Среда обитания

Война на Украине аукнулась в Татарстане

Жители Татарстана должны сами определить устройство своей республики, заявил президент России Владимир Путин, выступая в минувшую пятницу на молодежном форуме "Селигер-2014". "Как назвать высшее должностное лицо, это, прежде всего, ваше дело, дело тех граждан России, которые проживают в республике Татарстан", — сказал он, отвечая на вопрос студента, будет ли в кратчайшие сроки установлен единый институт президентства в стране.

По словам Путина, то, что в Татарстане высшая государственная должность называется президент, никак не влияет на то, что республика является полноценным субъектом Российской Федерации. "По нашему законодательству, дело самого субъекта федерации, как выстроить эту систему и как называть высшее должностное лицо", — сказал глава российского государства.

Он отметил, что прежний и нынешний президенты Татарстана "в прямом и в высшем смысле этого слова — государственники, полноценные граждане Российской Федерации и не просто граждане Российской Федерации, они патриоты России".

"Мы с вами почувствовали в период развития крымских событий, когда ныне действующий президент Татарстана неоднократно выезжал в Крым, встречался с крымско-татарскими представителями, говорил о том, как устроена жизнь в Российской Федерации такого одного из титульных народов как татары. Наша цель заключается в том, чтобы все люди, где бы они не проживали и какой бы национальности не были, чувствовали себя полноценными гражданами России и пользовались бы одинаковыми правами", — сказал Путин.

Кампания по переименованию президентов субъектов федерации в главы идет в России на протяжении многих лет с большим успехом. На сегодня Татарстан остался единственной республикой, в которой руководитель официально продолжает называться «президентом». До недавнего времени это было серьезным камнем преткновения между Казанью и Москвой.

Заявление российского лидера мы попросили прокомментировать политолога и публициста Абдуллу Рината Мухаметова. 

- Украинский кризис таким вот странным образом аукнулся в Татарстане. Война в Донбассе неожиданно позволила ему вновь подтвердить свой статус особого региона в составе России, «исключения из правил», как выразился бывший спикер Совфеда Сергей Миронов, своего рода бастиона федерализма.

Дело в том, что проблемы федерализации, децентрализации, развития и полномочий регионов стоят в России не менее остро, чем на Украине. Когда Москва указывала Киеву на ущемления прав русскоязычного Юго-Востока, тот резонно напоминал о том, что у нее тоже далеко не все в порядке с нерусскими, да и русскими, субъектами.

Недавно сразу в нескольких крупных городах прошли акции сторонников федерализации, активизировались разного рода областники, регионалисты, федералисты. В этот процесс пытается вклиниться антипутинская оппозиция.

Конечно, пока все это не имеет тех масштабов, чтобы о проблеме заговорила вся страна. Но потенциально федерализм - один из главнейших вызовов для государства. Если не будет найдено разумное решение, вряд ли можно говорить о каком-то его благополучии. 

Пока на вызов федерализма у нас отвечают очень просто – его ликвидируют. Методично и целенаправленно. Де-факто, Россия является федерацией сегодня только на бумаге, по названию. Реально это скорее унитарное государство. Кампания по переименованию президентов должна была довершить этот процесс. Отказ президента Татарстана называть себя президентов стал бы символическим концом реального федерализма.

Видимо, пока из тактически-пиаровских соображений с символизмом решили повременить. В условиях украинского кризиса никому не нужно даже опосредованное и даже потенциальное вовлечение татарстанской элиты, способной отчасти консолидировать вокруг себя элиты всех национальных республик, в игры с федерализмом внутри страны. Поэтому Казани еще удается что-то сохранить из своих некогда широких полномочий, закрепленных, кстати, в соответствующих договорах и российской Конституции.

С другой стороны, общий антифедералистский тренд в государстве очевиден. Из-за того, что Минниханову позволено именовать себя президентом, федерализма в России автоматически не прибавиться.

Затухание конфликта в соседнем государстве все вернет на круги своя. И в конечном итоге та неоимперская политика, которая проводится в отношении Украины, серьезно усилит накат на регионы, на ту же Казань, и остатки федерализма. 

Точно также с кавказцами. Сегодня многие из них как манне небесной радуются тому, что с началом войны на Украине их перестали шельмовать в центральных СМИ. Как следствие, спал градус кавказофобии в обществе, что фиксируют социсследования.

Да, телевидение прекратило дестабилизировать обстановку раздуванием скандалов на рынках, в кабаках, на дорогах и в подворотнях до уровня общенациональной катастрофы. Но у меня есть основания подозревать, что через какое-то время все очень легко может вернуться. Причем в еще более брутальных формах.

Украинский кризис оборачивается для России ужесточением политического, социального и даже культурного климата. Это, прежде всего, угрожает меньшинствам, тем же кавказцам. При самом неблагоприятном развитии вряд ли вообще можно говорить о каких-то серьезных перспективах развития Ислама и становления мусульманского сообщества как полноценного и полноправного субъекта российской государственности.

Комментарии 0