Просвещение

Джемаль: “побивание камнями в российских условиях можно заменить пулей”

Недавно формирования ИГИЛ забили мужчину камнями за адюльтер (прелюбодеяние). Неверный супруг поплатился жизнью за измену на севере Ирака в городе Мосул, сообщал Reuters. В Сирии об аналогичных случаях сообщалось неоднократно.

Российские мусульмане не едины в своих оценках этой радикальной меры: одни считают это средневековьем, другие, напротив, уверены: мера вполне полезная, но в нынешних российских реалиях, увы, неприменимая. А вот известный исламский философ Гейдар Джемаль не только поддерживает эту меру, но и предлагает ее адаптированный к современности вариант.

Эксперт IN Ибрагим, отвечая на вопрос о том, правильно ли забивать людей за измену камнями, пояснил: “во-первых, я считаю неправильной саму измену”. “Это одно из самых разрушительных для семьи и общества деяний, от которого общество надо защитить любыми способами. В связи с изменами распадается большинство браков, начинается большинство проблем, возникает недоверие, страдают дети, институт семьи. В итоге страдает общество в целом. Все это отражается на здоровье нации как таковой”, – считает эксперт.

Причем, отметил собеседник агентства, мужчины и женщины, виновные в измене, должны быть наказаны в равной степени: “в этом смысле они находятся в абсолютно одинаковом положении, единственное, для исполнения наказания в виде побивания камнями необходимо достигнуть совершеннолетия”.

Однако задействовать эту норму шариата в России было бы проблематично, считает эксперт. “Здесь менталитет общества другой, общество просто не воспримет такую санкцию. В России есть свингеры, которым не объяснишь, что жену надо бы забить камнями, есть шведские семьи, лесбиянки, гомосексуалисты и так далее. Неподготовленное общество не сможет воспринять адекватность этой меры. Оно, скорее, воспримет как адекватность само прелюбодеяние, чем увидит в таком наказании какую-то пользу. Потом, законодательно ввести такую норму тоже невозможно. Люди просто офигеют и не поймут, что это для их же блага. Или, например, в некоторых исламских странах рубят руки ворам, но у нас тогда 99% чиновников будут ходить без рук “,- пояснил Ибрагим.

Данная санкция показывает, насколько пагубным является грех прелюбодеяния, но жестокость мусульманского закона в этом смысле компенсируется трудностью его воплощения в жизнь: нужны четыре свидетеля. Это говорит о том, что санкция применяется лишь к тому, кто сам не скрывает своих похождений, напомнил собеседник IN.

У мусульман факт измены – большая редкость. “Большинство мусульман и мусульманок этого не делают. Есть понятие “среда”. Мусульманки носят хиджаб, мусульмане не смотрят пристально на женщин, есть даже хадис: “первый взгляд тебе, второй – против тебя”. Они минимизируют общение с противоположным полом, не смеются, не хихикают, не подмигивают, не щиплют женщин за мягкие места – все это табуировано. Таким образом, сама среда исключает такой поступок. Но если такое произошло, в мусульманском менталитете это зло настолько неприемлемо и настолько не отвечает внутреннему состоянию мусульманского общества, что общество адекватно воспримет такую меру наказания, как побивание камнями”, считает комментатор.

Если бы такое – чисто гипотетически – случилось в семье самого эксперта, он бы “не смог противиться санкции, предписанной Всевышним”. “Я бы, допустим, не согласился сделать такое с собственной женой, но что я смог бы сделать против санкции?” – уточнил он.

Мусульманка Умм Латифа относится к данному методу принуждения к верности канонически – он допустим только в самых крайних, запущенных случаях. “Есть ведь такое: однажды к пророку (САС) пришла женщина и сказала, что она совершила прелюбодеяние и попросила наказание. Но пророк (САС) отказал, сославшись на то, что она может быть беременна. Во второй она пришла сказав, что она беременна и все равно просит наказания. Пророк (САС) снова отказал и ответил тем, что пусть она сначала родит. После рождения ребенка она снова пришла с просьбой наказания. Тогда Мухаммад (САС) сказал, чтобы она сначала выкормила его грудью. Но спустя время она снова пришла и только тогда ее посланник Аллаха (САС) казнил. То есть даже она сама приходила и настаивала на своем наказании, а пророк ее оправдывал и откладывал, думая, может, она передумает. Соответственно, как мы, обычные люди, можем кого-либо к такому приговаривать, если даже сам посланник Аллаха не решался на это?” – отметила она.

По словам собеседницы агентства, “если, например, в Таджикистане таджик пойдет и снимет проститутку, а там немало таковых из Китая, повезет ее в машине в лесополосу и займется с ней запретным, а в это время будут проходить мусульмане и застукают их, то они вытащат из машины и обоих побьют, камнями или дубинами. Не насмерть, конечно, а чисто для устрашения. Побьют и прогонят. Вот в России это было бы полезно, я за то, чтобы вытащить прелюбодеев из машины и слегка побить для устрашения. А так, чтобы казнить – такого и при пророке, как такового, не было”, отметила она.

