Обращения

"В сортах г... не разбираясь". Реплика "Калпрессу" о Салмане Севере

На Kavkazpress – сайте силовиков, орудующих в СКФО – отреагировали. Сам по себе факт реакции говорит нам о том, что у местных карателей назревают сложности. Однако пройдёмся по фактологическим ошибкам в материале:


1. Утверждается: «Благодаря этой истории, всплыл на просторах Интернета один фрукт, которого не было ни видно, ни слышно с прошлого года, некий Максим Байдак».

Возразим: с прошлого года обсуждаемое лицо было хорошо слышно и видно. Его приватные разговоры перехватывались российскими спецслужбами в третьих странах и выдавались в эфир центральных телеканалов России. Ответственные за госбезопасность структуры этих третьих стран постфактум ставились в известность об открытых фактах шпионажа РФ, недружественной политике вторжения российских спецслужб в работу национальных операторов сотовой связи и нарушении паритета разведок. Поэтому кто-кто, а СВР и ФСБ ещё как внимали обсуждаемому лицу.

Также обсуждаемое лицо проводило публичные конференции совместно с официальными партнёрами Управления верховного комиссариата ООН по делам беженцев, на которых принимались резолюции о признании русских мусульман коллективным субъектом, угнетаемым и преследуемым российским государством. Подобные конференции и сопровождающие их интервью арабским и турецким медиа о геноциде народов Каавказа и теперь – русских мусульман вызывали уязвлённую реакцию режимных СМИ и активность Генпрокуратуры РФ. Последняя, в нарушение международных норм и установленных законом юридических процедур, требовала ареста коллег обсуждаемого лица в странах их пребывания и выдворения в Россию.

Кроме того, факты взаимодействия обсуждаемого лица с западноевропейскими и американскими общественными организациями и правозащитными фондами, при всей их принципиальной непубличности, регулярно муссируются охранительными СМИ. Публичные же выступления обсуждаемого лица в западных медиа каждый раз становятся основанием для обвинения обсуждаемого лица в работе на недружественные Кремлю зарубежные центры силы. Поэтому и охранители режима весь этот год слушали и оперативно комментировали якобы «молчащее» обсуждаемое лицо.

Примеры можно продолжать.


2. Утверждается: «Он выступил с видеообращением, в котором призывает мусульман отомстить за изнасилование «сестры».

Возразим: обсуждаемое лицо не выступало с призывами отомстить за изнасилование сестры. Обсуждаемое лицо свободно чувствует себя в стихии родного для него русского языка и словоформ. Поэтому оно размышляло перед камерой и задавалось вопросом: «Чего хотят силовики? Хотят ли они этого? Или им нужно то-то?» Это вопросы, на которые хотелось бы получить ответ у самих силовиков. Но, судя по всему, ответит всё же народ, а не сами спрошенные. И тогда это будет vox populi, который, как известно, есть vox Dei – глас народа есть глас Божий.


3. Утверждается: «О том, что он гомосексуалист, я умолчу, информация есть, но, как говорится, «свечку не держал».

Возразим: обсуждаемому лицу представляется необходимым, чтобы кто-то всё же «подержал свечку» в альковах самого обсуждаемого лица. До той поры информация о предпочтениях обсуждаемого лица будет считаться неподтверждённой, а выводы силовиков СКФО без указания доказательственной базы – спекулятивными.

Также обсуждаемое лицо удивляет, почему за всё это время карательные органы России не предоставили ни одного доказательства его анормальности. По нашим наблюдениям, любая дискредитирующая то или иное лицо фотография или вырезка из СМС-чата, частной переписки мгновенно сливается силовиками в публичное пространство. Почему-то по поводу обсуждаемого лица ничего подобного до сих пор найдено не было.

Однако само обсуждаемое лицо предполагает, что намёки силовиков СКФО зиждутся на правозащитной деятельности обсуждаемого лица, вместе с адвокатами вступавшегося за знакомых ему представителей ЛГБТ-сообщества России, а по совместительству – активистов «белоленточного движения» (ныне – политэмигрантов), когда ставился вопрос об их экстрадиции на родину. Обсуждаемое лицо выражало и выражает комплиментарное к ним отношение как к ситуативным союзникам в противостоянии Кремлю, выводя за скобки своё личное отношение к их гендерной идентичности (кстати, публично тоже известное из его интервью).

