Среда обитания

Суд, где слушается дело Курман-Али Байчорова, явно «сворачивает» процесс

Дело имама Курман-Али Байчорова в Кисловодске, судя по всему, подходит к завершению. Судья Предгорного суда решил, что защита и обвинитель могут перейти к стадии судебных прений. Адвокаты подсудимого уверены, что дело необходимо вернуть на стадию досудебного следствия, и намерены добиваться своего. Подробнее о том, когда и чем все-таки может завершиться дело кисловодского имама, рассказал один из адвокатов Байчорова — Алауди Мусаев.

- Алауди Нажмудинович, 12 ноября должно было состояться судебное заседание по делу имама Курман-Али Байчорова, но его перенесли и, если я правильно поняла, на день, когда оно также не сможет состояться. Расскажите поподробнее, что вообще сейчас происходит?

- Олег Попов (судья по делу Байчорова — прим.ред.) назначил дату судебного заседания, не обсудив этот вопрос с нами. Не стал учитывать, что мы задействованы и в других судебных процессах. Адвокат Адам Абубакаров написал заявление о том, что у него 11 ноября другой процесс по групповому убийству, который будет проходить в Ставропольском краевом суде, а 12-го числа назначены следственные действия в Южном военном следственном отделе Ханкалы, в Грозном, и это было заранее известно судье.

Мы попросили отложить заседание до 19-го числа. Попов перенес в итоге заседание, но на 18-е число, то есть снова назначил его на тот день, когда мы будем заняты и не сможем присутствовать. Потому что 18 ноября у меня суд в Дорогомиловском суде, и Олег Попов также знает об этом. Но я не могу разорваться на два города.

- Почему это происходит, на ваш взгляд?

- Это попытка затянуть дело, я не нахожу другого объяснения. Теперь совершенно непонятно, в какую сторону дело движется. Все это практически срывает судебный процесс.

- Какие на сегодняшний день планы у вас?

- Мы планируем работать дальше, сколько понадобится. Мы не согласны с решением судьи об окончании слушаний.

- То есть стороны переходят к прениям?

- Да, судья Попов просто пришел и внезапно сообщил о своем решении: «Судебное следствие закончено». Я думаю, что это нарушает права подсудимого. Без опроса участников процесса, защитников и обвинения, заканчивать слушания и переходить к прениям нельзя. Тем более что мы готовы представить дополнительные доказательства невиновности нашего подзащитного. Я уверен, что дело должно вернуться обратно на стадию судебного следствия, чтобы нам позволили представить все доказательства.

- Но, если я вас правильно понимаю, это уже невозможно сделать?

- Главное, что нужно понимать: все, что сейчас делается, противозаконно и не вписывается в рамки действующего уголовно-процессуального законодательства. Мы будем добиваться того, чтобы дело вернули на стадию предварительного судебного следствия. Потому что у нас есть доказательства. Уже есть удовлетворенные ходатайства наши, по ним получены документы, но они еще не исследованы.

Имам Байчоров в зале суда

Что самое абсурдное: мы получили второй отказной материал по Филатову (следственные органы повторно отказались возбудить уголовное дело против сотрудника УФСБ России — прим.ред.).

В ходе судебного следствия две версии – версия обвинения и версия защиты. Если обвинение говорит, что два ключевых свидетеля попали на пост, случайно прогуливаясь, то в ходе судебного следствия абсолютно установлено, что их посылал Филатов. Об этом он сам сказал. Но и при этих достоверных доказательствах суд говорит: вопросом подброса наркотиков Байчорову должны заниматься следственные подразделения. Суд не должен.

Мы говорим: если эти наркотики подброшены и если этим надо заниматься, вы усматриваете в этих действиях преступление сотрудников — так направьте эти материалы для принятия решения и дождитесь результата. Все же просто: если установят, что подбросили эти наркотики, значит, нельзя судить сегодня нашего Байчорова. Но суд не реагирует, а следственные органы просто отказываются возбуждать уголовное дело.

- То есть суд не исключает возможность того, что наркотики Курман-Али Байчорову могли подбросить?

- Нет, не исключает, они сами усмотрели тут признаки преступления и направили для проверки в следственный отдел. Как в этой ситуации можно переходить к прениям и судить человека? Если есть сомнения, что он эти наркотики незаконно приобрел, хранил, перевозил при себе, если есть подозрения, то как можно переходить к прениям?

- Вы говорите об очевидных доказательствах невиновности Байчорова. В чем они заключаются?

- Да хотя бы понятые, которые сами говорят: когда они зашли на пост ДПС, Байчоров сидел с пакетом на голове и в наручниках, застегнутых сзади. Когда человек находится в таком положении, ему можно и слона в карман положить. Один из понятых говорит, что сотрудник показал им свои руки и сказал: вот смотрите – у меня в руках ничего нет, а сейчас будет. Залез в один карман и вытащил этот пакет. Ну что это за издевательство над правом и над государством нашим? Это местечковые правоохранители, оборотни. Поэтому мы будем добиваться, чтобы дело вернулось на стадию судебного следствия. Мы уже подали ходатайство и не собираемся отступать.

За что судят имама Курман-Али Байчорова?

Кисловодский имам был Курман-Али Байчоров был задержан 17 октября 2013 года в пригороде Кисловодска, через два дня после мусульманского праздника Курбан-байрам. Поводом для задержания и последующего ареста стал якобы обнаруженный при личном досмотре пакет с 4 граммами героина. В отношении Байчорова было возбуждено уголовное дело по статье 228 УК РФ (незаконный оборот наркотиков).

Однако истинная причина его задержания, по мнению родственников и адвокатов, кроется в принципиальной позиции имама, непреклонного в вопросе строительства мечети в Кисловодске. Из-за этого у Байчорова уже были конфликты с местными властями, казачеством и националистически настроенными элементами.

По уголовному делу состоялось уже более 10 судебных заседаний. И, как утверждает адвокат Алауди Мусаев, все, кто посещал их, смогли убедиться, что преступление совершено не Курман-Али Байчоровым, а против него.

Комментарии 0