Политика

Предвыборная гонка со смертью: когда закончится эпоха Каримова

В конце марта в Узбекистане пройдут очередные президентские выборы. Действующий президент страны Ислам Каримов будет баллотироваться уже в четвертый раз, и это не считая еще двух раз, когда он продлевал свои президентские полномочия с помощью референдумов. Вероятнее всего, Каримов опять победит, но победа дастся ему куда труднее, чем раньше, потому что на этот раз в предвыборной гонке у него появился действительно серьезный противник – его собственное слабеющее здоровье, которое уже успело почти на месяц исключить узбекского президента из публичной жизни и агитации.

25 из 77

Эпоху, которая длится в Узбекистане уже четверть века, спустя несколько лет, несомненно, назовут «эпохой Каримова». Станут говорить «в каримовское время», как мы сегодня говорим «в сталинское», «в хрущевское» или «в брежневское», подразумевая при этом и отрезок истории страны, и состояние политической жизни, и вообще атмосферу в стране, крепко связанную с именем авторитарного лидера.

О том, что эпоха Каримова наступила, стало окончательно ясно в середине 90-х. Став президентом незадолго до распада Союза (24 марта 1990 года), Ислам Каримов с тех пор не покидал свой пост ни на минуту. Пока в России и в других постсоветских странах проходили политические волнения и перемены, в Узбекистане не случилось ни собственной обороны Белого дома, ни своего путча, ни внятного опыта бардака и шоковой терапии, ни модернизации, ни даже лицемерного путинско-медведевского «мы договорились». Только медленная и уверенная консервация «руководящей и направляющей» роли, правда, уже не коммунистической партии, а единоличного правителя.

Поэтому глава Узбекистана сегодня – сам себе Брежнев, Горбачев, Ельцин, Путин, Медведев и снова Путин в одном лице. В этом смысле судьбой и нынешним положением с Каримовым очень сходен лишь президент соседствующего и в географии, и в истории Казахстана Нурсултан Назарбаев – второй старейший из нынешних лидеров республик бывшего СССР. Очень схожи и их очередные выборы, что пройдут друг за другом в марте и апреле этого года. По точному выражению алма-атинского журналиста Сергея Дуванова, это будет абсолютно управляемая, предсказуемая и ритуальная процедура, призванная в очередной раз легитимизировать власть одного и того же человека.

Отличие только в одном: про состояние здоровья Нурсултана Назарбаева говорят и пишут пока гораздо меньше, чем про болезни и даже вероятную скорую смерть 77-летнего Ислама Каримова, хотя последний старше своего казахстанского коллеги всего на два с половиной года.

После тяжелой и продолжительной

Впервые тайные недруги и открытые оппозиционеры стали поговаривать о болезни и смерти Каримова еще 10–15 лет назад, и такие слухи особенно усиливались перед выборами или другими важными государственными событиями. Однако такого, как в этот раз, еще никогда не было. 28 января сайт оппозиционного Народного движения Узбекистана со ссылкой на свои источники сообщил, что Ислам Каримов впал в кому. И после этого почти целый месяц узбекский президент действительно на публике ни разу не показывался.

В начале марта, после регистрации всех четырех кандидатов в президенты в Центризбиркоме страны, в Узбекистане официально началась предвыборная агитация. Все претенденты на высший пост разъехались по регионам. Все, кроме самого Ислама Абдуганиевича. Тогда новость о болезни главы Узбекистана обошла страницы сотен иностранных изданий. В местных, понятное дело, была тишина, но международный резонанс и тревога оказались грандиозными.

Тут дело в атмосфере, которую сам Ислам Каримов и его команда создали в стране за последние 25 лет. В ней нет не только кислорода независимых СМИ, но и затхлого воздуха по-настоящему профессиональной официозной лжи. Разговоры о политике – столь же свободные, сколь и профанные – в Узбекистане можно услышать только в такси или на базаре, этом среднеазиатском аналоге социальных сетей. Поэтому отсутствие мало-мальски ясной информации усиливает домыслы и самые, казалось бы, нелепые предположения.