Также обсуждаемое лицо получало правозащитную поддержку от находящихся на Западе защитников ЛГБТ, озабоченных состоянием прав будь каких меньшинств в России: этнических, сексуальных, религиозных. Обсуждаемое лицо занимает позицию, согласно которой прагматика и задача момента позволяют налаживать взаимодействие с какими угодно силами сопротивления. И это всегда позволяло обсуждаемому лицу быть вхожим в весьма пёстрый спектр контркультуры: от ультраправых до ультралевых, от либертариев до силового андеграунда и творческой богемы.


4. Утверждается: «Является активистом организации «НОРМ» (национальное общество русских мусульман)».

Возразим: силовикам СКФО всё же следовало бы знать, что правильное наименование НОРМ – Национальная Организация Русских Мусульман. Мы бы были признательны тем, кто пытается запретить нашу деятельность в России как экстремистскую и вредящую государственной безопасности страны, за корректность формулировок.


5. Утверждается: «Вы когда-нибудь слышали понятие арабский мусульманин, турецкий мусульманин, аварский мусульманин, лезгинский мусульманин и тому подобное? В исламе нет понятия национальности. А Салман и его единомышленники считают, что есть! Обратите внимание на свастику на груди Салмана».

Возразим: мы выражаем интеллектуальное сочувствие силовикам СКФО, которые до сих пор не слышали понятий «арабский мусульманин», «турецкий мусульманин», «аварский мусульманин», «лезгинский мусульманин».

Мы понимаем, что задача силовиков и карательных органов СКФО – добиться искоренения, скажем так, и феномена и номена. Но пока они этим увлечены, мы всё же рекомендуем им в порядке расширения кругозора отвлечься на окружающий мир, дабы с удивлением узнать о том, что мусульмане Турции считают себя турецкими мусульманами, мусульмане Аравии – арабскими мусульманами и т.д.

Второе. Есть ли в Исламе понятия национальности, народа или племени – за выяснением этого вопроса мы отсылаем силовиков СКФО к Священному Корану, фрагменту суры 49, аяту 13: «О люди, Мы сотворили вас от мужчины и женщины и сделали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга».

Поэтому мы советуем карательным органам СКФО перенимать опыт их израильских коллег, которые знают то, с чем они борются и хотя бы почитали Коран, прежде чем начинать войну с палестинскими мусульманами.

Теперь что касается свастики на груди обсуждаемого персонажа. Да, это свастика, под которой различима надпись «Get Liberated!», что значит «Освободись!». На обратной стороне этой футболки, привезённой из Индии, изображён Джаганнатха, символизирующий колесо сансары. Таким образом, свастика, как традиционный индийский символ успешно реализованной цели, Джаганнатха и девиз говорят о том, что футболка призывает к кармическому освобождению.

Обсуждаемое лицо не разделяет индуистских представлений о карма-йоге и цикле перерождений и воспринимает лозунг «Get Liberated!» как политический. Но в то же время аллюзии с нацистским образом свастики будут некорректны.


6. Утверждается: «Обложка книги, соавтором которой является Салман Север, обратите внимание на символику».

Возразим: на обложке книги изображён тюркский орел Тугрул, круг и арабская буква «мим». Последние две детали – символ русской фракции всемирного исламского движения «Мурабитун». Силовикам СКФО мы советуем изучить хотя бы одну из 28 букв арабского алфавита. Мы верим в силовиков СКФО и их научно-познавательный потенциал.


7. Утверждается: «Вот, что говорит о нем Аналитик, публицист, помощник Имама-мухтасиба по связям с общественностью, представитель ДУМЕР (Духовное Управление Мусульман Европейской Части России) Танай Чолханов».

Возразим: по нашим сведениям, Танай Чолханов, он же кадровый офицер Сапожников Юрий, ныне сражающийся на стороне террористов ДНР и ЛНР против государства Украина, больше не является сотрудником ДУМЕР. Более того, он – автор доноса на обсуждаемое лицо, по факту которого против лица было возбуждено уголовное дело.

