Среда обитания

Две стороны немецкой толерантности

Практически всю прошлую неделю Германия протестовала. Уличные шествия и митинги преследовали разные цели, хоть и были объединены одной темой – увеличение потока эмигрантов из стран Ближнего Востока. Причем если одни силы протестовали против исламизации Европы, вторые пытались доказать, что расизму и ксенофобии не место в европейском обществе.

По сообщениям немецких СМИ, граждане Германии уже некоторое время разделены на два лагеря: те, кто протестует против засилья эмигрантов в стране, и те, кто выступает против нацизма и ксенофобии. По имеющимся оценкам, каждый пятый немец враждебно настроен по отношению к иностранцам, что вызывает серьезное беспокойство политиков и активистов правозащитного движения в стране.

Тем не менее, эмигранты вносят существенный вклад в экономику Германии, которая недавно поднялась на второе место среди привлекательных для эмигрантов стран, уступив только Соединенным Штатам. Проведенное в 2012 году исследование показало, что положительное сальдо доходов, которые поступили в государственную казну от уплаты налогов работающими в стране иностранцами, составило 22 млрд евро. Каждый проживающий в Германии иностранец в среднем заплатил в 2012 году на 3 300 евро больше налогов и социальных отчислений, чем получил средств от государства. Кроме того, немецкое общество стареет из года в год, и без врачей, медсестер и прочего медицинского персонала медицинская сфера Германии уже сегодня не сможет функционировать, то же касается и других сфер.

Почему протестуют немцы?

Началось все с решения федерального Правительства Германии об увеличении числа беженцев из Сирии. В сентябре количество переселенцев из объятой войной страны составило около 25 тысяч человек. К концу 2014 года эта цифра выросла почти до 30 тысяч.

Проблема беженцев в Германии стоит достаточно остро. В конце октября немецкие власти проводили Конференцию по вопросу сирийских беженцев, пригласив на нее представителей более сорока стран и организаций. Глава внешнеполитического ведомства ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), открывая конференцию, заявил, что «главной задачей мирового сообщества является сейчас предотвращение гуманитарной катастрофы во всем регионе». По самым скромным оценкам, с момента начала сирийского конфликта страну покинуло около пяти миллионов человек, большинство из них перебрались в соседние страны, а часть отправилась в Европу, США и Канаду.

По мнению политолога Айнуры Асакеевой, живущей и работающей в Германии, количество беженцев в стране прямо пропорционально увеличению числа граждан, недовольных эмиграционной политикой немецких властей.

«Сегодня на фоне планируемого увеличения числа принимаемых беженцев из Сирии, растет число немцев, выступающих против этих планов Федерального правительства. По их словам, они боятся исламизации Европы, звучат расистские лозунги и призывы к многострадальным мигрантам из Сирии и других стран "убираться в свои отсталые родины и заниматься лучше их подъемом". PEGIDA (Patriotische Europäer Gegen Islamisierungdes Abendlandes) – так назвали свой протест митингующие. В переводе с немецкого языка название их аббревиатуры означает: "Патриоты Европы против исламизации Старого Света"», – цитирует слова политолога портал CA-News.

Первые антиисламские выступления начались в Дрездене еще в начале октября. И если изначально акции были малочисленными – на улицы выходило от 500 до 1000 человек, то уже к декабрю количество протестующих возросло до 10 тысяч. Что, по словам активистов PEGIDA, еще не предел.

Кроме того, акции распространились на Дюссельдорф и целый ряд городов Германии. Хотя в западной части страны подобные мероприятия не имели особой популярности, и наибольшая активность протестующих пришлась на земли Саксонии, что в Восточной Германии. Это удивительно, так как в этой части Германии традиционно очень низкий процент эмигрантов – порядка 2%. Возникает логичный вопрос, против чего конкретно протестуют немцы в Дрездене, если при таком низком проценте приезжих об исламизации говорить сложно.

Как отмечает директор Центра политического образования Саксонии Ф. Рихтер, несмотря на то, что в целом Германия добивается серьезных успехов в экономике, в стране остаются регионы, где достаточно большое число людей, не приспособившихся к новым условиям жизни в процессе перехода от плановой экономики к рынку. В особенности это касается восточных земель Германии. Такие люди чаще всего чувствуют себя брошенными один на один со своими проблемами и забытыми политиками. По их мнению, страна слишком много делает для иностранцев и ничего для своих.

Подобные настроения умело используются в политических целях правыми радикальными группировками. Так, например, главными организаторами протестов и инициаторами создания PEGIDA оказались члены праворадикальной партии NPD (Националистической партии Германии). К ним присоединились представители сравнительно новой партии AfD (Альтернатива для Германии), изначально возникшей как протест против введения евро и с годами приобретающей все более и более правый окрас.

