Среда обитания

Письмо в ООН: "В смерти жены обвиняю Каримова"

Известный оппозиционный деятель Таджикистана, журналист и богослов Сайидюнус Истравшани, обратился в Совет по правам человека ООН с открытым письмом, в котором просит о проведении международного расследования причин смерти его жены Нилуфар Рахимджановой, скончавшейся в узбекской тюрьме.

Он просит привлечь к ответственности виновных в гибели молодой женщины, осужденной узбекскими властями по обвинению в терроризме.

По мнению Сайидюнуса Истравшани, известного своими критическими выступлениями в адрес лидеров Центральной Азии, его супруга стала жертвой борьбы с терроризмом и экстремизмом, которая в этих странах нередко становится лишь поводом для устранения политических оппонентов.

"Я понимаю, что мою жену уже не вернуть. Однако, если виновные в ее смерти понесут суровое наказание, то удастся спасти многих мужчин и женщин от клеветы, подлога, фальсификации, несправедливых приговоров и смертей. Я считаю главным виновником в смерти жены узбекского президента Ислама Каримова", - говорится в открытом письме Сайидюнуса Истравшани.

В пятницу также был обнародован доклад международной правозащитной организации Human Rights Watch, в которой узбекские власти подвергаются резкой критике в связи с условиями содержания политических заключенных в стране.

По оценкам HRW, в настоящее время в узбекских тюрьмах находится около 12 тысяч политических заключенных, многие из них содержатся в нечеловеческих условиях и подвергаются пыткам.

Жертва следователей?

Трагическая история Нилуфар Рахимджановой, 37-летней многодетной матери, скончавшейся при невыясненных обстоятельствах в женской колонии Узбекистана в сентябре этого года, вызвала большой резонанс и послужила поводом для многочисленных дискуссий в социальных сетях о правомерности действий властей центральноазиатских стран в борьбе с так называемым исламским терроризмом.

Правозащитница Надежда Атаева
Правозащитница Надежда Атаева считает, что дело против Нилуфар было сфабриковано

"Нилуфар оказалась удобной жертвой для следователей. Она была религиозна, носила хиджаб, имела таджикское гражданство и постоянно жила в Иране. По мнению МВД и СНБ Узбекистана Нилуфар - типичная религиозная экстремистка-террористка", - говорит президент ассоциации "Права человека в Центральной Азии" Надежда Атаева.

"История Нилуфар ярко показывает, как власти используют незнание гражданами своих законных прав. Они обманом и угрозами добиваются того, чтобы те молчали и не обращались к правозащитникам, в международные организации и к журналистам. А потом через подконтрольные им СМИ из таких запутавшихся и неграмотных людей создают образ "исламских террористов", - подчеркивает правозащитница.

Нилуфар Рахимджанова была задержана сотрудниками узбекских спецслужб в ноябре 2011 года в Ташкенте, куда она приехала к брату для участия в свадебных торжествах.

Официальным поводом для ее ареста стал незаконный переход через таджикско-узбекскую границу. Между двумя странами действует визовый режим, введенный в одностороннем порядке Ташкентом в 1999 году.

Однако граждане двух стран нередко обходят стороной строгие правила получения виз и переходят границу за определенное вознаграждение пограничникам.

Сама Нилуфар последние годы постоянно проживала со своей семьей в Иране.

Показания в обмен на свободу?

"Во время следствия женщину уговорили выступить по государственному узбекскому телевидению и обвинить мужа в связях с Исламским движением Узбекистана (военизированная группировка, включенная многими странами в списки террористических организаций - ред.)", - рассказывает Надежда Атаева.

По ее словам, следователь обещал Нилуфар, что таким образом она попадет под амнистию и выйдет на свободу.

Однако получить амнистию ей не удалось. Суд приговорил Нилуфар Рахимджанову к 10 годам заключения по обвинениям, включавшим терроризм и шпионаж в пользу Таджикистана. На суде она призналась, что ее заставили дать показания против мужа и отца в обмен на свободу.

