Среда обитания

"Хождения по мукам - 2", или обращение одного мусульманина

Я, Абубекиров Талип Рафаилович, практикующий мусульман, исповедую традиционный и умеренный ислам. Я женат 11 лет, имею дочь 8 лет. Она ученица 2«Д» класса средней школы № 40 города Саранска. Моя супруга и дочь также исповедуют религию ислам и придерживаются норм шариата, т.е. покрывают все тело, кроме овала лица и кистей рук.

Наши проблемы начались, когда моя дочь пошла в первый класс 1 сентября 2013 г. На следующий день вечером, 2 сентября 2013 года, мне звонит классная руководительница моей дочери и просит прийти к директору школы, утром к 8 часам 3 сентября 2013 г. Через полчаса мне звонит моя матушка – оказывается, ей тоже позвонила классная руководительница моей сестры. У меня есть родная сестра Марьям, ей 15 лет, она учится там же, где и моя дочь. В том году она училась в 8 классе, сейчас в 9 классе.

Мы наутро с матерью пошли в школу. Там в приемной были еще двое родителей учениц-мусульманок. Мы зашли к директору в недоумении, не понимали, в чем причина вызова. Директор заявил: «Правительством Мордовии в мае 2013 г. принято положение о единой форме одежде в образовательных школьных учреждениях, и вашим дочерям не следует приходить в школу платках, так как платок является религиозной символикой, а школа является светским местом. Я прошу вас ознакомиться с постановлением и расписаться в том, что вы ознакомлены с ним».

В это время мне казалось, что это какое-то недоразумение. Я начал разговаривать с директором: «Платок не является религиозной символикой, и наши дети будут ходить в платках, как этого требует наша традиция».

«Я не вправе не допускать девочек в школу, – сказал директор. – Также не имею права говорить детям о том, чтобы они сняли платки. Это их право, просто я, как государственный служащий, должен довести до вас это постановление».

Пожав друг другу руки, и улыбнувшись, мы ушли из кабинета. В течение всего учебного года нас больше не разу не вызывали по этому вопросу и никаких проблем не было.

Но 2 июня 2014 г. мне позвонила классная руководительница моей дочери и попросила прийти в приемную директора. В приемной секретарша протянула мне Постановление правительства Мордовии №208 от 12 мая 2014 г. с приложенными Типовыми требованиями и попросила, чтобы я расписался об ознакомлении с ним. Я спросил: «Это типовое требование касается всех учеников школы?» Она сказала: «Да».

Я спросил: «Всех ли родителей вы просите ознакомиться и расписаться?» Она сказала, что нет, что ей нужно ознакомить с постановлением только тех родителей, у кого дети ходят в платках, так как постановление запрещает приходить в школу в платке.

И тут мне стало очень обидно, – это почему же с этим постановлением, в котором расписано очень много запретов (яркая одежда, брюки и юбки с заниженной талией, декольте, пляжной обуви и обуви на платформах, массивных украшений и т.д.) под роспись знакомят только родителей девочек в платках? Мы что – элита какая-то или совсем наоборот? Значит, все остальные запреты сделаны только для вида, и это постановление издано только для борьбы с платками?

Я не смолчал – высказал этой бедной секретарше все, что у меня было на душе. Конечно, в рамках разумного – без повышения голоса и без рвущихся из груди матерных слов. Она, бедняжка, отвечает мне: «А что я могу, я только выполняю распоряжение директора».

Я решил пойти за разъяснением к министру образования РМ, и записался с супругой на прием к нему на 20 июня, на 14 часов. Когда мы зашли в кабинет, там сидел министр образования Николай Бычков, его заместитель и начальник юридического отдела.

Разговор шел полтора часа и все это время, они, как зомби, в один голос твердили, что школа – светское место и там нельзя ходить в религиозной одежде.

На наш вопрос, почему в других регионах не принимают такие постановления, они, то ли от того, что не владели информацией, то ли еще по какой причине, твердили, что в других регионах тоже принимаются такие постановления. Я до этого много искал в интернете сведений о положении с платками в других регионах и ничего подобного нашему не нашел.

