмечают отсутствие у чукчей каких-либо "начальников". По чукотским преданиям военными отрядами руководили "силачи" (эрмэчьын), которые просто объезжали разные стойбища, предлагая присоединиться к ним для похода. При всём этом чукчи осознавали своё единство, называя себя "лыгъораветлан" ("луораветлан") – настоящие люди, а другие народы "таннгытан" – чужаки.
 

Уже первые столкновения русских с чукчами в низовьях р. Колымы, продолжавшиеся всю вторую половину XVII века показали их отличие от других народов Восточной Сибири. Для обеспечения выплаты ясака (дани) было принято брать заложников из числа подъясачного населения.

Однако с чукчами эта тактика не срабатывала. Они отказывались от заложников, а те, в свою очередь, старались покончить с собой. В 1656 году казакам Нижнеколымского острога пришлось освободить взятого в заложники чукотского предводителя Миту, чтобы не умереть с голоду, так как чукчи не давали им выходить из крепости для рыбной ловли. Только эпидемия оспы 1691 – 1693 годов сделала русских хозяевами нижней Колымы. Оставив заражённые стойбища, чукчи откочевали на восток.

Кроме прямого обмена чукчи занимались и посредничеством. Например, они меняли купленные у эскимосов Аляски шкурки каланов на русские железные изделия, а их, в свою очередь, продавали эскимосам. Торговля с эскимосами перемежалась войной, причём морские охотники перевозили на своих байдарах на американский берег оленеводов, которые были лучшими бойцами. Азиатские эскимосы выступали союзниками чукчей против американских эскимосов.

При "политическом" равенстве у чукчей было заметное неравенство экономическое. Были владельцы стад и пастухи чужих оленей, хозяева байдар и охотящиеся на чужих байдарах за часть добычи. Несмотря на полярную родину чукчи отличались горячим темпераментом.

Первые походы казаков на Чукотку, организованные приказчиками (комендантами) Анадырского острога (самый северо-восточный форпост России, основан Семёном Дежнёвым в 1649 году) были неудачны. Проводниками и подневольными союзниками русских были коряки и юкагиры. Чукчи в отместку начали нападать на их стойбища, угонять оленей, уводить в рабство женщин и детей. Якутские воеводы писали в Москву, а затем и в Санкт-Петербург о злокозненности "немирных чукоч", не желающих платить ясак и разоряющих "русских ясашных людей - коряк и юкагирей".

В 1711 году из Анадырска к чукчам бьш послан казак Петр Попов с двумя помощниками для приведения в подданство "уговором и ласкою". Целый год ходили они от стойбища к стойбищу, уговаривая платить ясак. Заодно Попов подсчитал общее количество боеспособных чукчей – 2050 "лучников". Чукчи выражали готовность торговать, но ясак платить отказывались. Только пятерых человек, живущих по р.Анадырю недалеко от крепости, удалось склонить в русское подданство. Интересно отметить, что Попов с товарищами ни разу не подверглись нападению и благополучно вернулись домой.

В 1727 году дело покорения Чукотки берёт в свои руки правительствующий Сенат. Формируется секретная дальневосточная экспедиция для поиска путей к Большой Земле – Америке и приведения в подданство всех «немирных иноземцев», живущих на этих путях. Подготовленный сенатом указ подписывает Екатерина I. Таким образом, вопрос о войне с чукчами был решён на самом высоком уровне. Во главе экспедиции был поставлен якутский казачий голова Афанасий Шестаков, получивший звание – Главный командир Северо-Восточного края, а его помощником назначен капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий.

Шестаков отбыл из Санкт-Петербурга и только через 2 года добрался до Охотска. По плану его команда должна была морем обогнуть Камчатку, подняться по р. Анадырь до Анадырска и соединиться с командой Павлуцкого, которая следовала на нартах из Якутска. Однако корабли попали в бурю, их разметало и часть команды погибла. Сам Шестаков с 80 людьми высадился на берег недалеко от Тауйского острога. В Тауйске он пополнил отряд тунгусами и ламутами и двинулся к Анадырску по суше. В марте 1730 года этот отряд был разбит чукчами на р. Погыче, более чем в шестистах километрах от границ "чукотской землицы". Сам Шестаков погиб.

