Среда обитания

Украинская война в сравнении с афганской и чеченской

Историки говорят, что российско-украинские предки тысячу лет назад, прежде чем напасть на противника, сообщали ему: «Иду на вы…»

В нынешнем конфликте на Востоке Украины между самими славянами никто не берет на себя ответственность за гибель гражданского населения: женщин, детей, стариков…

В Афганистане воюющие стороны всегда знали правду. С воздуха могли бомбить только мы, авиации у моджахедов не было. Реактивные обстрелы двух сторон и даже огнестрельный выстрел всегда можно было отличить.

Но это была правда для внутреннего потребления, а для советского общественного мнения и желающего обманываться мирового мы говорили, что строим в Афганистане школы, больницы… а они, душманы, стреляют.

В Чечне скрыть правду было еще проще. Кто убивал гражданских людей в Самашках весной 1995 года, кто сжигал их дома? Расследование тогда проводила наша Дума во главе с мэтром кинематографии. Никто за убийства людей не ответил.

Когда артиллерия стреляла по своим, погибших представляли к правительственным наградам и… валили убийство на боевиков. Кому нужно было знать правду?

С 1 апреля 1996 года по Указу Ельцина наступил очередной мир в Чечне. А уже через несколько дней обстреляли «Ураганом» село Пригородное в 3–4 км от Ханкалы. Единственный дивизион «Ураган» стоял в то время именно на Ханкале. Командование дивизиона потом призналось своему начальству: стреляли в село Гойское (за несколько десятков километров от Ханкалы), а три снаряда попали в Пригородное. То ли с расчетами ошиблись, то ли снаряды были деформированными, то есть подлежащими уничтожению… Видимо, селу Гойскому Ельцин мир не объявлял.

Как это похоже на сегодняшние события на Украине!

Во время августовских боев 1996 года за Грозный разведбатальон 205-1 мотострелковой бригады стоял в 500 метрах от так называемого ГУОШ (Главного управления оперативных штабов МВД России). Последние попросили разведчиков помочь: минометным огнем ударить по боевикам, которые находились рядом.

Капитан-связист, который командовал минометчиками, прибыл в Чечню прямо с гражданки. За несколько лет до этой войны он уволился из армии. Но видимо, гражданский хлеб был не сытнее армейского.

В общем, капитан-связист, держа в одной руке бутерброд из тушенки с хлебом, а в другой железную кружку сладкого чая, командует минометчикам: «Огонь!» После этого по радиостанции раздается мат «гуошевцев». А дальше разговор напоминал сюжет из мультфильма о Винни-Пухе. Помните, когда он поднялся вверх на воздушном шарике, а Пятачок из ружья в шарик попал?

Артиллеристы на Украине с обеих сторон напоминают мне того капитана-связиста, или Пятачка, стреляющего в шарик…

И гибнут в троллейбусах, автобусах, в самолетах невинные люди.

Капитана-связиста, который стрелял по своим, переплюнул первый заместитель министра внутренних дел В. Рушайло.

В начале марта 2000 года подольские омоновцы, стоящие в Старопромысловском районе Грозного, зная о том, что им на смену едут сергиевопосадские омоновцы, открыли по ним огонь, спутав с боевиками. У их страха глаза были столь велики, что остановились они лишь после того, как убили 21 омоновца и несколько десятков ранили. После этой трагедии, чтобы как-то замести следы, начали обвинять и убивать местных чеченцев.

Комитет по безопасности Государственной думы для расследования этого расстрела сформировал комиссию. Кстати, самыми активными в ней были бывшие министры МВД Н. Куликов и С. Степашин и наш Юра Щекочихин. Когда они спросили первого рушайловского зама, как он узнал, что нападавшими на колонну были чеченские боевики, ведь ни одного человека не задержали? Он, не смущаясь, ответил: «По свежим могилам на кладбище».

Только через год генеральный прокурор Владимир Устинов, надо отдать ему должное, назвал истинных виновников трагедии.

На сайте «Новой» я прочитал, как ругают наших девочек-журналисток, рискующих своей жизнью на Востоке Украины. А они написали правду, как женщины, дети, старики гибнут на этой чудовищной войне от рук стреляющих идиотов. Все эти снаряды, бомбы и пули — наши, в сущности, советские.

За несколько дней до трагедии в Мариуполе мне на мобильный позвонил оттуда близкий знакомый. Он мой ровесник, 60 лет. Россиянин. Вот наш короткий разговор:

— Я здесь, под Мариуполем.

— Ты кем там? Ты же давно в рясе?

— Ее надеваю, когда тихо, а в бою я пулеметчик. Меня даже наградили…

«Боже мой, — подумал я, — и он туда же! А ведь срочную служил сорок лет назад».

Нет, чтобы понять, что победителей в этой бойне не будет, им этой пролитой человеческой крови мало…

Комментарии 2