Среда обитания

Пассивный геноцид. Сколько населения теряет Россия

Мы в Росмедицине стараемся быть в стороне от политики, хотя это порой сложно делать. Но этот текст так или иначе приводит к выводам политического характера, за что заранее приносим свои извинения.

В процессе изучения ситуации в здравоохранении во всем мире (с помощью инструмента Google Public Data — http://www.google.com/publicdata/directory ) нас заинтересовал показатель общего коэффициента смертности (количество смертей, произошедших в течение года на 1000 человек) и мы провели небольшой сравнительный анализ значений и динамики этого коэффициента в России и других странах.

За последние 15 лет среднее значение общего коэффициента смертности во всем мире постепенно снижалось с 8,5 до 7,99. В России показатель тоже снизился с 15,2 (почти в 2 раза больше общемирового) до 13,1.

(Google Public Data отображает данные до 2012 года)

На сегодняшний день уровень смертности остается зашкаливающим по мировым меркам. И как мы покажем он сопоставим даже не с развивающимися странами, а странами третьего мира.

Для сравнения мы выбрали не Западную Европу и Северную Америку, где выводы и так очевидны, а страны Азии, Южной Америки и Восточной Европы.

Так выглядит Россия на фоне знакомых русскому туристу (но не самых “развитых” в отличие от Сингапура, Японии или Тайваня) стран азиатского региона.

Согласитесь неприятно, когда во Вьетнаме, который еще 40 лет назад рассматривался как “младший брат” СССР, уровень смертности в два с лишним раза ниже, чем в России.

Далее страны Южной Америки

Даже в Гондурасе люди умирают в 3 раза реже, чем на нашей Родине.

В Восточной Европе мы выбрали ближайших соседей — Польшу и Эстонию. Стартовые позиции 25 лет назад у нас были примерно одинаковые. Тем интереснее посмотреть на наши страны, учитывая что Польша и Эстония не получили выгоды от роста цен на сырье в двухтысячные.

Еще одной причиной такого выбора стали одинаковые расходы на здравоохранение (на жителя страны по паритету покупательской способности)

Итак, как выглядит уровень смертности в России по сравнению с бывшими соседями:

Смертность в Восточной Европе выше, чем в Азии или Южной Америке. Но даже при этом, уровень смертности в России несравнимо высок. Вроде не такая большая в 2012 году разница — 1,7. Но если пересчитать ее на население всей страны (143 201 700), выходит 243 443 “потерянных” жизней.

На уровень коэффициента оказывает влияние множество причин, в том числе:

- доступность, качество и своевременность получения медицинской помощи;

-профилактика заболеваний;

-потребление алкоголя населением;

-борьба с курением;

-уровень благосостояния населения;

-безопасность на дорогах (Россия занимает первое место среди стран Европы и Северной Америки по дорожно-транспортным происшествиям со смертельным исходом на 100 000 жителей);

-экология;

-криминальная обстановка в стране;

- наркозависимость;

- и пр.

Важно, что все эти причины поддаются влиянию и изменению. Ровные, широкие дороги с разделительными ограждениями и без ям значительно снижают аварийность и смертность. Потребление алкоголя и табака населением также поддается корректировке в некоторых пределах. Распространение наркотиков и уровень преступности — это прямой результат работы органов правопорядка.

Снижения смертности в стране — это тяжелая работа всех органов власти на долгосрочную перспективу. Многие страны прошли этот путь. А между тем, если прочитать Доклад Фонда ООН в области народонаселения, волосы встают дыбом:

Почти 60% от всех смертей в России происходят из-за болезней сердечно-сосудистой системы, еще около 15% — от онкологических заболеваний, примерно по 4% — от заболеваний органов дыхания и пищеварения. Россия занимает аномально высокое место по числу смертей от внешних причин (14,5% от общего числа смертей, или более 300 тысяч человек ежегодно, — это примерно втрое больше, чем в Китае или Бразилии, и в 5–6 раз выше, чем в странах Запада). Смертность российских мужчин в трудоспособном возрасте в 10 раз превосходит аналогичные показатели развитых стран и в 5 раз — показатели развивающихся стран. Ежегодно в России погибает около 15 тысяч несовершеннолетних в возрасте до 14 лет, из них 50 процентов умирает от неестественных причин и более 2000 становятся жертвами убийства или тяжких телесных повреждений.