Что бы мы с супругой не говорили, спокойным, разумным и ясным языком, они нас даже не слушали, словно между нами стояла какая-то стена, и они не слышали наших слов. Честное слово, так было обидно, как потом мне призналась супруга, обидно до слез. Мы говорили, что платок является частью традиционной одежды всех национальностей России разных религий, что это не прихоть мусульман. Мы спрашивали их, что плохого в том, что девочки ходят в платках, ведь тем самым они подчеркивают свою скромность, целомудрие и женственность.

Убедившись в бесполезности наших слов, как говорится в пословице, «как горох об стенку», мы встали, попрощались и вышли. В душе была печаль от того, что сердца этих чиновников от образования были до такой степени больны и черны, что это невозможно выразить словами, нужно прочувствовать через общение с такими людьми.

После этого мы решили записаться на прием к Главе Республика Мордовия Владимиру Волкову. В июле 2014 г. нас, три семьи, т.е. шесть мусульман, принял заместитель руководителя аппарата администрации главы Мордовии Владимир Василькин. Также со стороны правительства РМ к нему присоединился министр по национальной политике Анатолий Чушкин.

Мы начали объяснять, в чем причина нашего визита, – это наше несогласие с постановлением правительства №208 в части запрета ношения платков. Признаюсь, в это время меня знобило, внутри меня что-то дрожало, но не из-за страха, а из-за сильной обиды. Обиды на то, что те, кого мы выбираем своими руководителями, – это самое правительство Мордовии, которое должно делать все, чтобы мы жили в комфорте, как физическом, так и духовном, на самом деле тем, что приняли такое постановление, и так усердно начали применять его – только против мусульманских девочек, в конечном счете убивают наш патриотизм, любовь к отечеству, как бы это громко не было сказано.

Даже не дослушав до конца изложение нашей проблемы, Василькин бросился в наступление, – как обычно, «мы светское государство» и прочие их обычные несуразные отговорки. Я сижу, слушаю его и чувствую нутром, что он даже не понимает, что такое «светскость». Когда я взял слово, то процитировал по словарю, что такое «светское государство», – что оно должно уважать чувства верующих и т.д.

Когда я учился в институте, нас немного научили по предмету «психология», как понимать невербальные движения, жесты, мимику, и т.д. Поэтому, наблюдая, с какой мимикой, с какими жестами они отвечали на наши вопросы, я четко мог определить выраженное безразличие чиновников к нашей проблеме, на их холодное отношение к переживаниям и слезам девочек и их родителей из-за незаконного притеснения. Обида и только обида была у меня на душе, – они не слышали нас, налогоплательщиков, на чьи деньги они жируют.

Когда я спросил их, является ли паспорт гражданина РФ частью государственности, на это они ответили утвердительно. Тогда я спросил, как же так, моя дочь в семь лет получила загранпаспорт, причем снялась на фото в платке? Как тогда понимать то, почему на территории МВД в Саранске стоит христианская часовня, почему в детсадах, больницах, роддомах Саранска есть молельные комнаты? Почему даже в кабинете, где мы общались, на подоконнике стояла икона – но ведь этот служебный кабинет – это тоже часть государства. Они молчали на эти вопросы. Непробиваемая стена. Жалкие, лицемерные люди, винтики системы.

30 августа 2014 г. Мы опять вызваны в кабинет директора нашей школы. Он нам объясняет, что в платках приходить в школу нельзя. Попросил, чтобы мы не приходили на линейку 1 сентября, так как там будет присутствовать начальство из департамента образования. Для меня, как для родителя и для мусульманина, было обидно, почему моя дочь не должна приходить на торжественную линейку? Вот она – дискриминация по конфессиональному признаку.

Сейчас каждую неделю мы ходим в школу для беседы с директором, подписываем различные бумаги. В школе мы видим, что не все ходят в одежде, соответствующей злосчастному постановлению. Когда я спросил директора, какие меры принимаются по отношению к тем, кто ходят в юбках, нижний край которых выше колен на 20-30 см (допустимо не более 10 см), кто приходит с крашеными волосами, в джинсах и с прочими нарушениями, он ответил, что им делают замечания.

Тяжело простым верующим биться с системой, когда чиновники даже не хотят думать о возможных последствиях творимого ими беззакония.

Комментарии 0