В целом же мы рекомендуем силовикам СКФО проводить более тщательный анализ экспертов, к мнению которых они обращаются. И если они предпочитают оперировать мнениями сепаратистов и участников НВФ, то мы будем оценивать деятельность и морально-этическое состояние силовиков СКФО, отталкиваясь на экспертные мнения Докку Умарова, Анзора Астемирова, Шамиля Басаева и иже с ними.


8. Утверждается: «В начале января 2013 года Салман Север с группой лиц, именующих себя русскими мусульманами отправились на остров Рюген (Балтийское море, территория Германии), для совершения (!) зикра! Потому, что считается, это именно тот остров, с которого Рюрик и его дружина пришли на будущую Русь. Какое отношение это имеет к исламу, непонятно».

Возразим: синтаксические средства, которые использовали силовики СКФО для выражения недоумения от того, что, оказывается, можно совершать зикр, в свою очередь удивляют нас. В СКФО немало своих зикристов, у которых силовики могли бы получить исчерпывающую консультацию, взяв экзегезу на коранический аят: «И земля Аллаха широка». И связав её с побуждением поминать Аллаха повсеместно, утвердив Его религию на всей земли.


9. Утверждается: «Во время обыска были обнаружены исламские книги вперемешку с книгами о Каббале, Изотеризме, Иудаизме и т.д.».

Возразим: благодушно закрывая глаза на то, что слово «эзотеризм» пишется через «э», отметим, что приведённая силовиками СКФО фотография в качестве иллюстрации книжных полок обсуждаемого лица, ни к книжным полкам, ни к квартире оного, ни к нему самому отношения не имеет. Это кадр, сделанный сотрудниками ФСБ в месте проживания Вадима Шлахтера, задержанного в один день с обсуждаемым лицом. Выдавать его ассортимент литературы за книги обсуждаемого лица некорректно.


10. Утверждается: «Судья отчитал следователя, указав ему на статью 28 Конституции РФ и избрал меру пресечения подписку о невыезде. Выйдя из зала суда, Байдак конечно же подался в бега».

Возразим: мы понимаем, что возможно только два случая – или карательные органы процессуально правы, или не правы. В случае обсуждаемого лица следствие, очевидно, просчиталось; оно не предвидело, что найдутся рычаги, которые посодействуют освобождению лица из зала судебного заседания. Когда лицо было освобождено без избрания ему меры пресечения, следствие осталось, мягко скажем, не в дамках: подписку о невыезде, на которой настаивало обсуждаемое лицо, следствие не выдало (рассчитывая на арест и только), а суд её также не вменил и отправил лицо восвояси.

Пользуясь фартом и не дожидаясь, пока талантливое следствие осознает нелепость своего процессуального промаха, очухается и сообразит всучить повестку о невыезде, обсуждаемое лицо село в бричку и укатило в неизвестном направлении. Ибо обсуждаемое лицо не только старалось прилежно изучать уголовно-процессуальное право в университете, но и читало о быте русских революционеров прошлого, например, о Вере Засулич.

Таким образом, «в бега» подалось юридически свободное лицо, которое легально пересекло все границы России, не имея ни малейших сковывающих обстоятельств в виде подписок о невыезде, предписаний не покидать определённую территорию и т.п. Но ввиду того, что карательные органы не склонны признавать свои провалы, обсуждаемое лицо почти уверено, что если и имеет место некая подписка о невыезде, да ещё и выданная судом, то это результат фальсификации следствием имеющих отношение к делу документов.

Между тем, если сфальсифицированы судебные документы, то это чревато уже для самих карателей, т.к. в открытом доступе, в сканах судебных документов, отправленных в правозащитные организации Европы, содержатся явные и ясные указания на то, что обсуждаемому «беглецу» никаких ограничений свободы не вменялось.

Если же фальсификация судебных и следственных документов не имела места, то мы рекомендуем силовикам СКФО не лгать там, где их ложь может быть разгромлена документально.


11. Утверждается: «В настоящее время находится в федеральном розыске».

