Их нравы

Версия кровавой бойни в Париже: братьев Куаши сделали жертвами для прикрытия настоящих убийц  

Спецкор "Комсомольской правды" Дарья Асламова отправилась в столицу Франции, чтобы выяснить, как в самом романтическом городе планеты могла произойти такая чудовищная драма. 

У Венсенских ворот в Париже — праздничная, приподнятая атмосфера кинопремьеры. В изысканных ресторанах и в брассери для публики попроще, на обогреваемых террасах сидят, как зрители в театральных ложах, беспечные, хорошо одетые люди. Они курят, потягивают шампанское или коньяк и наблюдают за спектаклем под названием «Взятие заложников в кошерном магазине». Тонкая ленточка отделяет тысячную толпу возбужденных туристов с фотокамерами от настоящей трагедии, где уже погибли четыре заложника. Серия взрывов вызывает легкую панику среди зрителей. Сначала они бросаются врассыпную, а потом снова занимают лучшие места, фотографируясь на фоне полицейских машин.

Полиция просто в растерянности. Как контролировать этих легкомысленных бездельников, которые приехали развлечься в романтический Париж? Чернокожий полицейский загоняет меня, двух японских туристов и одного увешанного камерами американца в укрытие под величественной колонной. Черное лицо стража порядка блестит от пота и ответственности. Американец раздражается: «Почему мы должны прятаться, когда тысячи людей спокойно разгуливают вокруг?» Полицейский утирает пот со лба и бормочет извинения.

Снова взрывы, а люди вокруг наслаждаются блинчиками (crepes) с вареньем. «Мы на войне!» - трагически твердят парижане, к чему я отношусь скептически. Эй, ребята! Вы еще не знаете, что такое война! Она только начинается.

Во время нападения террористов на редакцию погиб полицейский-мусульманин
Фото: Дарья АСЛАМОВА

«У тебя просто нет чувства юмора!»

Вход на улицу Николя-Аппер, где располагается редакция сатирического журнала «Шарли Эбдо», перекрыт одним-единственным полицейским и весь завален цветами. Повсюду пылают свечи и прямо на тротуаре лежат связки цветных карандашей в память о погибших карикатуристах. Множество рисунков на стенах. На одном из них автоматчик целится в человечка с карандашом. Подпись под плакатом: «Ну, и кто из них храбрый?»

Подпись под плакатом: «Ну, и кто из них храбрый?»
Фото: Дарья АСЛАМОВА

Часть рисунков вызывает у меня отвращение. Летающая свинья с криками «Аллах Акбар» палит из автомата Калашникова. Рядом чудовищный по непристойности плакат: пророк Мухамед, которому вставили в зад карандаш карикатуриста. «Вы считаете, это смешно?» - спрашиваю я моих либеральных французских друзей. «Это традиции французского юмора, презирающего все виды религий, - объясняют мне. - Это борьба с невежеством».

Часть из рисунков вызывает у меня отвращение
Фото: Дарья АСЛАМОВА

«Послушайте, я верующий человек и не считаю веру невежеством. Я не понимаю, как можно смеяться над популярной картинкой из журнала «Шарли Эбдо», где Бог-отец занимается анальным сексом с Иисусом Христом. Я не фанатичка и никогда не возьму в руки автомат. Но если б я встретила автора этой картинки живьем, я бы плюнула ему в лицо. Да, сейчас он в аду, но это не уменьшает тяжести его преступления».

Мои друзья шокированы.

«Эти люди погибли за свои убеждения, - возражают мне. - Свобода слова неприкосновенна во Франции. Да, им не хватало такта. Но это как с порнографией. Не хочешь — не покупай!» «Но какое отношение порнография имеет к журналистике?! - возмущаюсь я. - Собственно, я бы даже не сравнила эти карикатуры с порнографией, которая естественна и отвечает тайным человеческим потребностям. А здесь просто оплевывание всего самого святого под великим брендом «Свобода слова». Фу!»

«Это традиции Мольера! Вы, русские, слишком тяжеловесны и скучны, чтобы понять легкий французский юмор».

Прямо на тротуаре лежат связки цветных карандашей в память о погибших карикатуристах
Фото: Дарья АСЛАМОВА

Кто на самом деле убил французских карикатуристов?

Оставьте иллюзии. Покойные братья Куаши не имеют к этому никакого отношения.

Маленькое кафе на набережной Сены. Человек из Прошлого. В одно и то же время мы работали на Ближнем Востоке. Только Франсуа (назовем его так) не был журналистом.

- Никакого религиозного фанатизма и эмоций. Работали суперпрофессионалы с холодной головой. Это заказ. Пока непонятно, чей. Ты видела на видео, как убивали полицейского? Так точно и спокойно убивают только в голливудских триллерах. В жизни — это большая редкость. Никакие фанатики на это не способны. Они совершают массу ошибок в силу эмоций. А тут — ни одного неверного жеста. У убийц все было просчитано до деталей. Время прихода к редакции и отхода. Маски. Невозможность опознания. Явно свой наводчик внутри газеты. И вдруг эти убийцы высочайшего класса оставляют в машине на радость спецслужбам свои удостоверения личности, и (ура!) доблестная французская полиция их обнаруживает. Ты видела хотя бы одного мужчину, который, садясь в авто, выкладывает паспорт на сидение и еще забывает его забрать. Я уж не говорю о суперкиллерах, которые вдвоем «забыли» паспорта в машине. Глупость! Абсурд! Покойные братья Куаши — подстава, фанатики, совершившие религиозный «подвиг», чтобы прикрыть настоящих убийц. Да, убийцы живы. Это практичные, разумные исполнители, имена которых мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Это часть большой геополитической игры, которая началась на территории Франции, самой уязвимой точки Евросоюза».

 

Комментарии 7