Политика

Р. Мухаметов: За событиями в Париже и Стамбуле могут стоять одни и те же силы

Начало этого года ознаменовали нападение на редакцию сатирической газеты Charlie Hebdo в Париже и подрыв полицейского участка в Стамбуле. Оба события произошли следом, с разницей в несколько часов. В первом случае убито 12 человек – сотрудники издания и полицейские, во втором – погиб сотрудник органов правопорядка.

Французская газета опубликовала карикатуры на Пророка (мир ему) в 2012 году. Смертницей же, взорвавшей себя в Стамбуле, по данным полиции, оказалась гражданка России Диана Рамазова, предположительно уроженка Чечни. 

Кровавое начало 2015 годы мы попросили прокомментировать политолога Абдуллу Рината Мухаметова. 

- После случившегося в Париже стали звучать комментарии с предположениями, что за напавшими на газету могли стоять американские или израильские спецслужбы. Проверить это невозможно, как и полностью отрицать вероятность манипуляции различными группами радикалов со стороны каких-то структур.

По крайней мере, мы доподлинно знаем, что во время Холодной войны западные спецслужбы реализовали т.н. «стратегию напряженности» в целях дискредитации левых и подрыве массовых просоветских симпатий. На сей счет есть документальные свидетельства.

Что касается Парижа, то всегда имелись подозрения в курировании совместно с алжирскими военными наиболее крайних и жестоких групп во время гражданской войны в соседней североафриканской стране. Еще недавно многие аналитики высказывали мнение о влиянии американцев на иммигрантские погромы, предшествовавшие приходу к власти последовательного атлантиста Николя Саркози. Есть версия о причастности израильских спецслужб к атаке на еврейскую школу два года назад во Франции. Ранее сами идеологи сионизма говорили о необходимости такого рода акций в целях стимулировать иммиграцию евреев в Израиль и произраильские настроения в мире.

Так что отрицать с ходу некое двойное дно у нападения на газету только потому, что это, мол, конспирология, нельзя. В этом смысле у парижской атаки цель – проучить Париж и сделать его более послушным.

Не секрет, что Вашингтон недоволен мягкостью Франции по отношению к России. За океаном считают, что Париж не достаточно последователен в давлении на Кремль за его политику на Украине. Ну и вообще американцы предпочли бы видеть на месте Франсуа Олланда близкого им политика, вроде того же Саркози, который вновь недавно заявил о своих президентских амбициях. На волне исламофобии, которой он всегда не был чужд, этот политик, несомненно, наберет очки. 

Случившееся в Стамбуле также вполне укладывается в эту логику. Здесь задача – наказать Турцию и лично президента Реджепа Тайипа Эрдогана за его уже не мягкость, а открытое сотрудничество с Москвой, подвергающейся остракизму со стороны Запада. 

Тогда паспорт смертницы призван стимулировать антироссийские настроения (обыватель воспринял случившееся как теракт с «русскими корнями»), вызвать у турецких властей подозрения в адрес кавказских диаспор в подрывной работе и, следовательно, ужесточение миграционного режима в отношении них. В итоге сопутствующие всему этому конфликты и дестабилизация дают аргументы оппозиции для критики сближения Эрдогана с Кремлем.

Иными словами, цель акции – подорвать вышедшие на свой пик российско-турецкие отношения и личный пакт Владимира Путина и турецкого президента. Напомню, что из всех мировых лидеров за последнее время глава России в позитивном тоне высказывался только об Эрдогане.

Опять же утверждать, что американцы каким-то образом заказали кому-то в Турции теракт, невозможно. И вряд ли доподлинно когда-то выяснятся все детали случившегося.

Не меньше, а, может, даже больше, на мой взгляд, заслуживает внимания версия какого-то личного мотива. Я допускаю, что случившееся имеет некий неполитический, не системный характер, т.е. причиной стало нечто иррациональное – месть кому-то, эмоциональный срыв или даже безумие. Может быть, какой-то криминальный след.

Но как бы там ни было и нападение на газету, и подрыв в Стамбуле будут по полной использованы заинтересованными сторонами. Они уже подхвачены и, что называется, пущены в политическое производство.

Комментарии 1