К тому же, наученные историческим опытом похорон вождей, жители Узбекистана совершенно точно знают: о смерти президента им станет известно только спустя несколько дней. Как, к примеру, с большой задержкой появлялись сообщения о смерти Леонида Брежнева или Сапармурата Ниязова-Туркменбаши. Потому что сначала у постели покойного его окружение должно договориться, что им делать дальше.

В течение нескольких недель предполагаемой болезни Ислама Каримова (а может, он просто-напросто был в отпуске, отдыхал, набирался сил, к примеру, на даче) ни одного даже самого краткого сообщения о нем или о его здоровье не было опубликовано ни на одном официальном государственном сайте Узбекистана. Молчала пресс-служба, молчало главное новостное агентство УзА. Молчали соратники по партии, не проронил ни слова Центризбирком. Молчали даже спикеры ежедневной информационной программы «Ахборот» (родной сестры российского первоканального «Времени»), обычно не упускающие возможности заявить с экрана о «непреходящей роли мудрого руководства» в лице президента страны.

Молчали и кандидаты в президенты, так называемые соперники Ислама Каримова, обычно прославляющие его политику и грозящие даже проголосовать не за себя вовсе, а за него, всенародно любимого. Более того, неожиданно для всех по телевизору показали полную запись предвыборного доклада кандидата с довольно смешной на узбекский слух фамилией Кетмонов (на русский можно примерно перевести как Тяпкин). Какой-то Тяпкин на экране был во всей красе, а отца народов и бессменного руководителя не было.

Последнее обстоятельство вызвало самые сильные опасения и подозрения. Такое долгое выступление Кетмонова по телевизору не могло произойти без команды сверху. Однако кто мог дать это указание, если Каримов был действительно тяжело болен? Кто-то из его близкого окружения, тот, кто имеет доступ к телу и держит в руках реальные рычаги управления, например жена? Тот, кто спешно поставил на хотя и марионеточного, но совсем другого кандидата?

Или, если такое указание давал сам внезапно «заболевший» президент, то зачем ему нужно вообще было прятаться, объявлять эту молчанку и выдвигать вместо себя на передний план совершенно невразумительную персону? Для проверки своего окружения на лояльность? Для создания более-менее приличного представления о выборах в глазах международного сообщества?

Ответов на эти вопросы пока нет, и в ближайшее время они вряд ли появятся. Хотя, скорее всего, тут обошлось без особой конспирологии. Наверное, Каримов и в самом деле почувствовал недомогание, однако не столь тяжелое, как мечтали его оппоненты. Или у него просто очень хорошие врачи (немецкие, израильские), которые могут временно поставить на ноги даже умирающего старика.

Снова в строю

После нескольких недель отсутствия президент Каримов как ни в чем не бывало появился в телевизоре: первым делом центральные каналы сразу же осветили его предвыборную поездку в Кашкадарьинскую область. Теперь Каримова снова показывают почти каждый день. Появились и билборды, с которых действующий президент в очередной раз сулит своей нации «мир, благополучие и демократическое обновление». Интрига сошла на нет: президент на своем месте, у него та же риторика, относительно бодрая улыбка и, как утверждают «знающие люди», крепкое рукопожатие.

Очередные выборы Каримова – третьи или пятые, все уже сбились со счета – пройдут без сучка и задоринки. Победит на них именно он. Несмотря на все сопутствующие обстоятельства, типа нарушения конституции, законов о выборах и простой человеческой этики, мы не услышим никакой особенной критики извне – только от международных правозащитников и скромной миссии наблюдателей от БДИПЧ. Даже Вашингтон устами представителя Госдепа уже заявил, что готов работать с любым лидером Узбекистана.

Почти все условия, благодаря которым Ислам Каримов пребывает в должности президента все это время и может остаться еще неизвестно на какой срок, сохраняются. Более того, они укрепляются. Среди них пока работающий в стране полицейский аппарат, растущая политическая и гражданская апатия населения, а также яркий образ узбекского лидера как непримиримого борца с исламским экстремизмом и верного партнера сразу всех «мировых игроков». Свидетельство последнему – неофициальное одобрение результатов выборов, уже полученное и от России, и от США, Европы и Китая.

Отсутствует только самый важный фактор – физическое здоровье. Ислам Каримов уже совсем не молод. Но он, кажется, абсолютно уверен в своем бессмертии и совсем не готов передавать кому-то свою власть.

Комментарии 3