Эксперты отмечают, что подобные ультраправые партии и организации ловко используют недовольство населения для продвижения своих лозунгов и идей. И если еще несколько лет назад радикальные движения националистического толка были достаточно маргинальны, то теперь они активно набирают пункты.

Особую озабоченность вызывают лозунги, которыми пользуются протестующие. Кроме популярной в период мирной революции 1989 года, перед падением Берлинской стены фразы «Мы один народ!» в толпе зачастую звучат откровенно нацистские лозунги, как то «Иностранцы, вон!», «Нам не нужны беженцы!», «Иностранцы – свиньи!». Что шокировало многих политиков и активистов левых сил.

Министр юстиции Хайко Маас (Heiko Maas) назвал движение анти-исламистов «позором для Германии» и предостерёг от нового «уровня эскалации борьбы с беженцами и эмигрантами». Канцлер Германии Ангела Меркель, выросшая восточной Германии, также высказала резкую критику популярности антиисламского движения, говоря, что в стране «нет места для ненависти и клеветы». Она предупредила протестующих, что они «эксплуатируемы» организаторами демонстраций.

«Адвокаты дьявола»

Протесты выявили глубокий раскол между гражданами и политическими элитами Германии. Где одна половина страны поддерживает протесты против ислама, а вторая занимает позицию борьбы с ксенофобией. Такие данные предоставил портал ZEIT ONLINE, проводивший YouGov опрос на своей странице.

Наряду с протестами анти исламистов в Германии активизировалась борьба с нацизмом, расизмом и ксенофобией. В конце прошлой недели, в ночь с четверга на пятницу с 12 на 13 декабря в маленькой немецкой коммуне Форра в Средней Франконии, на северо-западе Баварии был подожжен и разрушен дом, предназначавшийся для беженцев из Сирии. До этого подобные инциденты происходили в Саксонии и других регионах Германии.

Именно эти события стали причиной проведения мирной акции протеста против расизма и ксенофобии, которая 14 декабря собрала в Кёльне более 15 тысяч человек. Причём в этом случае организатором акции выступил мэр города Юрген Ротерс. Который заявил журналистам, что «мы здесь стоим, чтобы показать, — этот город может проявить свою мирную сторону».

Ранее в самом Дрездене, наряду с акцией анти исламистов на улицы выходили их оппоненты – правозащитники и гражданские активисты выступающие против любой формы ненависти или вражды на национальной, расовой или религиозной почве. Участники этих демонстраций использовали лозунги «Я не нацист… Но… Но кто?» и «Рад видеть беженцев». Среди участников контр-демонстрации в Дрездене были члены местного исламского центра, еврейской общины, ассоциации иностранных жителей и группы под названием «Дрезден без нацистов».

И пока лидеры правящей партии Христианский Демократический Союз (ХДС), лидером которой является Ангела Меркель и члены Христианского Социального Союза (ХСС) из Баварии обсуждают планы о законодательной возможности обязать проживающих в Германии иностранцев говорить только на немецком языке дома, правозащитники становятся на сторону эмигрантов.

6500 членов правозащитных организаций присоединились к движению против ксенофобии и национально или расовой ненависти. По словам активиста движения, за права эмигрантов Шуберта Вайнбрихта, Германия подписала целый ряд международных соглашений в области прав человека, которые страна обязана соблюдать. Правозащитник отмечает, что 70% людей, которые выходят на подобные антиисламские акции протеста «просто ищут виноватых в собственных проблемах», зачастую просто не замечая, что «проблема кроется в них самих».

«В нашей стране эмигранты выполняют огромный спектр работы, за которую немец просто не возьмётся. Поэтому моим соотечественникам, к сожалению, гораздо проще выйти на улицы с плакатом и кричать о том, как его чего-то лишают, чем устроится работать на мало престижную работу, как уборщик или перевозчик мусора. Эти задачи чаще всего выполняют эмигранты. А коренные граждане нашей страны лучше будут сидеть безработными, но не заниматься, по их мнению, недостойным делом. И кто в этом виноват?»

22 декабря анти исламисты вновь обещают выйти на улицы на ещё более массовую акцию протеста. С тем же заявлением выступили представители контрсил. И пока одни кричат об угрозе исламизации Европы, другие знакомят европейцев с исламом и стараются разрушать стереотипы. Причём, по иронии судьбы самые сильные исламские проповедники в Германии – именно коренные немцы, по разным причинам принявшие ислам.

Автор: Раяна Ольга Черных

Комментарии 0