Среда обитания

Второй мед и заветы Мао Цзе Дуна

Ректор Российского национального исследовательского медицинского института имени Н.И. Пирогова (знаменитого Второго медицинского) "для совершенствования вузовской этики" запретил "одежду, указывающую на принадлежность к той или иной национальности или религии, в том числе национальные головные уборы".

То, что это чудовищное надругательство над Конституцией РФ (Статья 28 Конституции России: "Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствие с ними"), - понятно каждому вменяемому человеку.

Мао, Линь Бяо и Ким Ир Сен позавидывали бы такому радикально коммунистическому подходу ректора Пироговки к вопросу этики - они, также как и он, мечтали создать общество людей, ничем не отличающихся внешне друг от друга, ничем не выделяющихся.

Одеждой приемлемой для всех членов общества радикал-коммунисты полагали одинаковые пижамы военного образца, скрывающие не только имущественные различия, но национальные, религиозные (за это просто каторга или смерть) и даже гендерные.

Форенс Найтингейл, великая сестра милосердия и одна из создателей института военной полевой медицины, ходила, как и положено добропорядочной христианке в чепчике (он на ней на всех фотографиях и даже на памятнике).

Она была бы изгнана из "Второго меда".

Поскольку отказалась бы снять головной убор и поменять одежду, указывающие на то, что она леди, англичанка (хоть и родившаяся во Флоренции) и христианка.

Авиценна был бы ректором Пироговки удален от образования, поскольку нарушал бы своей знаменитой чалмой его дикие представления об этике.

Но, если без шуток, то антконституционный указ ректора отрезает от высшего медицинского образования тысячи верующих людей - мужчин (мусульман, иудеев, православных монахов и послушников, которые хотели бы учиться медицинской науке) и женщин (православных, мусульманок, иудеек), для которых ношение религиозной одежды - важнейшая часть личностной этики, не противоречащей их гражданскому и общественному долгу.

Более того, вроде бы, защищенная государством и его законами.

Верующие, особенно мусульмане, зачастую - сельские жители.

Ректор Пироговки своим диким указом фактически содействует уменьшению наличия современной медицины в глубинке, например, в горных аулах, и распространению там варварских знахарских методов лечения.

Или препятствует созданию при православных монастырях современных медицинских центров.

Верующие предпочитают лечиться "у своих".

Например, верующая мусульманка, иудейка или православная христианка не позволит осмотреть себя мужчине-гинекологу (если речь не идет о жизни и смерти) и хотела бы, чтобы ее осматривала верующая врач-женщина.

Но, если такая женщина-врач не может, по прихоти ректора Второго меда, получить образование, то многие верующие просто останутся без квалифицированной помощи.

Можно сколько угодно корить их и называть отсталыми, но это их право, как ни странно.

А обязанность общества и государства (Второй мед - государственный ВУЗ, кажется) учесть их взгляды и обеспечить им равный дрступ к социальным благам (медицине, например).

Запрет на учебу верующим должен быть немедленно отменен!

Он позорит нашу страну и ее славную медицинскую образовательную науку, принимавшую и принимающую в стены своих ВУЗов миллионы студентов из разных стран - в том числе, верующих, из стран исламских.

И потом - "одеждой, указывающей на принадлежность к той или иной национальности и религии" - формально, являются, например, майки с надписями на любом - хоть русском, хоть английском - языках.

Вместо того, чтобы постараться и тщательно, не задевая верующих людей, не оскорбляя их, не сегрегируя их, договориться с ними о компромиссной для ВУЗа и для каждого верующего одежде (что достаточно просто), ректорат решил просто издать широко трактуемый указ.

Помешали бы Второму меду скромные, трудолюбивые мусульманки в аккуратной одежде (длинных платьях с длинными рукавами, аккуратных платках на головах) и мусульмане с зелеными шапочками на головах (в Дагестане считающиеся, например, символом "традиционного ислама", вовсю опекаемого государством), старательные верующие евреи в кипах и еврейки в обязательных для них головных уборах, православные монастырские послушницы и послушники, мечтающие восстановить христианское медицинское обеспечение народа?

Стране бы точно не помешали...

А что касается вузовской этики, то ректор, наверное, живет на небесах и точно не представляет, какие именно вузовские этические ценности господствуют в студенческой среде, в общагах медиков.

Возможно, эти ценности ему ближе скромности верующих.

Возможно, он считает, что "дело молодое", а к верующим относится с искренней неприязнью.

Это его конституционное право. Но в частном порядке.

Воистину, плата за вход в театрик для сумасшедших - разум.

Автор: Максим Шевченко

Комментарии 0