Начальником экспедиции становится Павлуцкий. Его команда из 230 казаков и солдат прибыла в Анадырск в следующем году. Там к ней были присоединены 280 коряков и юкагиров. Поход начался в апреле 1731 года. Колонна на марше представляла собой впечатляющее зрелище: более 500 нарт, запряженных оленями, с людьми пушками и припасами в пустынной горной тундре. Ещё 700 оленей гнали за собой для пропитания. Только через 2 месяца отряд вышел на первые стойбища.

В течение нескольких дней произошло три сражения с чукчами. По сообщению участников похода (через 20 лет) было убито 790 чукотских воинов, либо 1450 (через 30 лет). Это число, возможно, преувеличено. По мнению современных исследователей, численность отдельных военных отрядов у чукчей не превышала 300 человек. Однако если в первой битве чукчи потеряли три четверти людей, прежде чем отступить, то в третьей для отступления достаточно было около 10% потерь. Чукчи быстро поняли, что открытые сражения с такими силами противника, имеющего ружья и пушки, бессмысленны, и перешли к партизанским действиям.

После полугодового марша по побережью Северного Ледовитого океана войско Павлуцкого возвратилось в Анадырск. Были взяты в плен 300 чукчанок, но до крепости дожили лишь 13. Из 12000 угнанных русскими оленей в острог привели лишь 500, остальных съели по дороге. Среди трофеев были 12 железных панцирей, один из которых сейчас хранится в Кунсткамере Санкт-Петербурга.

Чукчи в результате этого похода потеряли десятую (!) часть своего народа! В войне с чукчами принял участие и флот. Бот "Святой Гавриил", построенный Витусом Берингом, был отдан в подчинение Павлуцкого и отплыл с Камчатки на Чукотку, где обстрелял стойбище на Чукотском мысу (мыс. Дежнёва). Жители стойбища бежали, а команда вышла на берег и прошлась по ярангам, собирая трофеи. После этого «Святой Гавриил» взял курс на восток и стал первым российским кораблем, достигшим берегов Америки.

Правительство оценило заслуги Павлуцкого – он был произведен в майоры и назначен якутским воеводой, главой самого обширного уезда в Российской империи. Чукчи же, не смотря на устрашающий характер похода, ясак платить не стали, а лишь ужесточили набеги на коряков и юкагиров. Участились и нападения на русских, причём совсем близко от Анадырского острога.

Совершали чукчи и дальние рейды. Они напали на станицу Походская в устье р. Колымы, более чем в 400 км от границы и перебили почти всё её население. В 1737 г. отряд чукчей доходил до Нижнекамчатского острога, расположенного в 1000 км к югу от Анадырска, а в следующем году был особенно разорительный набег на корякские стойбища. Обычно чукчи предпринимали свои походы с началом полярной ночи, когда казаки и солдаты не отваживались покидать стены острогов.

Информация о чукотской войне, дошедшая до Сената, побудила его к довольно противоречивым действиям. В 1740 году Сенат дал предписание Павлуцкому оставить чукчей в покое ввиду их бедности и дальности жительства. Однако уже через два года последовал указ, подписанный "кроткой" императрицей Елизаветой:

"На оных немирных чукч военною оружейною рукою наступить и искоренить вовсе, точию которые из них пойдут в подданство Ея Императорского Величества оных так же жён их и детей взять в плен и из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якутском воеводстве по разным острогам и местам между живущих верноподданных". Ответственным назначался иркутский вице-губернатор, статский советник Ланг, а исполнителем - якутский воевода майор Павлуцкий.

Для выполнения указа команда в составе 407 казаков, солдат и гренадер и 1000 якутских лошадей в конце мая 1743 года выступила из Якутска. Попытка атаковать чукчей в конном строю не удалась: все лошади пали от бескормицы при переходе через Верхоянский хребет. Через 6 месяцев отряд на собачьих упряжках добрался до Анадырска. Перезимовав и присоединив к своей армии 237 коряков и юкагиров Павлуцкий весной следующего года выступил в поход по тихоокеанскому побережью, уничтожая все стойбища, встречавшиеся ему на пути. Однако стойбища встречались не часто - чукчи, наученные предыдущей карательной экспедицией, откочевывали маленькими группами в горы. В то же время они нападали на российский отряд и угоняли оленей.

