Их нравы

Заммуфтия Татарстана Рустам Батров откровенно о салафизме

Информационное агентство IslamNews пообщалось с известным, своими порочащими мусульман статьями, распространяемыми им в светских изданиях, деятелем Татарстана, который по непонятным для многих причинам занимает должность заместителя муфтия республики Рустамом Батровым.

При том, что весь материал охватывает много вопросов из разряда «неочем», акцент сделан автором интервью в самом заголовке и концентрирует внимание читателя на: «Салафизм – это макдональдезация духовной сферы».

Не вдаваясь в бессмысленные умозаключения Батрова, хочу заметить, что тему «экстремизма» в рядах мусульман, даже там где она полностью отсутствует, раздувают в первую очередь сами мусульмане, подобные Батрову, что бы продолжать зарабатывать очки, в глазах тех лоббистов во власти, которые подавляют любые проявления религиозных свобод в России. Но в этом материале Батров акцентировал внимание не на крайних, радикальных идеях в наших рядах, здесь он унизительно охарактеризовал "безусыми школьниками", "которыми в Турции разрешено только чай подносить", всех мусульман России, так или иначе ассоциирующих себя с салафизмом и этим вероубеждением. Самое интересное, что по его высказываниям можно сделать однозначный вывод, что Батров знаком с салафизмом на уровне таких «экспертов» как Сулейманов и Силантьев, или просто изо всех сил пытается им вторить и подражать. 

И так, о каком же «скелете в нашем шкафу» поведал всем на этот раз Рустам Батров?

"- В чем сегодня может в религиозном отношении выразиться подобное возвращение татар к истокам – местном варианте салафизма или какой-нибудь местной религиозной традиции?

– Конечно, салафизм актуализирует исламскую составляющую, исламский дискурс, но все же он мне представляется одним из инструментов глобализации. По идеологии он интернационален и представляет собой идеал того же потребительского общества только в религиозной сфере. К чему нас призывает традиционная культура? К тому, чтобы умерить свое эго, свой нафс. Ты должен склонять голову перед имамом махаллинской мечети, перед учителями мазхабов, перед сахабами, перед Пророком, перед Всевышним. Как говорят в Турции, до 40 лет ты еще не мужчина, можешь только чай подносить. Идея покорности, кстати, характерна не только для исламской религиозной культуры, но и для других исповеданий. А что такое салафизм? Образно говоря, это когда семнадцатилетний безусый парень, вооружившись Кораном и Сунной, поучает стариков, как им жить. Ведь им говорят – зачем тебе традиция, вот они здесь, все знания. И такой молодой человек, вооруженный знаниями в объеме трехмесячных курсов, щеголяет перед умудренными жизнью людьми своими знаниями Корана и хадисов. Конечно, с богословской точки зрения, во всем этом есть рациональное зерно, но оно не сообразуется с конкретной реальностью. Но с человеческой точки зрения, это потрафляет нафсу таких молодых людей. Им приятно осознавать, что они здесь главные, что они – пуп земли, могущие пнуть многовековую традицию. Получается, что в потребительской культуре, если говорить об экономической сфере, люди водят хороводы вокруг тугого кошелька, то в духовной – вокруг внешне эффектных, но формальных религиозных знаний в мусульманских науках. Кстати, салафизм борется именно с национальной составляющей, он не признает национальные формы бытования ислама, игнорируя религиозные обычаи и традиции, складывающиеся у народов того или иного региона. Это макдональдизация в духовной сфере. Салафизм здесь не поможет, нужно возрождать свои исконные богословские традиции, которые всегда были у татар. У нас за плечами многовековая история интеллектуальной религиозной жизни и сегодня все это необходимо актуализировать.

- Часто говорят, что в исламе (условно, конечно), существуют как бы два основополагающих тренда – «суфизм» и «салафизм», или иначе говоря, буквалисткое и глубинно-мистическое понимание религии. Какой из этих трендов более характерен для татарской религиозности?

– Я бы более широко поставил вопрос. Испокон веков в мусульманском мире шла борьба между тенденциями, которые можно обозначить как «школа духовной мудрости» и «школа формального богословия». Асхабур-рай (сторонники независимого суждения) и асхабуль-хадис (сторонники предания) – это как раз об этом. Когда мы говорим о противостоянии «суфиев» и «факихов» ранее, и сегодняшнее деление на салафизм и традиционный ислам – это все однопорядковые явления. Салафитское богословие основано на формальном книжном знании, оторванном от реальной народной традиции. Традиционный же ислам апеллирует к местным обычаям традициям и особенностям. Поэтому речь не о противостоянии «суфизма» и «салафизма», а о том, пропускаем ли мы ислам сквозь культуру определенную культуру, с тем, чтобы вера и религия помогали человеку именно здесь, на этой земле, раскрывая его духовный потенциал."

Комментарии 0