Возразим: в настоящее время обсуждаемое лицо находится не только в федеральном, но и в международном розыске с уведомлением Интерпола. Другое дело, что Интерпол не принимает в работу дела, противоречащие ст. 3 Конституции Интерпола, а это именно случай обсуждаемого лица – признанные влиятельными международными структурами и правозащитными группами политические репрессии.

Подав лицо в розыск по линии Интерпола, российские спецслужбы в который раз сыграли себе в ущерб, вынеся политический сор из избы и усилив аргументацию обсуждаемого лица в переговорах с заинтересованными субъектами: да, обезумевшие российские каратели преследуют вредных идеологов, так вот же – один из них перед Вами, господа.


12. Утверждается: «Салман Север, также как и Саситлинский очень активно агитировал ехать воевать в Сирию, на стороне боевиков. Туда он определил двоих своих друзей. Один из них Егор Рябинин».

Возразим: обсуждаемое лицо заявляло и органам следствия, и медиа, и заявляет опять – оно не имело отношения к отправке Егора Рябинина или абстрактного «второго друга» в Сирию. Зато оно имело непосредственное отношение к технически красиво осуществленному развалу уголовного дела против г-на Рябинина. Лицо вошло в дело со стороны гособвинения, добилось вывода из процесса других подобных лиц, а затем пошагово взломало дело на суде, превратив его в театр абсурда – к великому раздражению следствия, прокурора и заказчиков преследования. И это, как считает обсуждаемое лицо, побуждает униженные карательные структуры России во всех биографических перипетиях г-на Рябинина, в том числе в его сирийском турне, усматривать след обсуждаемого лица.

Поэтому силовикам СКФО мы предлагаем или привести неоспоримые доказательства отправки обсуждаемым лицом в Сирию г-на Рябинина, или перестать разбалтывать пока что беспочвенную следственную версию.


13. Утверждается: «Лучше писать и говорить умные вещи, заманивая доверчивых молодых людей, которые находятся под действием юношеского максимализма на войну мусульман с мусульманами, как этого хотят Соединенные Штаты, являясь инструментом по ослаблению исламского мира, а попутно дестабилизируя обстановку в «мусульманских» регионах России».

Возразим: обсуждаемое лицо отталкивается от вновь набирающей вес концепции Бжезинского, что США должны не ослаблять исламский мир, а, наоборот, тактически усиливать его. Ну а против кого усиливать – это вы найдёте в книгах теоретиков и практиков разворота США к мусульманской улице.


14. Утверждается: «И еще: после задержания, Салман заявил, что ислам не принимал!»

Возразим: обсуждаемое лицо уже выступало с уведомлением общественности о том, что слух о якобы непринятии Ислама лицом был пущен карательными органами, дабы хоть как-то компенсировать трагикомичность ситуации, в которую они сами себя вогнали. Уже сообщалось, что следствие творчески истрактовало фразу обсуждаемого лица «я Ислам не принимал, я в него вернулся в 17 лет», поспешив выдать в эфир, вне контекста, только её первую часть. Более того, следствие и на суде пыталось засадить обсуждаемое лицо, апеллируя к тому, что оно является общественно опасным исламистом. Что, как бы, со стороны следствия отдаёт некоторой нарушенной целостностью разума.

От сих, мы бы посоветовали силовикам СКФО не вызывать к себе ироническое отношение у кавказских мусульман, повторяя эту благоглупость их петербургских коллег. Поскольку в отданном им на растерзание регионе проживает немало религиозно подкованных лиц, которые понимают каноническую корректность фразы «Ислам не принимают, в него возвращаются».

Ну и, наконец, утверждается, что обсуждаемое лицо «свалило» из страны, позабыв о больной матери. Обсуждаемое лицо благоразумно промолчит о том, позабыло ли оно о своей матери или нет. Но оно, однако, выражает благодарность карательным органам России за участливость, за желание подольше «задержать» обсуждаемое лицо в одной стране с его больной матерью (да вот, увы, не так чтобы матери это пошло на пользу), а также за то, что они-то – органы – мать не забывают и забывать, видимо, не спешат.

За сим возражения исчерпаны.

Комментарии 0