Их нравы

Душевные раны Газы

В одной из палат больницы "Шифа", крупнейшей в Газе, педиатр Рабиа Хамуда пытается добиться реакции — пары слов или хотя бы улыбки — от Умара и Мухаммада, трех и полутора лет. 

Долгие семь минут дети смотрят на врача безо всяких эмоций. Они испещрены ожогами и осколочными ранениями, полученными при обстреле Израилем их дома в северной Газе.

Хамуда осторожно поддразнивает их, притворяясь, что перепутал имена двух братьев, и протягивает игрушку. Его помощник тихо напевает, и наконец на лице Мухаммада появляется улыбка, а старший, Умар, выкрикивает свое имя.

«Поначалу Умар совершенно не реагировал, даже имя не хотел называть», — объясняет доктор Хамуда, который возглавляет команду из 150 психотерапевтов, работающих в Палестинском центре демократии и разрешения конфликтов в Газе.

«С этими детьми удалось достичь большого прогресса, — говорит он с облегчением. — В начале они просто отказывались общаться. Но теперь, с шестой попытки, мы наблюдаем значительные перемены».

Умар и Мухаммад — лишь двое из 400 тысяч детей Газы, нуждающихся, по оценкам ООН, в психологической помощи в результате не только последней войны в блокадном секторе, но всех трех предыдущих войн, начатых "Израилем" с 2006 года.

Последнее нападение было самым кровопролитным — больше 2000 палестинцев погибли, большинство из них мирные жители, в том числе 457 детей. С израильской стороны убиты 64 солдата и трое гражданских лиц.

"Израильские" авиа удары, гибель прямо у детей на глазах родных и близких, или полученные ими самими раны вызвали у детей Газы глубокие психологические травмы. Их симптомы варьируются от ночных кошмаров, недержания мочи и отклонений в поведении до более тяжелых состояний тревоги, когда ребенок не способен воспринимать окружающее.

И если разрушение "Израилем" жилых домов и административных зданий очевидно и документально зафиксировано в ежедневных телерепортажах, то повреждение умов остается в основном незаметным. Однако оно может иметь гораздо более длительные и разрушительные последствия.

«Когда ребенок в первый раз переживает такое травмирующее событие, как война, оно просто вселяет ужас», — говорит Крис Ганнес, пресс-секретарь Агентства ООН для помощи и организации работ (БАПОР).

«Во второй раз это страшно вдвойне, потому что ребенок помнит самое худшее из последней войны, в дополнение к новой. С третьей войной эти тревожные воспоминания накладываются и еще больше усиливают друг друга», — отмечает он.

«На этот раз 8 или 9-летние дети в Газе переживали войну особенно глубоко, из-за такой совокупности травм от повторяющихся с 2006 года конфликтов», — цитирует «Рейтер» представителя БАПОР.

Около 200 психотерапевтов Агентства ООН работают в 90 больницах Газы. Но для 1,8 населения блокадного сектора — более половины которого моложе 18 лет — этого далеко недостаточно.

Поэтому лечение душевных ран ограничивается, по сути, самыми элементарными средствами — попытаться вызвать детей на разговор, помочь им выразить пережитое словами, или с помощью карандашей и красок. И хотя даже такими простыми методами можно многого достичь, они требуют личной и длительной психологической помощи, из-за чудовищности пережитых психических травм.

«Сначала мы оказываем раненым и травмированным детям немедленную психосоциальную поддержку, и объясняем родителям, как дальше обращаться с детьми», — говорит Рабиа Хамуда.

Затем начинается домашнее лечение, и наблюдение за наиболее тяжелыми случаями.

«Дома можно восстановить, и некоторые физические раны можно исцелить, но психическое здоровье требует большего, чем время и деньги. Нужны огромные усилия, длительное убеждение, и прежде всего покой и стабильность», — отмечает врач, возглавляющий команду психиатров в одной из больниц Газы.

Один из самых успешных проектов исцеления душевных травм — программа психического здоровья общества, начатая в Секторе в 1990 году.

Психолог Хасан Зиада, участвующий в этом проекте, считает последнюю войну самой страшной с 2006 года, поскольку многие палестинцы потеряли сразу несколько членов семьи.

«По нашим прогнозам, психические расстройства проявятся более чем у 30 процентов населения Газы», — говорит он.

Даже профессиональные врачи не защищены от душевных травм. Шесть членов семьи Хасана Зиады были убиты во время этой войны: его мать, три брата, невестка и племянник. Помощь ему оказывает главный психотерапевт больницы.

«Это очень тяжелая потеря, и справиться с ней нелегко», — признает Зиада. Подобное горе постигло и некоторых других врачей, добавляет он.

Психологический ущерб достиг таких масштабов, что агентство БАПОР, открывшее школы ООН по всему

Сектору Газа, вводит в них сейчас уроки психотерапии.

«Мы внедряем довольно широкую программу родительской и детской терапии», — сообщил представитель агентства Крис Ганнес.

Комментарии 0