Среда обитания

«В КБР идет настоящая охота на людей»

В Нальчике в здании Кабардино-Балкарского правозащитного центра по инициативе адвокатов состоялся «круглый стол», на котором обсудили факты нарушения прав человека. Одна из главных проблем — нарушение их теми, кто по своей сути призван защищать и соблюдать законы: представителями силовых структур. 

 

Мест нет

Говорили на встрече много, эмоционально, были слезы, возмущения. Итогом трёхчасового разговора стала резолюция, которая, по словам организаторов, будет разослана в соответствующие органы.

Странно одно, что такой важный разговор, нужный как для силовиков, так и для родителей молодых людей, пострадавших от их произвола, проходил не в большом уютном зале, а в узком помещении правозащитного центра. Но ни духота, ни теснота никого не напугали. Мало того, большая часть слушателей простояла почти все три часа.

На фото: многие простояли все три часа  

Покой даже не снится

Со слов руководителя центра Валерия Хатажукова, несмотря на тенденцию выравнивания ситуации с соблюдением прав человека, еще не редки случаи фальсификации уголовных дел. «Молодым людям подбрасываются боеприпасы. Попав в колонию и освободившись через 2-3 года, он   выходит на свободу внутренне готовым к мести. Этой проблеме нужно уделить внимание», – сказал он, открывая мероприятие.

Все факты убийства молодых людей, подозреваемых в пособничестве боевикам, оформляются по одному шаблону – оказал сопротивление, был убит в ходе перестрелки. При этом общество воспринимает эту ситуацию как внесудебную расправу.  Это не способствует формированию антиподпольных настроений в обществе, считает правозащитник. 

Однако с тем, что ситуация в республике выравнивается, не согласны адвокаты, которым приходится удерживать от необдуманных действий родственников задержанных или убитых в различных спецоперациях молодых людей.

Со слов адвоката Евы Чаниевой (инициатива проведения «круглого стола» принадлежит именно ей),  в офисы адвокатов приходят  доведенные до отчаяния родители.  «Они собираются с плакатами в руках выходить к Белому дому, угрожают повеситься перед зданием Верховного суда, прокуратурой.  Мы занимаемся тем, что успокаиваем их,    просим  набраться терпения, не выходить на пикеты.   Но если и дальше  будет так продолжаться, а каждый из нас будет молчать, потом не надо удивляться, если начнется гражданская война», – отметила Ева Чаниева.  

В «стае» крыса?

Когда человек прибегает к услугам адвоката? В стрессовых ситуациях, когда нужна защита, помощь. Но как быть, если адвоката как игрушку выкидывают из отделения полиции, ему угрожают физически, уничтожают документы, препятствуют исполнению обязанностей?

Зачастую, в нарушение законов, на допросах присутствуют сотрудники в масках, которые в принципе «дирижируют» всем процессом.  В такой ситуации запуганный, перенесший пытки, психологически задавленный человек вынужден отказываться от адвоката, нанятого родственниками. И тут появляются угодные коллеги, которые все сделают, как надо.

«Если бы среди адвокатов не было тех, кто идет на преступное сотрудничество с органами и работает против своих доверителей, а защитник,  появившийся на месте выдворенного силой, профессионально отражал в соответствующем процессуальном документе все, что произошло до него, то многие проблемы отпали бы», – считает Чаниева.

На фото: адвокат Ева Чаниева

Статья 51 Конституции РФ, наверное, по мнению  сотрудников  полиции,  самая ненужная, ведь она дает право  не свидетельствовать против себя и своих близких. Но как довести дело до конца, если нет никаких доказательств?  

Поэтому в судах возросло количество дел, рассматриваемых в особом порядке. Ведь так проще: не надо копаться в доказательной базе. Но, со слов адвоката, большинство из них разваливаются, потому что подсудимые начинают отказываться  от особого порядка рассмотрения дел.   

