Среда обитания

"Воры в законе" вновь в тренде

Широкомасштабные амнистии и мягкая политика в отношении борьбы с правонарушениями вызывают противоречивую реакцию в Грузии, где традиционно сильно влияние криминальных и полукриминальных субкультур. 

Жонглировать статистикой 

За последние дни в Грузии произошло несколько громких убийств, которые вызвали шок в обществе. Конечно, убийства происходят во всех странах, но когда в маленькой стране, в центре столицы почти каждый день убивают молодых людей, это естественно повышает нервный фон в обществе.

По словам премьер-министра Ираклия Гарибашвили, выступившим со специальное заявлением на заседании правительства, он видит истерику, которую искусственно подогревают за последние три дня некоторые телекомпании, но на самом деле криминальная ситуация под контролем, и об этом говорит статистика, утверждал премьер. 

С цифрами выступил и заместитель министра МВД Леван Изория, которого считают «архитектором» реформ в МВД и в других правоохранительных органах после прихода к власти «Грузинской мечты».

МВД заявляет, что за семь месяцев этого года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года произошло на 17% меньше преступлений. Что касается убийств, их количество тоже не растет, а даже немного снизилось, например, в августе нынешнего года произошло меньше убийств, чем в августе 2011 года (во время правления Саакашвили), говорит Изория.

Однако в Грузии мало кто верит официальной статистике. Даже один из лидеров правящей коалиции, известный член Республиканской партии Тина Хидашели жестко раскритиковала выступление заместителя министра МВД. 

«Когда весь город в ужасе и в шоке от происходящего, жонглировать статистикой не очень правильно», – сказала Хидашели. Правительству надо разработать стратегию, как бороться с наплывом оружия в руках населения, как бороться с преступлениями против женщин, как защищать молодые поколения, советует она своим коллегам.

Что касается женщин, этот вопрос тоже обострился нынешним летом, когда подряд произошло несколько громких убийств женщин мужчинами – супругами, партнерами и т.д. В общем, что бы ни утверждала грузинская полицейская статистика, общество не чувствует себя в безопасности, и это прежде всего психологический вопрос. 

Националы и мечтатели обвиняют друг друга

Юрист и политический эксперт Кахи Кахишвили говорит, что пока трудно говорить об «эпидемии» убийств, когда нет четкой картины со статистикой, особенно за последние два месяца. К тому же, официальная статистика не всегда адекватно может отражать реальность. 

Кахишвили считает неправильной нынешнюю либеральную политику властей, когда заключение под стражу редко применяется, и периодически проводятся амнистии, что способствует распространению синдрома безнаказанности. 

Создавшейся ситуацией пытаются воспользоваться националы и их сторонники. Гендиректор телекомпании «Рустави2» Ника Гварамия написал в сети Фейсбук, что если его жену исполосуют ножом или ребенка «отутюжат» (недавно такой факт случился в городе Вани, где злоумышленники горячим утюгом пытали 4-летнего ребенка), он пойдет и зубами выгрызет горло всем тем, кто ответственен за разгул преступности.

Сторонницы националов, певицы Бадурашвили и Цкриалашвили опубликовали не менее острые пассажи в том же фейсбуке, одна из них даже предположила, что грузинский народ скоро на коленях встанет перед бывшим министром внутренних дел Вано Мерабишвили, который сейчас в тюрьме, за то, что он в свое время смог навести порядок.

Из лидеров «Грузинской мечты» под наибольшим ударом оказалась известный депутат Ека Беселия. Она считается одним из инициаторов гигантской амнистии, которая произошла в конце 2012 – в начале 2013 года. 

В результате амнистии из тюрем почти одновременно вышли свыше 10 тысяч (!) человек. Кроме того, периодически появляются сведения и слухи о том, что 20-летний сын самого депутата замешан в убийствах и ранениях молодых людей.

