Среда обитания

Причина снижения градуса конфликта на Северном Кавказе - отток комбатантов на Ближний Восток

Распространение влияния Исламского государства и жесткие меры против вооруженного подполья на большей части Северного Кавказа являются предпосылками к снижению числа жертв конфликта в регионе. Однако возвращение комбатантов с Ближнего Востока, ухудшение социально-экономической ситуации и реакция на давление силовиков могут вновь взорвать ситуацию, считают опрошенные "Кавказским узлом" эксперты.

В 2014 году во всех регионах Северного Кавказа, кроме Чечни, снизилось число жертв вооруженного конфликта. Всего в СКФО были убиты и ранены 525 человек, из которых 341 человек погибли и 184 получили ранения. За год общее число жертв конфликта сократилось на 46,9%. Таковы итоги подсчетов "Кавказского узла", основанных на собственных материалах и информации из других открытых источников.

Черкасов: на ситуацию в Ингушетии влияет политика "мягкой силы"

Снижение статистики жертв вооруженного конфликта происходит на протяжении нескольких лет, и это связано с тактикой "мягкой силы", например, в Ингушетии и, наоборот, с применением "грубой силы" в Чечне и Дагестане, считает председатель совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов. Однако в динамике, по мнению правозащитника, "грубая сила" может лишь усилить радикализацию.

"Снижение (числа жертв конфликта) было связано с оттоком значительного числа боевиков в Сирию. Но также связано оно и с идеологией. Если новый амир "Имарата Кавказ" (Алиасхаб Кебеков, - прим. "Кавказского узла") призывал воздержаться от насилия в отношении гражданских лиц в отличие от Доку Умарова, то возвращение членов Исламского государства (признано террористической организацией в России, - прим. "Кавказского узла"), гораздо более жесткого в методах, является серьезной угрозой", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Александр Черкасов.

Говоря об Ингушетии, Черкасов сопоставил период руководства республикой Мурата Зязикова (2002-2008 годы, - прим. "Кавказского узла"), "когда игнорировались все преступления силовых структур, что привело к резкому росту числа участников вооруженного подполья" и планомерной кампании по снижению уровня преступности, осуществляемой Юнус-Беком Евкуровым, "который последовательно реализовывал поставленные задачи на протяжении всего срока управления регионом".

Усиление радикализации религиозных и этнических общин Северного Кавказа эксперт связал также с отсутствием эффективных правовых механизмов разрешения конфликтов, в первую очередь земельных.

"Например, в Кабардино-Балкарии приватизация земли проведена не была, а в Карачаево-Черкесии была. В первом случае нет правового механизма решения земельного вопроса, во втором есть. В начале января было заявлено, что в Дагестане выявлены почти 200 новых населенных пунктов (проверка земельных угодий отгонного животноводства обнаружила 199 новых селений, где живут порядка 78,6 тысячи человек, сообщило министерство по управлению госимуществом Дагестана 5 января, - прим. "Кавказского узла"). Если сейчас там появятся конфликты, потому что некоторые из населенных пунктов находятся на стыке перегонов скота на горные пастбища, как они будут интерпретироваться? Как этнические, если владельцами скота являются представители одной национальности, а живут на этих землях представители другого народа, или как религиозные, если эти вопросы будут разрешаться по шариату?" - сказал Черкасов.

"Наличие права в существенной степени уменьшает несправедливость, которая служит важным мотивом для тех, кто уходит в подполье, и тех, кто об этом задумывается", - резюмировал председатель совета ПЦ "Мемориал".

Общее число жертв конфликта в Ингушетии в 2014 году сократилось по сравнению с 2013 годом на 60,6%.

Малашенко: возвращение боевиков из Сирии может стать причиной дестабилизации в Чечне

Нестабильная ситуация в Чечне не позволяет прогнозировать ее дальнейшее развитие, считает член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. "Многое будет зависеть от трех обстоятельств. Первое - как будет реагировать чеченское общество, например, на выселение семей (предполагаемых боевиков, — прим. "Кавказского узла"). Во-вторых, насколько велико может оказаться влияние Ближнего Востока, ИГ. Третье - это экономический кризис, который уменьшит дотации, идущие на Северный Кавказ. Если векторы этих проблем будут совпадать, то это приведет к ухудшению ситуации, и это может произойти с появлением "зеленки", - сказал в комментарии корреспонденту "Кавказского узла" Алексей Малашенко.

