Общество

Из Тобольска я отправился в долгое путешествие, называемое жизнью…

Муфтий ДУМ Азиатской части России шейх Нафигулла Аширов – человек, известный в мировой умме. Между тем, путь в ислам для Нафигуллы-хазрата начался более 30 лет назад с Тобольска, где в 1980 году образовалась первая официальная мусульманская религиозная организация в Тюменской области.
В канун открытия новой Тобольской соборной мечети, глава ДУМАЧР ответил на вопросы нашего корреспондента в регионе.

- Скажите, пожалуйста, что для Вас город Тобольск? Что Вы ожидаете от новой мечети?

Несомненно, город Тобольск дорог для меня, как место, где вырос, где живет мое детство, откуда я отправился в долгое путешествие, называемое жизнью. Это моя малая родина и родина моего сибирского народа, который еще в далекие исторические времена, восприняв исламскую культуру, впитав ее высокие нравственные идеалы, облагородил эту суровую землю.

Восстановление Исторической мечети в татарской слободе, оставленной нам нашими предками, возведение всем миром новой Соборной мечети г. Тобольска – это возрождение и продолжение тех светлых традиций нашего народа, в течение веков мирно соседствующего с представителями других народов и культур. Здесь особо хочется отметить ту помощь и поддержку со стороны руководства Тюменской области и лично губернатора Владимира Владимировича Якушева, руководства города Тобольска, в возведении этой мечети. Как у нас говориться: «Тот, кто не благодарен людям, не будет благодарным и Аллаху».

Поэтому мы все с большой благодарностью воспринимаем такую поддержку и помощь, без которой был бы невозможен этот проект. Эти славные традиции сотрудничества, неразрывно связаны с нашей религией, именно они веками питали дух нашего народа, укрепляли его волю и придавали сил в различные периоды нашей истории. И во многом благодаря этой, издревле хранимой мудрости народа, имеющей глубокие религиозные корни, несмотря на то, что в Сибири проживают люди разных вероисповеданий и национальностей, нет места национальной дискриминации и вражде. И сегодня, когда мы являемся неотъемлемой частью нашей большой Родины, частью многонационального народа России, мы должны хранить, возрождать и приумножать то, что нам оставлено нашими предками в наследие. Хранить мир, взаимопонимание и дух совместного сотрудничества ради мирного безоблачного будущего грядущих поколений, которые будут ходить в эту мечеть после нас.

– Давайте вспомним, как все начиналось в 80-е годы. Когда Вы впервые переступили порог молитвенного дома в Тобольске, и что тому было поводом, ведь, как известно, в брежневские времена религия считалась уделом пожилых людей? Кто и что повлияло на Ваше решение ехать на учебу в «Мир Араб»?

– Действительно, в те далекие времена, когда мне было всего 26 лет, первый раз переступить порог мечети, которая располагалась еще в купленном частном доме по ул. Гуртьева, было нелегко. Но, как мне кажется, в душе каждого человека существует потребность в Боге, потребность делиться со своими печалями и проблемами с Тем, Кто может ответить на твой зов, Кто дает надежду и спокойствие, когда человек в отчаянии. Я с самого детства внимательно наблюдал за теми, кого приглашала моя мама прочитать Коран, слышал отрывки их разговоров о религии, об Аллахе и пророке Мухаммаде, мир ему, из-за двери, куда нас, детей, отсылали, наверное, думая, что будем мешать взрослому общению. И вот эти отрывки в моей памяти о религии, о жизни пророка, мир ему, о его призыве и страданиях на пути веры, ясно, как образ, всплыли в моей памяти, когда я узнал, что в Тобольске планируют открыть мечеть. Это было еще раньше, до 1980 года. А когда мечеть открылась, я направился туда посмотреть, как там все происходит, о чем там говорят и что делают. Первое время, конечно, я, можно сказать, был простым наблюдателем. Но постепенно я начал осознавать, что это жизненный путь моего народа, это его история, которую он, по воле Аллаха, избрал много веков назад и пронес все эти годы, в том числе и в годы лихолетий и трудных испытаний, выпавших на его долю. Так я начал уже осознанно посещать собрания в мечети, участвовать в пятничных намазах, хотя многие, в том числе и взрослые с удивлением воспринимали мое активное участие в делах мечети. Очень большую роль в моем становлении, как активного члена общины мусульман Тобольска, сыграл мой первый учитель и наставник Арслангирей Арангулов, который вместе с такими аксакалами как Арифулла бабай, бывший первым имамом общины, стояли у истоков создания общины и открытия первой мечети в Тюменской области. Да смилуется над ним Аллах и да простит ему и нам все наши ошибки и заблуждения. Я очень благодарен им за внимание, мудрый призыв и наставничество, что заложило в моей душе основу для избрания ислама в качестве жизненного пути. Затем, когда я уже при их помощи познал азы своей религии, уже на полных правах члена общины стал произносить азан-призыв на молитву, как муэдзин мечети, серьезно участвовать в коллективных молитвах, и это доверие для меня было очень большой честью. Я всегда, в течение всех этих лет, в своих молитвах и мольбах к Аллаху с теплотой и добротой вспоминаю всех тех первопроходцев нашей мечети. Поминаю в молитвах тех бабушек и дедушек, которые с искренней радостью встретили мой приход в мечеть (единственного молодого человека среди них), любили меня, как своего сына и делили со мной все радости и печали. Пусть Аллах простит им все ошибки и прегрешения, которые они допускали, возможно, по незнанию и неграмотности в вопросах религии, но они были искренними и верными в своем убеждении и любви к Аллаху, и молю Аллаха о Рае для них и Его высокой милости.