За последние 15 лет в нашу страну поступили триллионы долларов выручки от экспорта ресурсов. Эта уникальная ситуация, когда цены на сырье побили все исторические рекорды, длилась десятилетие. Мы задались вопросом, а что, если бы с момента роста цен в России начались бы реформы, направленные на повышение качества жизни населения. Что, если бы уровень смертности в России снижался последние 15 лет и вышел бы на уровень между Эстонией и Польшей? 

И мы представили страну — назвали ее Россия 2.0. Мы предположили, что в этой стране 15 лет назад к власти пришел новый руководитель, который воспользовался уникальной возможностью роста цен ресурсы на благо этой страны. В этой стране чиновники работают на своих граждан, а не наоборот. Врачи заботятся о здоровье пациентов. Полиция ловит преступников. А сверхприбыли от экспорта природных ресурсов инвестируются в инфраструктуру, науку и образование.

То, что снижение коэффициента смертности возможно, видно на примере африканских стран.

Мы пошли по консервативному пути. Предположили, что уровень смертности снижался менее линейно. Благодаря высокой исходной базе за первые 6 лет он снизился на 3,2 и еще на 1,2 в последующие 8 лет.

Область между синей и красной линиями представляет собой минное поле, перейти которое не дано многим.

Если эту область сопоставить с населением нашей страны, мы получим выжженное поле — кладбище из миллионов, где на надгробной плите написано “Они могли бы жить”.

Это “потерянное” население страны за 15 лет составило 4 791 886человек.

И прежде чем переходить к выводам, мы хотели бы еще раз подчеркнуть, что считаем нашу модель консервативной. Африканские страны за тот же период снизили уровень смертности до общемирового. Среди жителей, которых недосчиталась наша страна, большое количество подростков (примерно 225 тысяч) и людей репродуктивного возраста. И если бы они остались живы, то рожали бы детей и делали вклад в прирост населения. Этот “упущенный прирост” мы не учитывали. Сам комплекс мероприятий, который необходим для снижения уровня смертности тот же, что повышает благосостояние населения, которое в свою очередь влияет на рост рождаемости. Эти 4,8 миллиона жизней мы считаем “нижней” оценкой и можно было бы спасти намного больше. 

Кто же виноват, что страна купалась в деньгах, но это не отразилось на качестве жизни граждан? Кто эти враги? Врачи, работающие в деревнях за минимальную зарплату? Учителя? Военные? Европа и Америка? Что это за пятая колонна?

В России запредельная централизация власти. Любой шаг с каждым годом регламентируется все строже. Чиновники говорят как жить, как учиться, как болеть, по каким дорогам ездить и в каких магазинах покупать продукты. Муниципальные чиновники отчитываются перед районными, районные перед городскими, те перед областными, а областные перед федеральными министерствами. Министерства рассылают циркуляры кому что делать и кому сколько можно украсть. Вертикаль власти. Страна управляется в ручном режиме. Одним человеком. И имя этого человека мы слышим по 100 раз за день.

5 миллионов — это население Ирландии или Новой Зеландии. За 15 лет Россия недосчиталась граждан целой страны.То, что произошло у нас называется геноцид. Мы не утверждаем, что это преднамеренные действия, но по масштабу и последствиям это самый настоящий геноцид жителей России. Такие же последствия были у геноцида армян в Османской империи (1 миллион жертв), славян и евреев в нацисткой Германии (10 миллионов) и камбоджийцев на их родине (3 миллиона жертв). 

У каждого из 5 миллионов, у которых отобрали право на жизнь, своя история. Авария, когда из-за отсутствия разделительного ограждения грузовик вылетел на встречную полосу. Наркоман, ушедший от реальности в мир дурмана, потому что не смог реализовать себя. Самоубийство смертельно больного пациента, потерявшего надежду получить обезболивающее из-за диких правил оборота лекарственных средств. Пенсионер с инфарктом, до которого не доехала скорая из-за диких пробок или отсутствия бензина.

Здесь, наверное, стоил бы сказать что делать. Что делать для того, чтобы жители России реже умирали и дольше жили мы уже сказали. А что делать, чтобы заставить чиновников проделать эту работу мы не знаем…

Комментарии 4