Политика

27-летняя феминистка из происламской партии. Голос молодежи в парламенте Туниса?

«Я горжусь быть феминисткой», - говорит молодой тунисский политик в хиджабе. На последних выборах Саида Юнисси была избрана в парламент страны. О ней уже говорят как о новом образе «Ан-Нахды», символе возрождения одной из старейших происламских партий мира.

Юнисси всего 27. Она говорит, что намерена стать выразителем чаяний тунисской молодежи.

Однако если тебе до 35 лет, ты хочешь заниматься политикой, но носишь платок, и ты – феминистка и при этом член происламской партии, то можно точно сказать, что твой путь не будет легким. Несмотря ни на что, Саида верит, что диалог «излечит» Тунис от охвативших его социальных и политических болезней.

26 октября на первых, согласно новой конституции, парламентских выборах в Тунисе «Ан-Нахда» заняла второе место. Некоторые аналитики назвали это провалом исламистов. Но в самой партии так не считают. Результат не столь уж плохой, учитывая давление реакции внутри страны и из-за рубежа. «Арабская весна» сейчас явно перешла в политическую «зиму».

У «Ан-Нахды» появилось новое лицо. Молодая аспирантка Сарбонны Саида Юнисси, элегантная и красноречивая, вошла в число 217 депутатов, которые в ближайшие годы будут определять будущее страны. Она возглавила список «Ан-Нахды» по провинции Франс-Нор.

Ее политическую эффективность и активность в дни предвыборной борьбы не раз отмечала пресса. В своей партии Юнисси также пользуется большой поддержкой руководства, в основном состоящего из ветеранов происламской политики, таких как «гуру» Рашид аль-Гануши, и бородатых мачо.

«Действительно, даже старшее поколение и консервативное крыло партии одобрили мою кандидатуру. Они поддержали меня. Ведь я – человек новый», - говорит Юнисси.

Она понимает, что ей – молодому и неопытному политику – придется выдержать множество битв, чтобы заставить окружающих обратить на нее внимание. «В арабском мире мы настолько уважаем старших, что молодому политику нужно быть действительно очень компетентным, чтобы к нему прислушались», − говорит она.

В парламенте Юнисси намерена поднимать проблемы женщин и молодежи. Лица моложе 35 лет составляют до половины населения Туниса. «Это моя обязанность – говорить о том, что их реально волнует», - говорит она.

В то же время Саида жалуется на политическую апатию ее ровесников. «Сама, будучи молодой, я понимаю, что движет нами, почему мы не доверяем политикам. Мы видели много нелицеприятного во время революции. Но мы все еще ждем тех лидеров, для которых этические ценности – не пустой звук», - добавляет она.

Жизнь Юнисси с ранней юности, сколько она себя помнит, связана с «Ан-Нахдой». Как ее отец, так и мать всегда были в оппозиции к экс-президенту Бен Али, со свержения которого началась Арабская весна. «Мои родители, - рассказывает эта молодая феминистка в хиджабе, - пожертвовали всем ради своего права на свободу. При Бен Али мой отец сидел в тюрьме, его пытали только за то, что он критиковал его политику».

Саида объясняют твердую приверженность ее партии демократическим принципам годами гонений и глубоким опытом деятельности в подполье. Это же, считает она, обусловило уход «Ан-Нахды» из власти в начале 2014 года.

«Ан-Нахда» два года фактически правила страной, пока ее не охватил политический кризис. Он возник в результате убийств двух известных оппозиционеров - Шукри Белаида и Мухаммада Брахми. Под давлением партия уступила власть временному внепартийному правительству технократов. Это первый в истории случай мирной передачи рычагов правления демократически избранной происламской партией.

По словам Юнисси, данное решение не было простым. Но оно ярко характеризует «Ан-Нахду». «Последние три года всем показали, что мы готовы обеспечивать работу демократических институтов, даже если нам самим придется в итоге потерять власть», - говорит Саида. И добавляет: «Именно поэтому «Ан-Нахда» - моя партия».

Она выросла во Франции. До революции ей удалось побывать на родине всего несколько раз. Когда Саида окончательно вернулась, то была крайне удивлена, как люди реагировали на ее хиджаб.

«Это действительно странно наблюдать, как представители элиты общества, особенно в академических кругах, отталкивают женщин в платках. Они просто отказываются понимать, как я, живя во Франции, не отказалась от хиджаба», - рассказывает Юнисси. «Мне, - добавляет она, - говорили: «В светской стране у тебя был шанс - делать все, что ты хочешь. Но ты все еще продолжаешь носить платок» По их мнению, она потеряла хорошую возможность «освободить себя».

Завершая рассказ о первых впечатлениях на родине, Юнисси плавно переходит к разъяснению концепции свободы в ее понимании. «Каждый имеет право выбирать, как ему жить. Мы все, кем бы ни были, можем жить вместе в мультирелигиозном обществе. Пока мы уважаем друг друга, это совершенно не важно, кто носит хиджаб, а кто нет», - считает Саида.

Юнисси заключает, что непонимание, с которым она столкнулась в недавнем прошлом, является логическим следствием десятилетий диктатуры. «В авторитарном государстве все должны выглядеть одинаково. Поэтому женщинам важно иметь примеры для подражания. Например, такие, как вице-президент Национальной конституционной ассамблеи Мехрезия Лабиди. Она размывает стереотипы в отношении хиджаба», − считает молодой политик.

«Многие полагают, что, если женщина покрывается, то ее заставляет это делать какой-то мужчина. Но Лабиди, - отмечает Саида, - демонстрируют, что можно ходить в платке и быть сильной, образованной и открытой миру».

В целом, по ее мнению, хиджабу сегодня посвящено слишком много разговоров. Эта не та проблема, которая сегодня действительно актуальна для масс.

«Я понимаю тех, кто чувствует необходимость сопротивляться, когда его угнетают. Но в большей степени я вижу необходимость в уважительном диалоге и понимании друг друга», - продолжает Юнисси.

Диалог для нее – ключ к решению многих проблем: «Страхи, которые существуют у людей в отношении чего-то или кого-то, очень часто «вылечиваются» в ходе дебатов, целью которых является достижение взаимопонимания». Говоря об этом, она использует медицинский термин, т.к. «эта проблема сродни болезни».

«Диктатуры процветают там, где люди разделены. Мы должны прокладывать мосты друг к другу». Это, считает Саида, залог обеспечения настоящей свободы.

В схожем ключе она трактует и феминизм. Для Юнисси – самая эффективная и полная защита прав женщины именно в Исламе, если он адекватно и правильно применяется. Поэтому, считает 27-летний политик, можно быль мусульманкой и феминисткой. Но дело не в терминологии, а в содержании, отмечает она.

Саида оптимист. Она отмечает, что сегодня Тунис, при всех его сложных проблемах, открывает для себя вторую страницу в демократическом развитии. А то, что «Ан-Нахда» в оппозиции – вопрос для нее важный, но второстепенный.

Чтобы снова не оказаться там же, где страна была до 2010 года, т.е. избежать диктатуры, общество должно созидать культуру взаимоуважения, уверен новый депутат парламента Туниса.

Комментарии 0