Среда обитания

Стамбул становится приютом для российских мусульман

Стамбул — город контрастов. Помните эту сакраментальную фразу из знаменитой советской комедии «Бриллиантовая рука». Как говорят сами турки, город на двух континентах, город двух противоположностей, половина которого сыта, половина — голодна, половина праведна, половина — грешна. Хотя вероятно, такое утверждение — преувеличение.

В Стамбуле свой неповторимый дух. Город этот — живая история. Рим, Византия, Османский халифат. Все они оставили следы своего величия в памятниках, которые стали достопримечательностями Стамбула.

А еще Стамбул (он же Константинополь) являлся пристанищем для беженцев и вынужденных переселенцев.

Так, в 1920 году город стал приютом для русских белогвардейцев, бежавших из большевистской России. А еще раньше Стамбул, будучи столицей Османской державы, принимал у себя многочисленных беженцев со всей Европы, переселявшихся по религиозным и политическим соображениям.

Например, евреев-сефардов из Испании, спасавшихся в 16 веке от инквизиции. Их, так же как и мусульман, в те времена европейцы называли «диссидентами» (инаковерующие).

Сюда же устремлялись и жители различных мусульманских регионов, депортируемые новыми захватчиками: славяне-мусульмане с Балкан, татары Буджака и Крыма, убыхи кавказского Причерноморья и прочие.

Как оказалось, и в настоящее время Стамбул встречает многочисленных беглецов от всякого рода опасностей из ряда стран мира.

В Турции сегодня проживает более полутора миллионов человек, спасающихся от войны в Сирии. Сейчас их число может увеличиться в связи с военными действиями против ИГИШ. Немалое количество их поселилось в крупнейшем мегаполисе Турции.

Кто-то бедствует, побирается, кому-то повезло с работой и жильем, но так или иначе, турки принимают их с сочувствием.

Наряду с ними, в Турцию решили перебраться и некоторые группы мусульман из России и СНГ. По их утверждению, в большинстве своем они бегут не от войны, а от реальных или возможных репрессий.

Среди них есть и представители кавказских народов, и татары, и узбеки с таджиками, и русские-мусульмане. Называют они себя исламским термином — мухаджиры.

Хиджра – это переселение ради спасения своей религии, чести, жизни, дозволенное и даже рекомендованное мусульманам, если им угрожает опасность.

Кстати, словом мухаджир именовались не только сподвижники пророка Мухаммеда, переселившиеся из языческой тогда Мекки в Медину, ставшую первым оплотом Ислама, но и последующие беженцы-мусульмане, уходившие от оккупации и аннексии. К примеру, выходцы с черкесских земель.

Поток иммигрантов-кавказцев, а это и дагестанцы разных народностей, и чеченцы, и кабардинцы, и балкарцы, и ногайцы, активизировался после приснопамятных деклараций бывшего постпреда президента РФ в СКФО Александра Хлопонина. 

Тот, рассуждая по поводу желания мусульманских девочек посещать школьные занятия в хиджабах и настойчивости их родителей в данном деле, сказал: «Если кто хочет жить по-мусульмански, пускай едет в мусульманскую страну». 

Мусульмане это поняли так: мы вам жить по-мусульмански не дадим.

«Многие люди это поняли, как прямое указание: ребята, кому не нравится, что мы мечети закрываем в Ставропольском крае и хиджабы запрещаем детям, собирайте монатки и валите отсюда.

Ну раз Хлопонин рекомендовал людям, которым не нравится в России, на Кавказе жить, уезжать, люди и поехали. Но Саудовская Аравия их не принимает, в Европу неохота. Там тоже не совсем все в порядке в отношении мусульман. Вот и осталась Турция», – отмечает в беседе со мной Замир Кулиев.

            

Улицы Стамбула, одного из крупнейших городов Турции

Переезд ради спасения 

Замир — молодой (чуть больше 30 лет), интеллигентный человек с окладистой бородой. Мы познакомились с ним еще в бытность его жителем Москвы.

Работая инженером в крупной строительной компании, он одновременно занимался правозащитной деятельностью, реализовывал проекты по юридической помощи мусульманам, попавшим в беду, прежде всего оказавшимся под прессом правоохранительных органов.

Замир — уроженец Пятигорска. Азербайджанец по национальности. Он окончил Южно-российский государственный университет экономики и сервиса.

Живя в Пятигорске, стал соблюдающим религиозные обязанности мусульманином. Был даже какое-то время помощником имама местной мечети. Той самой, что ныне подвергается разрушению.