В частности, по статистике Чаниевой, на протяжении года три человека, которых она защищала,  реабилитированы, в отношении еще одного идет суд. «Некоторым из них присудили выплаты за моральный ущерб, хотя   суммы  не соразмерны с пережитыми страданиями», – отметила она.

 «Почему никого не  смущает рост  однотипных преступлений? У молодых людей, подозреваемых в пособничестве боевикам, неизменно  обнаруживают  боеприпасы и наркотики?  Неужели все террористы наркоманы?  Если дела не  сфальсифицированы, почему у  всех задержанных в карманах боеприпасы и марихуана, а  не  пистолет и героин? Понятно, что легче подбросить боеприпасы, а марихуана дешевле других наркотиков», – считает Чаниева. 

Адвокат? На выход!

Чтобы слова не были голословными, несколько примеров из адвокатской практики. К примеру, адвокат Аральбек Думанишев  был насильно выдворен из Баксанского РОВД. В прошлом году  родственники некоего Пшихачева, задержанного силовиками, заключили  с Думанишевым соглашение.

Проблемы у адвоката начались прямо при входе в здание полиции. Только после звонка в прокуратуру и  20-ти минутного ожидания  он был допущен к своему доверителю.   Молодой человек, которого он нашел в одном из кабинетов здания на пятом этаже, был запуган. Рядом с ним сидел сотрудник в маске.  «Я представился, попросил всех выйти и оставить меня наедине с Пшихачевым. Первым на это отреагировал сотрудник в маске, он начал возмущаться. В разговоре с задержанным выяснилось, что его пытали, на его теле были  следы от тока», – рассказал адвокат. 

Пшихачев не мог без посторонней помощи встать, на его коленях были неимоверно большие раны. «Я объяснил, что он может не давать показания, но парень очень боялся сотрудников. Говорил, если не скажу, что они хотят, надо мной будут еще издеваться. Парень отрицал, что совершал какие-либо проступки: ехал на работу и был задержан. Ему подбросили гранату и наркотики», – говорит адвокат.

После беседы с адвокатом  молодой человек решил не давать показания против себя, ссылаясь на статью 51   Конституции РФ. Его ответ был занесен в протокол, документ заверили подписями.   «Но   не прошло и минуты, как в кабинет дознавателя зашли пятеро сотрудников, один из них в маске. Они начали кричать на дознавателя, что из-за него потеряли двое суток, что он не уважает их труд», – рассказал  Думанишев.

После небольшой перепалки старший группы приказал вывести адвоката из кабинета. Сначала в ход пошли слова, но они не устрашили молодого адвоката. Тогда его  насильно вытолкали из кабинета. Но по этому   факту  в  возбуждении  уголовного дела было отказано.

Другой пример из практики адвоката Магомеда Темиржанова. Он бывший сотрудник –  полковник, как он сам выразился, советской милиции,  проработавший в органах 37 лет. В 2012 году к Темиржанову  обратились родственники некого Баллиева, с момента задержания которого прошли почти сутки.

Темиржанов установил, что молодой человек находится в РОВД Нальчика.  «Я увидел Баллиева, он стоял в кабинете лицом к стене. Хотел побеседовать с ним, но в этот момент врывается сотрудник в маске и начинает в циничной форме требовать мои документы. На мой вопрос,  кто он, следователь ответил, что он по занимаемой должности имеет право проверить мой ордер.

Этот же человек в маске начал кричать, что меня никто не звал, у них есть свой адвокат. Чтобы избежать очередного конфликта, я показал соглашение, хотя по закону мог этого не делать. Но на этом все не закончилось, сотрудник в маске  выгнал  меня из кабинета. Мало того, он  схватил со стола ордер, разорвал его и со словами: «докажи, что он у тебя был», положил  в карман», – рассказал Темиржанов.

 В тот момент, когда Темиржанова выдворили, в коридоре он увидел свою коллегу, которая направлялась в этот же кабинет в сопровождении двух полицейских. «Никакого соглашения у нее, конечно же, не было, но она была «свой адвокат», – сказал он.