"Доказал ли суд ее вину? Кто из наблюдателей был на суде? Нам известно, что ее адвокат подошел к делу сугубо формально. Суд был - это известно, вынесен приговор, но ни у кого его нет. Обжалований тоже не было, потому что родным обещали ее амнистировать и просили не поднимать шум", - говорит правозащитница Надежда Атаева.

Три года спустя Нилуфар Рахимджанова скончалась. Узбекские власти отказались выдать тело женщины мужу и отцу в Таджикистан. Тело Нилуфар выдали ее брату в Ташкенте на тех условиях, что оно будет быстро предано земле без проведения судебно-медицинской экспертизы. Точную причину ее смерти, таким образом, установить не удалось.

"Отсутствие доступа к достоверной информации, ненадлежащая защита и постоянное давление на родственников в Узбекистане не исключают того, что Нилуфар Рахимджанова подвергалась жестокому обращению не только на следствии, но и во время отбытия наказания. Не исключено, что именно поэтому власти не позволили установить причину ее смерти и потребовали быстро захоронить тело", - говорится в заявлении правозащитной организации "Права человека в Центральной Азии".

Сайидюнус Истравшани
Сайидюнус Истравшани говорит, что просил Нилуфар не ездить на свадьбу в Узбекистан

С кем ведется борьба с террором?

Это не первый случай гибели осужденных по так называемым религиозным делам в тюрьмах Узбекистана и Таджикистана.

Власти стран региона серьезно опасаются активизации подпольных религиозных организаций. Их сторонников задерживают и в Таджикистане, и в Узбекистане, и в Киргизии. Есть опасения, что они распространяют свои идеи в местах заключения, в связи с чем из тюрем выходит больше исламистов, чем туда отправляется.

Правозащитники утверждают, что жертвами борьбы с исламистами все чаще становятся простые, невинные люди, вся вина которых заключается только в том, что они следуют традиционным исламским обрядам и выполняют религиозные предписания.

"Я очень просил жену отказаться от поездки в Узбекистан. Но она очень хотела увидеться с родными. Мне было неспокойно, потому что я знал, что нынешние власти страны считают врагами меня и моего свекра - известного таджикского богослова и критика Ислама Каримова - Домулло Маруфджона Истравшани", - рассказывает муж Нилуфар.

По словам Сайидюнуса Истравшани, родственники Нилуфар были очень напуганы после ее ареста и просили не обращаться в правозащитные и международные организации, так как им обещали, что она будет освобождена.

"Теперь они отказываются со мной говорить, не разрешают звонить. Отказываются прислать мне свидетельство о ее смерти и не желают помочь в выяснении причины смерти", - поясняет Истравшани.

В правозащитной ассоциации "Права человека в Центральной Азии" считают, что дело Нилуфар Рахимджановой было сфабриковано.

"Она - мусульманка. Носила хиджаб. Жила в Иране. Этническая таджичка родом из Бухары. Это тоже сыграло роль. Нам документально известны десятки случаев дискриминации по этническому признаку… Ее осудили за "терроризм" на основании ее признательных показаний, полученных обманом. И сколько таких случаев в Узбекистане?" - задается вопросом узбекская правозащитница Надежда Атаева.

"В Узбекистане по этой статье осуждают даже правозащитников. Очень важно, чтобы о таких случаях знала общественность. В Узбекистане широко применяются пытки и фабрикация обвинений. Я в этом убедилась за время своей правозащитной деятельности. Как и в том, что многие жертвы режима интересуются своими правами и обязанностями, когда уже поздно", - сказала правозащитница.

Рост "религиозных дел"

В последние годы число арестов и судебных разбирательств по так называемым "религиозным делам" в Таджикистане и Узбекистане возросло в десятки раз. За последние годы несколько сотен человек в этих странах осуждены по обвинению в терроризме и шпионаже.

Правозащитники отмечают множественные нарушения при проведении следствия по "религиозным делам".

По мнению наблюдателей, власти нередко намеренно преувеличивает влияние небольших и малоизвестных исламистских группировок, пытаясь таким образом подчеркнуть важность своей роли в регионе в глазах Запада.

Однако неэффективные силовые действия властей лишь множат число сторонников радикальных исламистов.

Комментарии 0