Уже тогда, в первой половине 2000-х годов, мусульмане вызывали неподдельный интерес милиции и прочих органов. Правда, при проверке документов Замир всегда пытался объяснить свои вероубеждения и свои взгляды на жизнь. Тогда к нему еще прислушивались.

Однако в октябре 2005 в Нальчике произошла трагедия. Молодые мусульмане взбунтовались против произвола милиции. Мятеж был подавлен, но репрессии перекинулись и в соседние с КБР районы.

Был арестован по подложному обвинению имам пятигорской мечети Абдулла Степаненко. К счастью, через пару месяцев инцидент завершился благополучно, Степаненко освободили. Но вскоре такого рода везение стало редкостью.

На фото: Замир Кулиев

Замир перебрался в Москву, где почти восемь лет прожил с семьей. В российской столице он имел хорошую работу и неплохие связи. Никаких проблем с законом у него лично не было.

Но вдруг, почти в одночасье, он решил переменить место жительство. Причем кардинально. Выехать из России и поселиться в Стамбуле.

«Последние годы на телевидении появилась какая-то антиисламская истерия, нагнетание страстей против кавказцев, против мусульман. Да, не все было беспочвенно, были какие-то взрывы, но опять же, нельзя же обвинять всех кавказцев, всех нерусских, к примеру, из-за того, что какой-то один человек совершил какой-то проступок.

Это безумие! – рассказывает Замир Кулиев. – В то же время я видел, что простой народ понимает, что кавказцев или мусульман нельзя всех мазать черной краской. Но чем дальше, тем сильнее, как мне кажется, нарастала исламофобия.

События на Манежке после гибели Свиридова, убийства мигрантов в метро и тому подобное... Я уже стал переживать не столько за себя, сколько за близких.

Жена моя, медик, работала за 3 трамвайные остановки от дома, ходила в хиджабе. Я не в шутку стал опасаться за её безопасность.

У меня в Москве есть хороший знакомый – Пантелейчук Рихард Олегович, правозащитник из Хельсинкской группы. Он однажды мне сказал: "Замир, что же такое происходит, наших знакомых и друзей либо убивают, либо их сажают. Либо они убегают", – продолжает свой рассказ Замир. – А ведь этот человек не мусульманин.

И я тоже припомнил: Курмана Исмаилова – заммуфтия Ставрополья – взорвали в машине, Абдуллу Степаненко пытались посадить, и после этого он эмигрировал. Еще кого-то из знакомых все-таки посадили, кто-то вынужден был уехать из-за преследования.

Когда передо мной в таком ракурсе предстало положение мусульман, я решил, что стоит подумать, как помочь своим родным и близким избегнуть худших последствий».

Три года назад Замиру посчастливилось принять участие в конференции «Молодежь и медиа» в Стамбуле. Приехав на нее, он увидел активную и при этом продвинутую, образованную турецкую мусульманскую молодежь. Увидел доброжелательность в людях, живущих там.

Невзирая на то, что Замир был и остается в Турции иностранцем, он заметил гостеприимство и отзывчивость турок, особенно к своим единоверцам.

Вернувшись в Москву, он поведал семье о своих впечатлениях, и они приняли решение всерьез подумать о переезде в Стамбул.

 

Гуманность по-турецки

«Почему я выбрал именно Стамбул? Наверное, потому что это большой город. Он хоть и город контрастов, но и город больших возможностей.

Здесь очень много возможностей для людей, кто умеет думать. Есть сферы, в которых Стамбул опережает Москву. Поэтому все те люди, у которых есть коммерческий склад ума, найдут себе, чем заняться, то есть с голоду не помрут.

К тому же, теперь в нем уже есть достаточно значительная группа русскоязычных мусульман. Кто-то из них первоначально поселился в других городах и весях Турции. В курортной Алании, например. Или в Ялове, что напротив Стамбула, на том берегу Мраморного моря.

Но немало их тоже приехали в Стамбул. Все-таки здесь больше возможностей с трудоустройством, – поясняет мой собеседник. – Я сам азербайджанец, у меня в Азербайджане родственники, меня приглашали туда, даже предлагали разные должности. И с недвижимостью у меня там проблем бы не было.

Но, оценив ситуацию в разных странах, я все-таки остановился на Турции и конкретно на Стамбуле.

Переехав окончательно вместе с семьей более года назад, я поставил задачу за полгода подобрать себе род занятий и по душе, и с выгодой. И мне это удалось.

Турецкий язык я, конечно, выучил благодаря знанию азербайджанского. Но не это главное. Есть люди, кто с нуля за те же полгода превосходно осваивали язык.