Что же касается Баллиева, адвокату удалось сфотографировать следы пыток на теле молодого человека. «На суде он продемонстрировал их. Но следователи и прокуроры промолчали. В рапорте медицинской части СИЗО сказано, что он доставлен с телесными повреждениями. Он был разрисован как атлас! Но в деле появляется  документ, якобы Баллиев никаких  претензий не имеет.  Он отсидел  и  вышел на свободу. Сейчас боится даже на улице показаться», – рассказал Темиржанов. 

А судьи кто?

Баллиеву, если можно так выразиться,  повезло, он уже на свободе.  Вот Науруз Татроков своего сына Леона больше никогда не увидит. Молодой мужчина  – отец троих   детей, известный в республике спортсмен – утром 16 декабря 2013 года ушел на работу, а на следующее утро  родителям вернули обгоревшее тело сына.

На фото: Науруз Татроков

 И здесь сработал  шаблон –  вооруженное сопротивление силовикам.  «Я научил его работать, пахать, сеять. Он был агрономом – самая мирная профессия. Но вдруг его кто-то убивает. Кто дал им такой мандат?... В республике идет охота, настоящая охота на людей.  В течение дня было много возможностей задержать его. Он был в мечети, на работе,  детей катал на санках. Но там подбросить ему гранату было бы сложнее. Мы как на острове слепых – никто ничего не хочет видеть», – говорил Науруз  Татроков.   

Повезло и Мурату Бекшокову с Аскером Курсаковым. Об истории мальчишек, которых избили полицейские, мы уже писали. Процесс длится  больше года. Двое из троих сотрудников, обвиняемых в применении насилия к несовершеннолетним, как участники боевых действий, попросили о применении к ним акта амнистии.

16-летний Мурат Бекшоков и 14-летний Аскер Курсаков после вынужденного «визита» в отделение полиции были доставлены в больницу. «Когда мы забирали детей, один из сотрудников сказал, радуйтесь, что живыми нашли, а не в лесу. Моему 14-летнему сыну подкинули в карман пистолет. Но им все сошло  с рук. Нас   в детстве учили, что милиция  защитит. Как мне сказать сыну  и его друзьям – верьте полиции?», – говорит папа Аскера Сараждин Курсаков.  

Лицо должно  быть установлено

Но не все преступления полицейских остаются безнаказанными. По статистике начальника отдела прокуратуры КБР по надзору за расследованием преступлений в органах следственного комитета  Магомеда Мизиева, в прошлом году в суд направлено 21 уголовное дело в отношении сотрудников  силовых структур, в том числе 6 из них – за применение насилия. С начала этого года в суды направлено 8 уголовных дел, два из них по фактам  применения насилия.

В ближайшие месяцы прокуратура планирует провести проверку всех  материалов, по которым отказано в возбуждении уголовного дела и материалы  по факту применения насилия к задержанным, которые считаются нераскрытыми. 

Нельзя забывать о жертвах   среди силовиков. Со слов Мизиева, за   несколько лет погибли более 100 полицейских. «По существу, это война. Я считаю, на таких встречах мы должны общими усилиями ликвидировать причины, которые привели нашу республику к сегодняшней ситуации», – отметил прокурор.

«Обо всех фактах, которые сегодня прозвучали, нам известно. Мы делаем все возможное, чтобы уголовные дела были раскрыты и лица,  совершившие их, наказаны», – заверил собравшихся представитель следственного управления СК РФ Арсен Мурзаканов. Но, честно говоря, собравшиеся в зале адвокаты как-то с иронией восприняли его слова.      

Заместитель начальника управления по охране общественного порядка МВД по КБР Алим Сантиков  заверил собравшихся, что полиция не заинтересована в попустительствах сотрудникам. Большое количество полицейских привлечены к дисциплинарной ответственности,  с начала этого года  10   уволены за нарушения. «Не надо мерить всех полицейских одной меркой.  Среди нас есть негодяи, мы этого не отрицаем, но в полиции большинство порядочных. Мы нуждаемся в вашем доверии», – заверил  он.  