- В архивных источниках нам попадались обращения тоболяков с просьбой к руководству ДУМЕС направить Вас после окончания Бухарского медресе имамом в Тобольск. В числе таких документов даже ходатайство перевести Вас на заочную учебу и направить в Тобольск. Однако просьбы не были удовлетворены. Интересно было бы узнать, почему?

Мусульманская община Тобольска в 70-ые годы прошлого столетия

– Действительно, с такой просьбой руководство общины неоднократно обращалось к руководству ДУМЕС. Даже в медресе «Мир-Араб», где учился, создавали условия и предлагали нам с Ибрагим-хазратом, с которым мы учились вместе, «перескакивать» через курс, чтобы быстрей завершить обучение, на что мы не согласились, желая более основательно изучить преподаваемые предметы.

Во время учебы я чувствовал большое вдохновение от нахождения в Благословенной Бухаре –Бухара и Шариф, как его называли ранее. Вдохновение от учебы в известном издревле медресе «Мир-Араб», где прошли обучение великие исламские ученые прошлых веков. Конечно, члены нашей общины в Тобольске очень желали моего возвращения в мечеть, где я, приезжая на каникулы уже проводил пятничные молитвы, читал проповеди и обучал тому, чему научился сам, хотя в те времена обучение в мечетях не было предусмотрено. Как-то так сложилось, что ставшими для меня родными дедушки и бабушки, посещающие мечеть, всегда с радостью и теплотой встречали каждый мой приезд в город и искренне радовались нашим встречам в мечети. У нас никогда не было какого-то непонимания или конфликтных ситуаций, какие часто возникают сейчас между старшим и молодым поколениями в мечетях, наоборот, наши отношения были наполнены искренней любовью, уважением и доброжелательностью. Без их поддержки мне трудно было бы решиться, бросить насиженное место, работу, дом и уехать в далекий край на учебу, тем более среди людей ходили разговоры, что вот, мол, старики уйдут из жизни, и в мечеть некому будет ходить. Я хотел вернуться после учебы в Тобольск, но получилось не по моему желанию. В последние годы обучения в медресе я был председателем студенческого совета среди студентов ДУМЕС. И видимо, в то время муфтий приметил меня и решил после учебы направить меня для работы в Духовное управление, что явилось для меня полной неожиданностью. Чувствуя ответственность перед своей общиной города, я отказался от предложения, сославшись на то, что это будет нечестно с моей стороны. Но муфтий, настаивая на своем решении, предложил других выпускников в мечеть Тобольска, среди которых самым достойным был мой сокурсник и друг Ибрагим Сухов, с которым мы все эти годы были неразлучными друзьями, делили все студенческие трудности и радости. Таким образом, мне не суждено было вернуться в родную общину после учебы, но я стал работать в ДУМЕС и всяческий старался представлять интересы своей первой общины, воспитавшей меня.

- Вас и философа Гейдара Джемаля часто приглашают на самые рейтинговые программы российских телеканалов. Будь-то обсуждение проблем с хиджабами, участками под мечеть, будь это ток-шоу, посвященный событиям на Ближнем Востоке, россияне видят на экранах Вас и Гейдара Джахидовича. Почему именно Вас выбирают редакции?

