Их нравы

О Новом годе и культе опущенных материалистов

Тема празднования Нового года вызвала неоднозначные оценки со стороны мусульманского экспертного сообщества. Известный исламский философ Гейдар Джемаль считает: Новый год враждебен верующим, поскольку является культом времени в чистом виде, а Бог рассматривается в рамках данного культа «как дед мороз, неадекватный, непонятный, всемогущий колдун инфантильно-клоунадного типа».

— Гейдар Джахидович, как вы относитесь к Новому году? Мнения в мусульманской среде на сей счет, как известно, разошлись.

— Я, в отличие от некоторых уважаемых экспертов, не считаю, что это светский праздник. Он, конечно, не Рождество, потому что Рождество хотя бы относится к личности признаваемого исламом пророка хазрата Иссы, (далее по-арабски, прошу вписать), реальной исторический фигуры. Хотя другое дело, появился ли он на свет именно в это время, потому что Рождество подозрительно совпадает с днем рождения Митры, который уже является совершенно не монотеистический неисламской фигурой, но его рождение связывается с зимним солнцестоянием. И почему-то под влиянием зороастризма рождение хазрата Иссы тоже приурочено к зимнему солнцестоянию. То есть, на самом деле, это символизм, который не имеет отношения к фактологии, а по фактологии никто ничего не может сказать.

Второй момент: сам Новый год — это просто праздник времени, чистый дахр. Время, которое является объектом поклонения язычников, например, неверующих бедуинов в Коране, выражается в периодической смене года. И этот так называемый Новый год в данном случае является абстракцией — он не привязан ни к весеннему равноденствию, как Новый год в зороастрийской традиции, ни к зимнему солнцестоянию, как установилось в западной традиции, ни к символическому движению календаря, привязанного к фазам луны. Это некая абстракция, которая просто отмечает тикание длительности. Это культ длительности. А культ длительности — это культ наиболее опущенных, агрессивных материалистов-язычников, ульта-язычников. Новый год абсолютно враждебен религии.

— Не наблюдается ли, на ваш взгляд, в этом празднике поклонения деду морозу?

— Там не поклонение, а, наоборот, демонтаж сакральных фигур. Дед мороз становится фигурой-эталоном, через призму которой рассматривается любая сакральная фигура, любой сакральный образ. Не случайно в западной традиции с наступлением века скепсиса и материализма Бога принято уподабливать деду морозу. Т. е. не дед мороз становится божеством, а, наоборот, Бог рассматривается как дед мороз, как некая комическая фигура, стоящая на облаке, неадекватный, непонятный, всемогущий колдун инфантильно-клоунадного типа. Это демонтаж сакрального, что мы, естественно, связываем с культом времени в чистом виде. Это неоязычество, которое лишено метафизической глубины и даже не является материалистическим, в буквальном смысле. Оно, скорее, является тотальным скепсисом даже по отношению к собственным теориям реальности.

— Тем не менее, для россиян это еще и повод хорошо отдохнуть. Но вот наш президент, например, призвал коллег в новогодние каникулы поработать. Как вы считаете: может быть, гражданам России поддержать правительство в этом начинании, ограничить себя в отдыхе и пойти восстанавливать народное хозяйство?

— Это народное хозяйство за 10 дней не восстановишь — мертвого припарками не вылечить. В советское время, когда какому-то лоботрясу советовали не просиживать штаны в какой-то конторе, а идти вкалывать, в этом еще имелся резон. Тогда было товарное производство, которое выдавало на-гора уголь, сталь, станки, машины и т. д. Но по инерции люди того времени до сих пор иногда повторяют: «работать бы шел», забывая о том, что работы уже не осталось, не осталось поля применения серьезных усилий для здоровых лоботрясов. Поэтому они лоботрясничают во многом вынуждено, становятся офисным планктоном, занимаются мелким и средним бизнесом — т. е. тем, что, с точки зрения нормальной советской товарной экономики, является переливанием из пустого в порожнее или паразитическим отъемом денег из бюджета. Но по мановению волшебной палочки площадка для применения усилий не возникнет. Куда идти работать? Протирать штаны в офисе? Или вообще не уходить из дурацкого офиса в эти январские дни? Нет же цехов в снегу со станками, установленными в поле, эвакуированными из-под немецких бомб, нет перекрытия Енисея, нет БАМа, нет ударного производства с перевыполнением плана. Что можно сделать, чтобы за эти 10 дней закрыть какие-то бреши?

— Хотя бы дворы мести вместо разъезжающихся мигрантов — разве не достойное занятие?

— Я думаю, что оно бессмысленное.

— Вместо того, чтобы бухать!

— А что касается «бухать», вы смешиваете две проблемы — этическую и экономическую. Они разные. Человек может не пить, но при этом и не работать, не мести дворы.

— Т. е. вы категорически против поддержки правительства? Правительство, значит, эти 10 дней будет работать, а вы не хотите, чтобы сограждане поддержали правительство в трудный для родины час?

— Я вообще не уверен в том, что этот призыв выполним — мы же не можем это правительство проверить! Оно скажет, что работает, мы поверим, а они, на самом деле, в Куршевеле будут сидеть! Или в каком-нибудь новом внутреннем Куршевеле где-нибудь в Сочи. Во-вторых, я не понимаю, что означают слова «правительство работает». Берет бумажки, близоруко щурясь, сосредоточено перебирает их и откладывает в сторону? Листает какие-то подписи? Не понимаю такой работы.

Комментарии 0