«Полтора года назад из четырех автоматов сотрудниками правоохранительных органов был расстрелян молодой человек Азамат Кунижев. Он выжил только чудом. МВД приняло все усилия, чтобы из четырех сотрудников на скамью подсудимых сел только один, и тот отделался условным наказанием. Когда МВД принесет свои извинения этому гражданину? О каком доверии вы говорите?», – парировала на слова полицейского адвокат Татьяна Псомиади.  

Говорили адвокаты о невозможности оказаться рядом с  доверителем с первых минут в момент задержания, о затягивании дел следственными органами, об отписках на жалобы.   Предлагали записывать все процессуальные действия на видеокамеру.

Татьяна Псомиади более 30 лет занимается адвокатской деятельностью. С ее слов, переломным для республики стали трагические события 2005 года. «Такого беспредела, который творится в республике, я не видела никогда. Стала задумываться, есть ли смысл в моей работе. Закон течет как песок сквозь пальцы. Правоохранительные органы чувствуют себя вольготно, пользуясь тем, что на их нарушения никто не реагирует», – сказала она.

Надо продолжить

Цель встречи была не в том, чтобы в очередной раз поконфликтовать с полицейскими, а, со слов Евы Чаниевой,  найти кризисные, конфликтные моменты, обсудить их и найти пути  разрешения.   

Безусловно, эмоциональный, сложный во всех отношения разговор   не закончен, его надо продолжить.  Но продолжить в более широком кругу, чтобы сказанное не осталось в узком помещении правозащитного центра, а стало предметом разбирательства всего общества, власти, силовых структур. Ведь намного проще тушить пожар, когда он разгорается, а не когда он охватит весь дом.

После встречи организатор круглого стола Ева Чаниева прокомментировала итоги разговора.

С ее слов, намерение провести такое мероприятие зрело давно.  «Адвокаты, правозащитники, сотрудники центров по правам человека могли  обсудить проблемы в своем кругу. Но разговор тогда окажется односторонним.

 Было важнее  собрать оппонентов, процессуальных противников  за одним столом. Не хотелось просто собраться, поплакаться впустую, разойтись и все забыть. Было необходимо  узнать реакцию представителей разных структур, в том числе и силовых, на происходящее е в республике.

Последние полгода возмущения родителей, чьи дети пострадали от произвола, значительно возросло. Люди говорят о том, что готовы покинуть страну.   

Адвокат не может объяснить, как им защититься, потому что  произвол вошел в «законные» рамки. Люди дошли до грани, они способны на необдуманнее действия.   Мы занимаемся еще тем, что приводим их в чувства, уговариваем ничего не предпринимать, чтобы избежать  дополнительных проблем.

Цель встречи доказать, что представители разных структур готовы сесть за стол переговоров. Мне кажется, нам удалось реализовать то, ради чего собрались. Конечно, одно мероприятие всю ситуацию не перевернет.   

На встречу пришли представители всех структур, которые были приглашены, а это свидетельствует о том, что люди готовы к диалогу. Пришли родители уничтоженных в различных спецоперациях молодых людей. Конечно, им своих близких уже не вернуть, но они смогли выговориться, это поможет им немного успокоиться, даст понять, что наше общество не безразлично к ситуации в республике.

Разговор, конечно, был горячий, но в то же время трезвый и профессиональный. История показала, что мира можно добиться только посредством диалога. Если мы не можем выстроить его между адвокатами, силовыми структурами, прокуратурой, следственным комитетом, о чем тогда говорить?

 У нас много порядочных профессионалов, чтобы попытаться изменить обстановку и вернуть республике славу спокойного региона, как это было до 2005 года. В такой ситуации хочется надеяться на помощь  со стороны врио главы КБР Юрия Кокова, как профессионала старой закалки, компетентного в системе  правоохранительной деятельности», – сказала Ева Чаниева.

Комментарии 0