– Ну, на этот вопрос мне трудно ответить, так как причины их выбора мне досконально не известны. Во всяком случае, я могу догадываться, что они подбирают кандидатов для участия программе с учетом обсуждаемых тем. Действительно, в телепрограммах нередко поднимаются проблемы, которые реально волнуют общество и вопросы, которые ждут своего решения. Я, принимая участие в программах разного толка, стараюсь максимально правдиво и искренне излагать свою точку зрения, которая, как мне кажется, отражает точку зрения большинства верующих. И поэтому программа, с нашим участием, я надеюсь, получается не только интересной, но весьма полезной, т.к. позволяет в некоторой степени измерить «температуру накала» в обществе, ожидающей решения той или иной обсуждаемой проблемы. Может быть, некоторым людям кажется, что прямое обсуждение проблем их правдивое и открытое изложение на большую телевизионную аудиторию наносит вред спокойствию и стабильности в обществе, но я думаю, что это не так! Сокрытие болезней общества, замалчивание существующих нерешаемых проблем, как и сокрытие болезни, которую можно и нужно лечить, приведет только к усугублению ситуации и осложнению. Думаю, журналистика, как и медицина, призвана выявлять болезни и нерешенные проблемы общества и предлагать обществу пути их решения. И вот в таких острых дискуссиях, с привлечением людей, знающих изнутри об этих проблемах, могут рождаться способы и пути решения имеющихся в нашей жизни нерешенных вопросов. Думаю, что участие в таких серьезных программах, это одновременно и большая ответственность и большая честь, т.к. дает возможность анализировать и совместно искать приемлемые решения, предлагаемые обществу и власти.

– Улемы с мировым именем осудили действия так называемого «Исламского государства» в Ираке и Сирии, объявили их хариджитами. Интернет заполнен жуткими преступлениями «игиловцев», тем не менее, на форумах в Рунете немало их сторонников. В Тюменской области также зафиксированы случаи ухода к боевикам. Чтобы бы Вы сказали молодым людям, головы которых забиты идеями такфиризма?

– Конечно, такие методы, которые описываются во многих источниках и продемонстрированы в видеоматериалах, абсолютно не приемлемы с точки зрения ислама. Более того, такие поступки не только не приемлемы, но чреваты строгим наказанием с точки зрения шариата. Ибо внесудебные расправы, бездоказательные обвинения людей в вероотступничестве, грабежи, насилие и террор ни в какой степени, даже в военное время не приемлемы для мусульман. А что касается т.н. сторонников из Рунета, то это в основном, как я считаю, современное «интернет-развлечение» части молодежи. Даже не исключаю, что это подростки, чьи «откровения» на форумах можно отнести к их еще не сформировавшемуся детскому мышлению, максимализму, которое ничего общего не имеет с реальностью. Это как игра многих подростков и детей в индейцев, отчего они индейцами то, в общем, не стали. Ну, а если серьезно, то полагаю, что избежать роста радикализма мы можем, разрешив кадровую проблему наших мечетей, исламских центров и учебных заведений. Если наши мечети не будут обеспечены достойными кадрами, которые получили хорошее базовое образование на родине, где, к сожалению сегодня, реально отсутствуют сравнимые с международными учебными центрами вузы и медресе, то молодежь может удовлетворять свои духовные потребности в интернете или непонятно у кого. Тем более что молодым людям свойственно мыслить максималистски, это мы наблюдаем и среди других категорий молодых людей, которые иногда поддаются нацистской пропаганде и выступают с крайне националистических позиций.

Кроме того, тема создания исламской инфраструктуры, в том числе и конкурентоспособных учебных заведений, о котором говорил наш президент В.В. Путин во время уфимской встречи с исламскими деятелями, является делом государственной важности. Ведь ни для кого не секрет, что ислам в современном мире переживает настоящий бум возрождения. Так, например, последний праздник мусульман даже в Южно-Сахалинске собрал около 10 тыс. верующих, а своего молитвенного помещения у мусульман Сахалина до сих пор нет. И это тоже являет проблему, с которой живут мусульмане и которая негативно влияет на сознание молодежи, на их восприятие мира, как справедливого и комфортного для верующих. Но со всей ответственностью могу заявить, что не было ни одного случая участия наших прихожан, относящихся к нашему Казыятскому управлению по Тюменской области, в каких-либо противоправных действиях, не говоря уже об участии в экстремистских группировках, где бы то ни было.

В этом огромная заслуга и руководителя Казыятского управления Фатыха хазрата Гарифуллина, его соратников по духовному служению, которые своим личным примером воспитывают молодежь в традиции наших праведных предков. Его трудно застать в одном месте, его поездки по аулам и городам, где он организует встречи и мероприятия с участием молодежи, дают хорошие воспитательные результаты. Также имамы наших мечетей и активисты проводят большую работу в сфере общественного, социального служения, помогают людям в возрасте, ветеранам войны и труда.

Комментарии 0