Исламская журналистка Аиша Добролюбова, в свою очередь, напомнила: “в России смертная казнь запрещена, да и мужиков за измену навряд ли казнят”. “Наверное, в этом был какой-то смысл в средние века, а сегодня вполне достаточно публичного порицания и развода. Думаю, забивать камнями стоит отъявленных негодяев – насильников, педофилов, казнокрадов, коррупционеров. А за измену забивание – это уж слишком”, сказала она IN.

Известный исламский философ Гейдар Джемаль также напомнил историю про женщину, попросившую наказать ее за супружескую измену по самому строгому режиму. “Причем она просила сама, трижды. В конце концов, пророк отдал приказание дать этому ход – видимо, сама ее настырность была большей причиной ее лишений, чем ее вина. Трудно было представить, что она будет ходить еще и в четвертый и в пятый раз, это было невыносимо, и единственным способом покончить с этим было удовлетворение ее просьбы “, подчеркнул собеседник агентства.

Однако в наш прогрессивный век существуют более вменяемые альтернативы, уверен мыслитель. “Я думаю, что сегодня с камнями есть некоторые сложности, потому что их мало и надо собирать народ. По принципу аналогии можно в качестве камня рассматривать пулю. Автоматная очередь будет вполне похожа на забивание камнями”, сказал он.

“Думаю, ничего страшного здесь нет. Если парочку-троечку расстрелять, вместо нетехнологичного побивания камнями, остальные задумаются. Напомню, что в Чечне по шариатскому суду расстреляли одну пару любовников, где женщина совершила адюльтер и убила по настоянию любовника своего мужа. В самом начале правления Масхадова после Хасавьюрта был демонстративный шариатский суд, и расстрел был запечатлён на видео. Их покарали и за убийство, и за измену, за все вместе. Понятно, что там, где в плане адюльтера царит жесткое нелиберальное пространство, адюльтер все равно ведет к убийству, потому что обманутая сторона может подать в суд, и ставки слишком высоки. Поэтому проще грохнуть муженька или женушку и отсрочить либо пресечь разоблачение на корню. С другой стороны, с возможностью легкого развода и возможностью взять себе вторую-третью жену острая необходимость в адюльтере не так актуальна, как у людей, лишенных этого шариатского блага”, отметил Гейдар Джемаль.

Россиянам такие меры, как побивание камнями или расстрел за измену, были бы очень полезны, считает собеседник агентства. “Но вы учтите, что в шариатской системе наказания такая вещь, как ГУЛАГ, не предусмотрена: либо бьют, либо казнят. Например, всем известно, что за алкоголь порют. Первый раз – 25 раз, второй – 50, третий – 100. Четвертый рецидив – это уже “вышка”. Таким образом, можно и через стакан выйти на финишную прямую. Или воровство: все знают, что за воровство отрубают руку. Но начинается все с одного пальца на левой ноге: человеку дают возможность продолжать работать руками, при этом никто не видит отрубленного пальца, т.е. не позор. Второй раз отрубают уже большой палец на левой руке. Это серьезный звоночек. Третий рецидив – это смертная казнь. То есть, опять-таки, система гуманна: тебе отрубают палец, но ты не сидишь несколько лет, не превращаешься в обломок с испорченными легкими, с туберкулезом, который якшается с ворами и бандитами на зоне, превращается в одного из них, потом отметка в паспорте, никуда на работу не берут, вынужден снова воровать. Такой путь чудовищен! И человек всю жизнь вынужден идти по кривой дорожке”, – отметил собеседник IN.

При этом, напомнил Гейдар Джемаль, “шариат предусматривает, что если воровство совершено из чувства голода, под влиянием тяжелых жизненных обстоятельств, когда человек вынужден был воровать, потому что никто ему не помог, тогда ответственность лежит не на нем, а на тех, кто его довел”. “И только если это злостный ворюга, который подломил замок на ларьке и вынес оттуда ящик с пивом, тогда, конечно же, сначала отрубание большого пальца на ноге является попыткой остановить его. И это более эффективно, чем несколько лет криминального университета на зоне”.

По этой логике, казалось бы, в случае с адюльтером можно применить ту же технологию: найти виновного (если, например, женщину спровоцировали) и тоже гуманно ему что-нибудь по частям отрубить. Но Гейдар Джемаль с таким подходом почему-то не согласился. “Во-первых, как правило, организатором соблазна является женщина. Трудно себе представить, что женщину, всю такую чистую и ничего не желающую, завернутую в хиджаб, какой-нибудь мужчина вдруг прихватит где-нибудь в подъезде. Я думаю, что, конечно же, более обычный вариант – когда женщина первой глазки строит, как фантазировал пьяный Есенин. К тому же, побивание камнями предполагает, что физическую ответственность несут оба участника адюльтера. Очень многие некатастрофические вещи по шариату дают телесное наказание, которое можно перетерпеть, но они являются предупреждением, что рецидив может привести к финишу. В этом смысле ислам ориентирован на чистку биологического состава своих рядов. Была бы моя воля, я бы алкоголиков сразу стрелял. Вытаскиваешь наган – и в лоб”, – отметил эксперт.

Отвечая на вопрос о том, согласился ли он бы лично застрелить за измену женщину, Гейдар Джемаль пояснил: “согласно шариату, в этом случае должно быть четыре свидетеля, державших свечку, но если бы я был одним из них, и меня уполномочил шариатский судья, почему нет?”

Комментарии 0