Он считает маловероятным распространение жесткой чеченской практики на другие регионы Северного Кавказа. "Чечня — регион моноэтнический, это очень важно. Во-вторых, глава республики Рамзан Кадыров — он один такой. Повторение чеченского эксперимента может спровоцировать тяжелые последствия", - отметил эксперт.

Возвращение боевиков из Сирии также может стать фактором дестабилизации, считает Малашенко, но «не как самостоятельное явление, а как инструмент». «Сами по себе они переворот не совершат. Для этого надо два других условия — экономические проблемы и отношения в первую очередь между Кадыровым и теми, кто называется "оппозиция". Недооценивать значение вернувшихся из ИГИЛ тоже нельзя: в случае обострения они себя проявят, для этого много людей не нужно", - сказал он.

"Исламизм зависит не только от экономики и решения социальных проблем. Это самодостаточное явление, и если мы посмотрим на весь мусульманский мир, то там ведь не одни голодные и нищие среди исламистов, там все намного серьезнее", - отметил Малашенко.

2015 год эксперт видит напряженным. "Я не вижу причин, чтобы напряженность спадала", - заключил член научного совета Московского центра Карнеги.

В 2014 году общее число жертв в Чечне выросло на 15,8% по сравнению с 2013 годом.

Джемаль: в КБР нет предпосылок "импорта" чеченского сценария борьбы с терроризмом

Общей назвал тенденцию снижения жертв конфликта, несмотря на специфику разных регионов Северного Кавказа, журналист Forbes Орхан Джемаль. "Есть две общие причины. Первая - открытие так называемого сирийского фронта, отток туда радикалов. А вторая — это гиперусилия силовых структур, которые в течение 2013 года зачистили все в преддверии Олимпиады в Сочи", - сказал в комментарии корреспонденту "Кавказского узла" Орхан Джемаль.

Отвечая на вопрос о причинах оттока радикальной молодежи в Сирию, Джемаль обратил внимание на мотивацию этого явления. "Личный мотив человека, который выходит на джихад, бывает разным. Для кого-то это воспринимается религиозной обязанностью, вести борьбу против противников внешних и внутренних, а для кого-то мотивом является месть и озлобление населения, когда государство переходит некую границу", - сказал журналист. 

Он не ожидает возвращения боевиков из Сирии в ближайшие годы. "Здесь российское законодательство "подстелило соломку" и создало механизмы воспрепятствования их возвращению. Если будут такие случаи, то они будут совершаться единицами или небольшими группами", - сказал он.

2015 год эксперт видит неблагоприятным. "С ухудшением экономической и социальной ситуации все будет только обостряться. Позитив, связанный с силовым нажимом, имеет свои границы, дойдя до которых эскалация может быть спровоцирована", - считает Джемаль.

Примером такой ситуации он назвал нападение на Нальчик в 2005 году, которое спровоцировал Шамиль Басаев. "Это был в чистом виде результат политики террора по отношению к салафитским джамаатам, которую проводил тогдашний глава республиканского МВД Хачим Шогенов", - рассказал Орхан Джемаль.

Импорт чеченского опыта подавления терроризма в Кабардино-Балкарию эксперт счел маловероятным. "В КБР пока для такого сценария симптомов нет. Чеченский опыт возник не вчера, он ранее уже широко использовался. Я лично считаю, что в связи с этой критикой сложила голову в Чечне Наталья Эстемирова, которая в 2009 году готовила доклады о сожжении домов родственников боевиков. Адильгирей Магомедтагиров (глава МВД Дагестана в 1998-2009 годах, - прим. "Кавказского узла") пытался привить этот опыт в формате, когда расправы осуществляют сами односельчане, но местные джамааты сопротивлялись. Сейчас в Дагестане этот опыт внедрили в виде массового уничтожения жилищ во время проведения КТО. Во время КТО осенью 2014 года было уничтожено более 50 домов. Масштаб террора местного населения в Дагестане превышает чеченский", - считает журналист.

Общее число жертв в КБР в 2014 году сократилось на 46,3%. 

Ярлыкапов: отток комбатантов в Сирию из Дагестана продолжится

Снижение количества жертв конфликта в Дагестане связано с активностью лидеров Исламского государства, считает старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН Ахмет Ярлыкапов. 

"Снижение во многом усилилось в 2013-2014 годах. Это не статистика, которая должна успокаивать, она говорит о внешних причинах, которые побуждают людей уезжать. Ситуация во многом временна, надо иметь в виду четкие посылы, де, на Кавказ мы рано или поздно вернемся. Ни один из факторов, которые приводили к росту подполья не разрешен: коррупция процветает, молодежь не видит перспектив", - сказал в комментарии корреспонденту "Кавказского узла" Ахмет Ярлыкапов.