На Чукотке мало растительности, пригодной для костров, и русские испытывали затруднения при приготовлении горячей пищи, в отличие от чукчей, довольствовавшихся сырым мясом. Через 4 месяца команда Павлуцкого, съев все 5000 оленей, взятых у коряков, была вынуждена повернуть назад, потеряв только от голода 50 казаков и солдат. Обессилевшее войско пришлось остановить на привал и выслать в Анадырск наиболее боеспособную группу, которая пригнала ещё 5000 оленей. Только после этого армия смогла возвратиться в острог.

В своих донесениях Павлуцкий жаловался, что хлебное довольствие и жалование казакам не платят уже два года и им приходится жить охотой на диких оленей. В то же время он писал, что Чукотка бедна соболем, намекая на невыгодность войны. В ответ Сенат требовал брать ясак моржовым клыком. Поход, организованный через два года тоже не имел успеха. Ещё через год чукчи совершили налёт на коряков и угнали около 5000 оленей, причём совсем недалеко от Анадырска. Павлуцкий организовал погоню. С авангардом из 130 человек и одной пушкой он оторвался от главных сил и в устье р. Орловой настиг противника. Чукчи находились на скале. Русские дали лишь один залп -перезарядить ружья и пушку они не успели.

Чукчи скатились с горы и начался рукопашный бой. Потеряв 90 человек убитыми и 41 ранеными казаки и солдаты бежали.

Чукчам досталась пушка, знамя и 40 ружей. Среди погибших были: сам майор Павлуцкий, два сотника и пятидесятник. Это случилось 21 марта 1747 года. После этого поражения походы вглубь чукотской территории не предпринимались, хотя постоянный гарнизон Анадырского острога был доведён до 540 человек. Российская Империя перешла к обороне.

В чукотских преданиях осталась память о Павлуцком, который именуется – жестоко убивающий Йэкуннин. Он убивает женщин и детей, пытает пленных, хочет истребить всех чукчей и посылает "солнечному начальнику" нарты, груженные шапками убитых. По преданию он был взят в плен, подвергнут мучительной казни, а его голову возили по стойбищам. На самом деле тело Павлуцкого осталось у русских и было похоронено в Якутске.

В 1751 году восстали коряки, потерявшие в результате войны большую часть своих оленей и не получившие никакой защиты от чукчей. Новый комендант Анадырска капитан Шатилов подавил восстание, но в отношении чукчей ограничился мелкой вылазкой в низовья Анадыря. Шатилов не решался удаляться от границы.

В 1753-54 годах чукчи совершили такой разорительный поход на юкагиров, что оставшиеся в живых вынуждены были уйти на запад к Колыме. До войны с Россией отношения чукчей и юкагиров были мирными.

В 1755 году следующий комендант Анадырска секунд-майор И.С. Шмалёв принял решение построить 6 крепостей по пограничным рекам: Анадырю, Чауну и Хатырхе. Но осуществить это строительство он не успел. От иркутского генерал-губернатора Вульфа пришла инструкция, которая предписывала идти на уступки чукчам и "приводить их в ясачное подданство более ласкою, нежели силою".

Шмалёв провёл первые мирные переговоры с чукотским предводителем Харгититом. Состоялся обмен пленными. Чукчи даже согласились платить ясак при условии: заложников не брать, крепостей на их земле не строить. Так как ясак чукчи так и не платили, возможно, что Шмалёв придумал их согласие для отчёта. Кроме того, переговоры велись лишь с одной группой чукчей, вероятно, ближайшей к границе. Правда чукчи прекратили нападения на русских, но продолжали нападать на коряков. В дальнейшем столкновения возобновились, но в меньших, чем раньше масштабах.

В 1760 году в Анадырск с ревизией прибыл подполковник Ф.К. Плениснер. Через 3 года в своём отчёте он отметил, что расходы на ведение войны превзошли доходы от ясака и трофеев почти в 50 раз, и резюмировал, что "чукчей в подданство приводить в рассуждение бедного их места, и притом негодного сих народов состояния никакой нужды не было и ныне нет". Плениснер также предложил упразднить Анадырский острог, тем более, что ближайшие чукчи живут в двух месяцах, а коряки в 10 днях пути от него.