Сложнее было воспринять менталитет местного населения. Все-таки мы, российские мусульмане, несколько иные. 

Стамбул. Турецкая семья устроила пикник на берегу моря

Несмотря на благожелательность в отдельных сферах, в Турции хватает нечистых на руку. Особенно при продаже или сдаче в аренду недвижимости иностранцам. Со стороны риелторов очень паршивое отношение. Они порой считают, что имеют право обманывать иностранца, могут завышать цену, не выполнять своих обязательств.

Видя все это, я понимал, что, безусловно, мусульманам, переселяющимся из России, необходимо образовать свою риелторскую компанию.

Конечно, без турецкого партнера создать ее невозможно. После проб и ошибок мне все же удалось организовать этот бизнес. Хотя и до сих пор иногда приходится нести убытки, так как недобросовестных застройщиков никто не отменял, а мы привыкли закрывать долги перед клиентами».

Компания Rel East, которой руководит Замир, расположена в новом, благоустроенном районе Стамбула — Бейликдюзю. В этом же районе в основном покупают себе квартиры те русскоязычные мусульмане, у которых имеется соответствующий материальный достаток.

Между тем далеко не всем пересленцам приобретение собственного жилья по карману. Подчас люди, действительно вынужденные в «пожарном порядке» уехать из родной страны, не имеют средств даже для съема жилья.

Однако, как подчеркивает Замир Кулиев, турки часто весьма сочувственно относятся к горю других людей. Неоднократно бывало, что если у кого-то из мухаджиров возникали материальные проблемы, арендодатель мог по нескольку месяцев не требовать оплаты за квартиру или сокращал плату до минимума (100 долларов за двухкомнатную по российским меркам квартиру).  

   Бейликдюзю - район в Стамбуле, Турция

Если у кого-то были проблемы с питанием — носили продукты. Тем не менее, как заявляют мухаджиры, трудности терпимы, ведь в Турции они хоть и бедные, но свободные.

А ведь часть из мухаджиров, как указывает Замир, в реальности бежали, бросив все.

«Против кого-то уже сфабриковали дело, потому что они-де нарушили какой-то закон. У них не было веры в «справедливый и гуманный» российский суд.

Я по опыту знаю, что судебная система в России сейчас такая, что судья не несет никакой ответственности за принятое решение, каким бы ошибочным оно не было.

Некоторые не стали ожидать того момента, когда за ними придут. Есть люди, кто, как я, не имел проблем с властями, но переживали за семью, за воспитание детей, – излагает причины хиджры современных мусульман Замир. – В Турции нет притеснений за ваши религиозные убеждения. Никто не мешает человеку исполнять свои религиозные обязанности. Мечети есть в каждом квартале.

Очень хорошие условия для образования детей. Государственная школа бесплатна. Помимо этого, есть масса возможностей для частного, в том числе религиозного просвещения.

Кроме того, мусульмане из России сейчас собираются создавать свой дернег (общественное объединение для взаимопомощи, как правило организуемое переселенцами из разных стран и их потомками — прим. автора).

В последние годы бизнесмены из России и стран СНГ тоже обратили внимание на Турцию, и в частности Стамбул».

Несомненно, не все гладко проходит у переселенцев. Главная проблема для многих — найти источник устойчивого заработка. В Турции нелегко стать гастарбайтером.

Имеются и другие трудности. Например, кавказцы не всегда сходятся характерами с турками. Первые в целом более конфликтные, агрессивные. Какая-то часть, по крайней мере.

В то же время турки, хоть и выглядят мягкими, бархатными, всё-таки представители народа, который привык к лидерству.

Турки — народ, который всегда имел собственные государственные и правовые устои, и одолеть их просто так невозможно. Они могут поставить кого угодно на место.

Хотя, впрочем, крупных конфликтов между приезжими и местными нет. Гораздо опасней для людей, ищущих безопасность в Турции, внутренние распри, вроде бы по идейным соображениям.

Но что удивительно, на определенном этапе переселенцы с различными взглядами приходят к общему знаменателю. Причина в свободе каждого из них придерживаться тех воззрений, которые они считают правильными, без особых препятствий и давления государства.

В этом отношении современная Турция — образцовая демократия.

«Хочу ли я вернуться жить в Россию, на Кавказ, на свою малую родину — в Пятигорск? Конечно же, я его люблю. Но вернуться туда — нет. Не в сегодняшней обстановке. Свою жизнь я ради будущего детей строю здесь», – резюмирует Замир Кулиев.

Комментарии 0