Ярлыкапов предполагает продолжение оттока дагестанской молодежи в ряды Исламского государства. "Дагестан дал больше всего молодежи, которая уехала в Сирию. Если американская тактика ведения войны руками курдов и других противников ИГ продолжится, то будет происходить дальнейший отток", - считает эксперт.

Однако возвращающиеся из Сирии боевики принесут новые методы терроризма, которые дестабилизируют весь регион. "Те, кто сейчас возвращается из Сирии, и против кого возбуждаются дела — это вершина айсберга. Эти люди, которые, возможно, хотят перестать воевать за этот спорный халифат. Но есть и такие, кто будет возвращаться с идейными и четкими задачами. Вместе с ними придут и методы ИГ. Мы видим, что "Имарат Кавказ" пытается этому воспротивиться, но очень у них получается вяло", - сказал кавказовед.

Не исключил он и распространения чеченской практики борьбы с подольем на Дагестан, однако назвал подобные попытки очень опасными. "В Дагестане это сделать будет гораздо сложнее. Там и без того сложная ситуация, это может взорвать ее с еще большей силой", - заключил  сотрудник Института этнологии и антропологии РАН .

Общее число жертв в 2014 году по сравнению с 2013 годом в Дагестане сократилось на 54,3%. Подробнее со статистическими выкладками о ситуации в регионе можно ознакомиться в разделе "Северный Кавказ — статистика жертв".

Соколов: мобилизация мусульманских общин на Ставрополье является ответом на дискриминацию

В ближайшее время динамика уменьшения жертв в Ставропольском крае, как и в целом в СКФО сохранится, полагает старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы Денис Соколов. 

При этом в Ставропольском крае происходит мобилизация мусульманских общин, как ответ на дискриминацию, считает эксперт. "Ограничения на ношение хиджабов, строительство мечетей — это вершина айсберга. Как показывает опыт других регионов, в которых идет миграция, существует связь между дискриминацией экономической, политической, религиозной и кластеризацией, маргинализацией мусульман. Запреты мешают мусульманам беспрепятственно исповедовать ислам. Мусульмане пытаются этому противостоять мобилизациями в рамках сельских сообществ, мигрирующих в Ставропольский край, в рамках этнической мобилизации, в рамках религиозных общин", - отметил Соколов в комментарии корреспонденту "Кавказского узла".

"Пока мы будем играть в эту игру, противостояние будет постепенно нарастать. Нет никаких причин считать, что, например, приток молодых мусульман сократится в ставропольские вузы", - сказал Соколов.

Попытка импорта в Ставропольский край чеченских методов подавления боевиков возможна, считает эксперт. "Насколько они будут эффективными и к каким результатам приведут — это большой вопрос. Долговременный эффект может дать только восстановление государственных институтов, доступ к правосудию и неприменение насилия", - заключил Денис Соколов.

Общее число жертв в 2014 году в Ставропольском крае по сравнению с 2013 годом сократилось на 35,3%. 

Паин: "горячие" точки Северного Кавказа связаны с остротой социально-экономических проблем

Снижение напряженности в Северо-Кавказском регионе связано с уменьшением межэтнической напряженности, отвлечением внимания СМИ на ситуацию на Украине и оттоку значительного числа участников вооруженного конфликта в эту страну, считает генеральный директор Центра этнополитических исследований Эмиль Паин.

"Это общая тенденция, характеризующаяся не только зафиксированной статистикой конфликтов и столкновений, но также подтвержденная данными социологических исследований, где фиксируется спад интереса к внутренним российским проблемам", - сказал в комментарии корреспонденту "Кавказского узла" Эмиль Паин.

К проблемным республикам Северного Кавказа добавится Ставропольский край, считает эксперт, поскольку он является пограничным с национальными республиками регионом.

На фоне ухудшения социально-экономической ситуации в Дагестане может возрасти активность вооруженного подполья в этом регионе, считает эксперт. "Я думаю, что идет речь о временном сокращении активности в этой республике. Все предпосылки для нее возрастут в ближайшие месяцы, учитывая сложное экономическое положение страны", - сказал Паин.

"В республиках Северного Кавказа проблемность довольно устойчивая много лет. Не бывает так, чтобы все сразу изменилось. Если в марте-апреле будет новая вспышка (активности подполья), то тогда может наступить фаза активности силовых структур", - заключил Паин.

Комментарии 0