Крайне нетипично для российской истории, но власть в данном случае поступила прагматично. В 1764 году Сенат издал указ о ликвидации острога и прекращении войны. Этот указ был утверждён Екатериной II только через 2 года, практически же осуществлён ещё через 5 лет, вследствие дальности расстояния и канцелярской волокиты. Путь от Санкт-Петербурга до Анадырска занимал 2 года (в один конец). "Гарнизон и население (более 1000 человек) перевели в Нижнеколымск и Гижигинск, крепость сожгли, церковь разобрали и перенесли в Нижнеколымск, на 600 км западнее. Анадырск просуществовал 122 года.По сибирским меркам XVIII в. он был довольно большим городом – столько же населения проживало тогда в Красноярске (около 1000 человек). Таким образом, Российская Империя победившая в войнах XVIII века Швецию, Пруссию Фридриха Великого, Турцию и уничтожившая Польшу потерпела поражение от чукчей. 

Масштабы русско-чукотской войны на первый взгляд ничтожны, но если посмотреть на соотношение количества российских солдат и всего чукотского населения (1:20) картина будет иная. Один солдат русской армии вторгшейся в Пруссию в 1757 году приходился на 35 человек её населения. Возьмём примеры более поздней истории: один солдат Наполеона на 60 россиян в 1812 году и 1 солдат гитлеровской Германии на 40 жителей СССР. С другой стороны, Владимир Атласов покорил Камчатку в 1697-1700 годах имея всего 60 казаков, хотя камчадалов тогда было не меньше, чем чукчей и они сопротивлялись. И хотя затем камчадалы, как и коряки не раз восставали, после подавления они опять соглашались дать заложников и платить ясак.


Конечно, можно объяснить их поражение неправильной тактикой (оборона в укреплениях из земляных валов или нарт), большими потерями, но ведь и чукчи в 1731 году подверглись не меньшему разгрому, но не покорились. Чукчей можно назвать "горцами Заполярья". Современник описываемых событий и участник второй экспедиции Витуса Беринга Степан Крашенинников говорит в своей книге "Описание земли Камчатки", что двадцати чукчам и пятьдесят коряков противостоять не отважатся.

Только в 1788 году, после долгого отчуждения была открыта ярмарка на р. Анюй для торговли с чукчами. Торговая пошлина представлялась как ясак. Коммерция победила войну и вражду.

14 октября 1779 года Екатерина II подписала высочайшее повеление о принятии чукчей в российское подданство, а также указ об установлении 30 железных гербов в Беринговом проливе для подтверждения того, что это территория Российской империи. Эти действия были предприняты в связи с тем, что Чукотку посетили английские корабли из экспедиции Кларка. Через 13 лет, в 1791 г., на Чукотке побывала экспедиция Иосифа Биллингса (англичанина на российской службе), и, судя по ее отчетам, самим чукчам об их подданстве ничего известно не было.

 Чукчам было роздано большое количество подарков – табака, железа, инструментов (топоров и ножей), украшений (три пуда стеклянных пронизок), и они всячески помогали экспедиции продовольствием, транспортом (оленями) и проводниками. Более того, когда чукотская молодежь хотела убить русских и завладеть их имуществом, отомстив тем самым за недавнюю войну, старики их отговорили, сказав что тогда прекратится торговля, а это не выгодно. 

Для "сохранения лица" Россия делала вид, что владеет Чукоткой, а другие державы делали вид, что признают это. На всех картах Чукотка обозначалась российской аж с середины XVII века, со времён плавания Дежнёва. Однако в своде законов российской империи были следующие статьи: "чукчи народ не вполне покорённый, на своей территории управляются и судятся по собственным законам" и "ясак платят количеством и качеством какой сами пожелают и когда пожелают".

 Лишь в 1912 году появилась на Чукотке российская администрация – семь человек, но она воспринималась, быстрее всего, как одна из торговых факторий.

Чукотка действительно вошла в состав России только при советской власти в конце 1920-х годов. Но это уже другая история.

Комментарии 4