Среда обитания

«Правозащитников преподносят как защитников боевиков»

Состояние дагестанского адвоката Мурада Магомедова, избитого в Махачкале неизвестными 4 февраля, оценивается врачами как удовлетворительное. Сам пострадавший не помнит тех, кто на него напал, – врачи констатировали частичную потерю памяти. Сейчас он находится в Республиканской центральной клинической больнице.

Магомедова избили возле здания Верховного суда Дагестана. В суде в тот день проходило очередное заседание по делу об убийстве известного в республике исламского деятеля – шейха Саида-афанди Чиркейского. Магомедов вместе с двумя другими адвокатами является защитником обвиняемых.

Напомню, шейх был убит 28 августа 2012 года. Взрыв в его доме совершила смертница Аминат Сапрыкина. Кроме Чиркейского и Сапрыкиной в теракте погибли шесть человек. В декабре 2012 года дагестанские правоохранители задержали троих подозреваемых в подготовке смертницы – ими оказались местные жители Шихмирза Лабазанов, Магомедали Амирханов и Магомед Гаджиев. Четвертый подозреваемый – Ахмед Исрапилов – был арестован немногим позднее. Всем им были предъявлены обвинения в организации теракта, суд над ними начался в июле прошлого года. Интересы подсудимых вместе с Магомедовым защищают адвокаты Ринат Гамидов и Нурмагомед Магомедов.

Избитый адвокат не в состоянии разговаривать – у него челюсть сломана в двух местах, и врачи сделали операцию. В интернет-переписке Магомедов сообщил радио «Эхо Кавказа», что ничего не помнит, что было после процесса в тот день, и потому комментировать инцидент пока не может. На своей странице в Facebook 32-летний Магомедов написал следующее: «Хвала Аллаху, что живой. Нахожусь только в крайне некрасивом состоянии с переломанной челюстью и без зубов и не помню, что было. Чувствую себя стариком. А так – все хорошо».

Лечащий врач Магомедова Рабадан Рабаданов сообщил, что адвокат пострадал серьезно. «Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, перелом челюсти, кровоподтеки нижней губы, ссадины», – констатировал врач.

По словам коллеги пострадавшего адвоката Гамидова, очередное заседание по делу о теракте прошло вполне спокойно. Как рассказал Гамидов, в зале в тот день было много людей, хотя обычно даже родственники погибших не приходили в суд.

Ринат Гамидов: «Был стандартный процесс. В этот день начался допрос подсудимых. Никаких нарушений на процессе не было. Единственное, что могу отметить: до этого заседания проходили без родственников со стороны потерпевших. На слушание 4 февраля пришло много людей. Среди них были и крепкие молодые люди в спортивной одежде. Но все сидели спокойно».

После допроса двоих обвиняемых был объявлен перерыв на пару часов. Гамидов задержался в здании суда – ему необходимо было забрать кое-какие документы по другому делу, которое он ведет. Когда адвокат пришел в свой офис, к нему позвонил коллега Нурмагомед Магомедов.

Гамидову он сообщил, что к нему подошли несколько молодых человек. Они потребовали, чтобы он отказался от участия в суде, в противном случае молодые люди грозили применить физическую силу.

По словам Гамидова, ранее и к нему подходили с просьбой не принимать участие в данном процессе.

Согласно российскому законодательству, адвокат является спецсубъектом и расследованием нападения на Магомедова займется управление СК РФ по республике Дагестан. В управлении сообщили, что следователи приступят к работе, когда работники местного МВД соберут материалы по делу. К работе же сотрудников министерства адвокат Гамидов отнесся скептически.

Ринат Гамидов: «Побили адвоката, а адвокат – спецсубъект. И на место инцидента приходит почему-то участковый, который там находит кровь и другие следы нападения. А потом мне звонит оперативный сотрудник и говорил, что, мол, он туда поехал, но ничего там такого не обнаружил. Наверное, он должен был обнаружить челюсть на асфальте».

Магомедов также являлся сотрудником дагестанского представительства правозащитного центра «Мемориал». В заявлении организации говорится, что адвоката избили пятеро неизвестных. С сообщением о нападении на адвоката «Мемориал» в тот же день обратился к уполномоченной по правам человека в России Элле Памфиловой и к председателю Совета по правам человека при президенте страны Михаилу Федотову.

Как рассказал член совета «Мемориала» Олег Орлов, ранее адвокату уже угрожали в связи с теми делами, которые он вел. В частности, по соглашению с правозащитным центром адвокат Магомедов ведет дела жителей дагестанского поселка Временный, которые пострадали от неправомочных действий силовиков во время длительной спецоперации. Также Магомедов занимается делами мусульман-салафитов, которые жаловались на незаконное преследование со стороны правоохранительных органов.

Орлов не уточнил, какого рода угрозы поступали Магомедову, но отметил, что нападение на адвоката связывает именно с судом по делу об убийстве шейха. Вместе с тем известный российский правозащитник предположил, что дело об избиении адвоката вряд ли будет адекватно расследовано.

Дагестан является опасным регионом для работы правозащитников и адвокатов, сказал Орлов. Он заметил, что среди северокавказских республик больше всего нападений на адвокатов за последние годы было зафиксировано именно в Дагестане.

Отмечу, что расследования практически по всем делам о нападениях на адвокатов (а таких дел с 2010 года было восемь) сошли на нет. В данном случае «показательным» можно назвать расследование избиения работниками ОМОНа адвоката Сапият Магомедовой. Инцидент произошел в июле 2010 года. Адвокат долгое время лежала в больнице. После шумихи в прессе следователи возбудили дело в отношении сотрудников. Спустя пару дней завели дело и на саму Магомедову – якобы она оскорбила омоновцев. В итоге в начале прошлого года оба дела закрыли. Адвокат через суд добилась, чтобы следователи вновь приступили к расследованию, но, как отмечает сама Магомедова, в добросовестную работу следователей она не верит.

В последнее время Магомедовой также поступали угрозы в связи с громким делом об убийстве пяти человек, где она представляла интересы потерпевших. Но расследование по угрозам пылится в следственных кабинетах, отметила адвокат.

По словам правозащитника Орлова, представители власти выступают в защиту адвокатов и сотрудников общественных организаций только после того, как последние пострадают от чего-либо или кого-либо. Чаще всего правозащитников преподносят как пособников террористов, заметил Орлов.

Олег Орлов: «Любые наши действия защитить людей, которые пострадали от неправомочных действий силовиков, интерпретируются часто как помощь террористическому подполью. Причем террористов во всех наших материалах мы жестко осуждаем. Мы прекрасно понимаем, что государство должно и обязано бороться с терроризмом. Весь вопрос в том, какими методами это делается».

Член совета «Мемориала» уверен, что избившие Магомедова волей-неволей стали пособниками боевиков – они поставили под сомнение справедливость законов.

Продолжит ли Магомедов участие в процессе об убийстве шейха, пока не ясно. Очередное заседание по делу назначено на 18 февраля.

Комментарии 0