Среда обитания

Будни мусульман в российских тюрьмах

В местах лишения свободы в России содержится немало заключенных из числа представителей мусульманских народов (как граждан РФ, так и иностранцев). Осуждены они по различным статьям Уголовного кодекса. Некоторую долю составляют те, кого приговорили к срокам за преступления, имеющие, по мнению правозащитников, политический подтекст (экстремизм, оправдание терроризма, помощь НВФ и т.п.). И это отнюдь не только те, кто был схвачен в «лесах Кавказа».

Масть не та

Притчей во языцех стало утверждение, что все зэки должны быть определенной «масти» – «красной» или «черной». Первые — это те, кто находится в тесной взаимосвязи с администрацией, сотрудничают с ней, стараются следовать ее правилам, заслуживая ее благосклонность.

Вторые — те, кто живет по неким своим правилам, являющимся отголоском «воровской идеи». Они тоже во власти руководства зон, а значит, и государства (а как иначе?), но подчиняются с неохотой и на осознанное сотрудничество не идут. Так в теории. Ранее считалось, что «масть» покрывает всю зону, но теперь в пределах одной зоны можно увидеть отряды «красные» и «черные».

Мусульманам, ревностно относящимся к своей религии, тоже приходилось налаживать свою жизнь в согласии с теми или иными правилами. Многие из них выбирали «черную массу» ради каких-то льгот (легкий доступ к посылкам с воли и письмам, материальная поддержка в штрафных изоляторах и т.д.).

Но несколько лет назад мусульмане в исправительных учреждениях Сибири выступили за то, чтобы назваться отдельной «мастью». Поводом послужило то, что руководство колонии в якутском поселке Мохсоголох специально раскачало конфликт между заключенными мусульманами и «блатными» с целью сломать мусульман.

«Ввиду того, что нахождение в черной массе является личным выбором, а не принуждением, мы не нашли оправдывающих причин для мусульман дальнейшего пребывания в ней. Теперь мы заявляем всем! Мы не относим себя ни к «черным», ни к «красным», ни еще к кому-либо!

Мы являемся отдельной идейной целостностью и устраиваем свою жизнь согласно исламским убеждениям! На протяжении последнего года нами делались попытки устроить свою жизнь согласно требованию шариата, что оказалось невозможным», – написали мусульмане из одной из зон Якутии в письме, распространенном их друзьями.

По их словам, если старое поколение заключенных ко многому, в том числе к соблюдающим религиозные предписания сидельцам, относилось с пониманием, то новая генерация эти ценности растеряла, ставя превыше всего свое личное благополучие.

И это помимо того, что фактически целенаправленно давление на верующих осуществляется со стороны начальства.

К примеру, три года назад двое заключенных-мусульман подверглись прессингу. Их неоднократно помещали в карцер лишь за то, что они поднимали перед администрацией вопросы о беспрепятственном исполнении своих религиозных обязанностей и предоставлении халяльного питания.

Один из проштрафившихся в глазах начальства — уроженец Кабардино-Балкарии Зелим Абаноков — в конце концов был отправлен в другую зону, на Камчатку в поселок Елизово. Другой арестант — Андрей (Сейфуллах) Лозин — своими требованиями настолько разозлил администрацию учреждения, что та решила воздействовать на него через «блатной комитет». Он в итоге поддержал требования администрации, поставив их перед мусульманами как ультиматум.

Похожая история сейчас, по словам правозащитников и адвокатов, складывается в местах лишения свободы в Хакасии. Дела обстоят даже хуже: мусульман сажают в карцер только за совершение намаза.

Тюрьма в тюрьме

Самое печальное, что весьма распространенным способом давления на активистов-мусульман в среде заключенных является их изоляция. Причем судебное постановление принимается из-за наличия нескольких наказаний в ШИЗО за нарушения, которые иногда попросту выдумываются администрацией.

Один из известных заключенных-мусульман «первой волны», Игорь (Абдуллах) Мирошкин, из назначенных ему 15 лет всего три года провел на зоне, а остальное время сидел в изоляторах и ЕКПТ.

«Видимо, существует установка сверху об изоляции тех мусульман, которых считают опасными по каким-либо причинам. Например, из-за того, что они призывают товарищей по темнице к исламу. Конечно, колония колонии рознь. Но общая направленность одна: мусульман не пущать, -  рассказывает он. – В конце моего срока заметно стало, что гайки закручивают уже и по мелочам. Так, когда я прибыл в ЕПКТ в Кемерово ближе к концу отсидки, то у меня забрали все исламские книги, которые со мной по всем изоляторам и тюрьмам ходили».

​О том, что часть наиболее «беспокойных», по мнению начальства, мусульман-заключенных пытаются изолировать в местах лишения свободы, свидетельствуют и данные адвокатской практики.

Абусупьян Гайтаев. Фото: islamnews.ru

«В «крытку» (тюрьму в тюрьме — прим.ред.) отправляют все больше заключенных из числа мусульман. Сейчас это довольно часто происходит, – рассказал корреспонденту КАВПОЛИТа адвокат Абусупьян Гайтаев. – Безусловно, смена режима невозможна без какого-то числа взысканий у лишенного свободы, поэтому по любому поводу сидельцев отправляют в изолятор».

По мнению адвоката, сейчас вряд ли можно сказать, что давление в «блатной среде» тяжелее, чем со стороны государства. За редким исключением товарищи по несчастью находят общий язык, даже если и не разделяют взгляды на жизнь друг друга.

А между тем, почти все ребята, которые подписали громкое заявление об уходе от «черных», освободились - кроме Андрея(Сейфуллаха) Лозина, который переведен в крытую тюрьму в Минусинске. Иногда он может написать письма своей жене.

В зонах всё так же. Только единицы покидают отряды, где поддерживают «воровские идеи», и переходят в так называемые красные. Всё больше мусульман становятся «смотрящими» и решают проблемы по «воровским понятиям». В общем ничего не меняется, не выгодно. Изредка все-таки уходят в «красные». Но скорее уходят от всех мастей, думая, что так будет правильно.

Автор: Рустам Джалилов

Комментарии 9