Несколько лет назад он уже арестовывался полицией, но Беселия утверждает, что это была месть режима Саакашвили против нее, так как она вела активную оппозиционную деятельность. По ее словам, никакого особенного обострения криминальной обстановки нет, а проводить амнистию тогда было необходимо, чтобы спасти тысячи людей из тюрем «садистского режима Саакашвили», где им угрожала смерть. 

Борьба субкультур

Обе стороны – националы и представители правящей коалиции  – имеют свои аргументы в этом споре. Остается фактом то, что после нескольких лет перетасовок полиции и других силовых структур, режиму Саакашвили более или менее удалось стабилизировать криминальную ситуацию, особенно начиная с 2010-2011 годов.

Мелкий криминал и имущественный криминал (уличные кражи и разбои, угоны автомобилей, отъем мобильных телефонов и пр.) резко сократился. Это было сделано ценой очень жесткой криминальной политики – почти за каждое мелкое преступление человек шел в тюрьму. Украл курицу – в тюрьму, бутылку пива – в тюрьму, причем за такие преступления иногда сажали на 5-7 и даже 9 лет. 

В результате, тюремное население в Грузии приблизилось к 30 тысячам человек – невиданное число за всю новейшую историю страны. Еще сотни тысяч человек числились т.н. пробационерами, которые должны были периодически являться в отделения полиции для контроля над их поведением. Для маленькой Грузии это были очень большие цифры, и чуть ли не каждая семья оказалась затронутой. 

В результате, если с одной стороны население было довольно стабильной криминальной ситуацией, с другой стороной значительная часть того же населения оказалась принесенной в жертву, в угоду стабильности. Этот факт сыграл большую роль в падении режима Саакашвили и до сих пор серьезно бьет по позициям националов. Потому что те сотни тысяч семей очень опасаются, что в случае возвращения к власти Саакашвили и его круга, репрессии возобновятся с удвоенной силой и… как говорится, «век воли не видать».   

Самобытный «вор в законе» или субкультуры Запада

Надо понимать, что Грузия была одной из самых криминализованных республик еще в составе позднего Советского Союза. Это выражалось в поголовном распространении различного рода криминальных субкультур – «воровского кодекса» и пр. 

Целые города – например, город Кутаиси на западе Грузии и другие – были практически захвачены и управлялись криминальными и полукриминальными элементами, «ворами в законе», «смотрящими» и т.д.

Молодежь в огромных масштабах была втянута в эти субкультуры: парни мечтали стать «ворами», а девушки – выйти замуж за бандита или мафиози. На улицах, во дворах толпами стояли (или сидели на корточках) молодые парни, готовящиеся к «воровской карьере».   

При Саакашвили был нанесен крайне жесткий удар не только и не столько даже по самим «ворам в законе», столько по этим субкультурам. Быть «вором» или смотрящим стало не модно. Сидеть на корточках целый день во дворе уже считалось «деревенщиной», а «продвинутая» молодежь ударилась в другие субкультуры, преимущественно импортированные с Запада.  

После прихода новой власти, произошел явный откат с этих позиций. Постепенно стало заметно, что на улицах и во дворах вновь резко выросло «поголовье» молодых людей, которые подражают прежним традициям «воровской жизни» и примыкающих субкультур.

В тюрьмах, которые всегда считались главными рассадниками и бастионами воровской культуры, вновь стали заправлять т.н. «смотрящие» и пр. «Красные зоны» постепенно становятся «черными». При этом, правительство утверждает, что не допустит возвращения к прошлому и к засилью «воров в законе». 

Кавказская Грузия по-европейски? 

По мнению представителей новой власти, террористические и тоталитарные методы, которые применяла новая власть, лишь загоняли проблемы вглубь, а не решали их. Они говорят, что Грузия должна взять курс на европейский стиль в обращении с криминалом и идти по пути гуманизации пенитенциарной системы и других правоохранительных органов.

Это не приведет ни к взрыву преступности, ни к криминализации общества и молодежи, утверждают они. Но будут ли работать «европейские» методы в кавказской Грузии, пока остается под большим вопросом.

Комментарии 0