Среда обитания

Отрастил бороду — в тюрьму?

Если русский человек принял ислам, не пьет, не курит, помогает матери вести хозяйство и ходит за девять километров в мечеть по пятницам, с ним явно что-то не так. Его надо постоянно отслеживать, а при случае что-нибудь подкинуть и «закрыть». Если, конечно, он не успеет «эвакуироваться» в Турцию. Такого мнения, вероятно, придерживаются сотрудники компетентных органов Ставропольского края и даже депутат краевой думы.

 

Непрошеные гости 

В поселке Мирный Курского района у русской семьи Пискловых случилось несчастье . 13 августа на их дом произошел налет. Вернее, состоялась спецоперация с участием камуфлированных вооруженных лиц в масках во главе с чрезмерно взволнованным человеком в штатском. В жилище Елены и ее 24-летнего сына Романа, около года назад ставшего мусульманином, были обнаружены гранаты, тротиловые шашки и некое непонятное вещество.

В настоящее время Роману Писклову предъявили обвинение по статье 222 Уголовного Кодекса РФ (незаконное хранение оружия и боеприпасов). Мать Романа и все давние друзья их семьи уверены, что имел место подброс, и ничего криминального молодой человек не мог совершить по определению.

«Мы живем с сыном одни. На хуторе нас 21 семья. Мы живем среди чеченцев. Он вырос среди ребят-мусульман, давно хотел принять ислам, еще маленьким, во втором классе, я не разрешала. Когда подрос — опять хотел, я не разрешала.

Сейчас Роман взрослый, около года назад принял ислам и начал соблюдать  мусульманские обряды. Молился пять раз в день, ходил в мечеть. Не курил, не пил, все время дома помогал, ничем предосудительным не занимался, никакого плохого окружения не было.

Все друзья у него порядочные, молятся в мечети. Ну, принял мой сын ислам, что здесь преступного?» – рассказывает в беседе с корреспондентом «Кавказской политики» Елена, которая является очевидцем спецоперации .

 

Взяли за бороду?

«Единственное, что могло привлечь в нем, так это борода, – продолжает она. – Он отрастил бороду. Я его ругала за это. Но он меня не послушал, говорил, что по исламу нельзя ее убирать. Видимо, бородой он и привлек внимание. 

В прошлом году мы были в райцентре, станице Курской, в мировом суде по жилищному вопросу. Роман был в тюбетейке и с бородой. Судья, возможно, испугалась, увидев его, ну и сообщила куда-то, что, мол, Писклов Роман, 19 января 1990 года рождения, типа фанатик».

По словам Елены, после этого ее сын попал под наблюдение, как она выражается, «федералов», местного отдела ФСБ.

«С тех пор федералы его все время контролировали. Когда сотрудники ФСБ вновь пришли проверять Романа, я сказала их старшему, Андрею Герасимову (у меня есть его номер телефона): «Мой сын ничего не сделает, только не подсовывайте ему ничего». Герасимов даже обиделся на меня из-за этого».

 

Маски шоу 

«И вот наступило 13 августа, – продолжает свой рассказ мать. – Около 8 часов утра приехала группа захвата. В тот час моего сына дома не было. Он неподалеку, на ферме был.

Ворвались люди в масках с автоматами, человек 10, и еще трое в гражданке. Дом окружили, меня отшвырнули, заскочили внутрь. Спрашивают: посторонние есть? Я растерялась, говорю — что такое, не поняла?

Под стулом сумка спортивная Романа. Я увидела, что кто-то из них что-то там шарить стал. Я смотрю на это, а один из мужиков меня вывел во двор».

Как отмечает Елена, вскоре пришел ничего не подозревавший Роман. Мать стала требовать у налетчиков предъявить документы.

«Один в штатском, сильно взволнованный, видать, в первый раз заданием руководил, бегом побежал к одной из машин (у них была одна «Приора», две «четырнадцатых» и один ПАЗик) и принес постановление на обыск по поиску «незаконно хранимого оружия». 

Тут и Рома мой подошел. Ему предъявили бумагу, он расписался.

Те, кто напал, двоих своих понятых вытащили из своей машины. Двоих молодых ребят, в бриджах, с щетиной. Я еще говорю — а как это вы со своими понятными?» – констатирует Елена. 

«Идет обыск. Я спокойно стою во дворе. Мы уверены, что ничего запретного не было. И вдруг этот взволнованный в гражданке, с дрожащими руками, весь вспотевший, выскакивает, о чем-то шепчется с теми, что в масках.

Я захожу в дом и смотрю, что из спортивной сумки сына втаскивают какие-то два черных полиэтиленовых пакета. Роман спрашивает: «Мама, это твое?» Говорю, что нет. Тогда он сказал: «Заявляю, что это не мое».

А они еще какой-то странный порошок, на марганцовку похожий, по полу будто бы нарочно рассыпали. Я Роману говорю: сынок, руками ничего не трогай и ничего не подписывай. 

Я была в ужасе. Я никак не думала, что нам могут так нагло подкинуть».

Среди якобы обнаруженных в вещах Романа предметов были гранаты, вероятно, тротиловые шашки, и вещество непонятной консистенции и состава.

 

«Мой сын ничем дурным не занимался»

Елена попыталась призвать на помощь соседей, громко заявляя о том, что им подкинули что-то запрещенное. Однако люди побоялись откликнуться на ее призыв.

«Я считаю себя порядочным человеком. В Бога верю. хотя и не молюсь особо. Да, я не желала, чтобы сын мусульманином стал. Но он выбрал свой путь. 

Не знаю, верите ли вы мне или нет, но я точно знаю, что мой сын нигде не замешан. Можете приехать и любого в нашем хуторе спросить — кто такой Роман? Люди подтвердят, что ничем дурным он не занимался. Да, молился, да, борода.

Вот соседи говорят, что был бы он в первый момент дома, могли бы просто его застрелить, и всё. А за что? Он же не бандит!» – со слезами в голосе восклицает Елена.

Как выяснилось позже, в обыске в доме Пискловых принимала участие опергруппа одного из антиэкстремистских ведомств из Нефтекумска, во главе с начальником отдела по имени Камал. Фамилию его Елена забыла. 

В настоящее время Роман Писклов содержится под стражей в станице Курской. Со дня на день его переведут в следственный изолятор в Пятигорске.

 

Русский? Мусульманин? В тюрьму!

От произошедшего с Романом в действительности в шоке все, кто знал его.

Рамзану Ахмадову Рома знаком с ранних лет. 

«Мне он известен как добропорядочный парень. Мы жили в доме напротив. Он вырос с моим сыном. Учился, может, не особенно, но вот когда вернулся из армии, заинтересовался исламом.

Сам стал изучать арабский язык, религиозные книги. Принял ислам, стал молиться. За девять километров ходил в мечеть на пятничную молитву, а в месяц Рамадан — на таравих (ночные богослужения). Естественно, никакого алкоголя, никаких наркотиков, да и вообще никакого баловства за ним не замечалось», – поведал Рамзан.

«Его тоже стали называть Рамазаном, – рассказывает он. – В мечети, в круге его друзей, да и сам имам утверждают, что он нормальный, никаких «левых» или «правых» мыслей и разговоров у него не было.

По поводу Романа меня спрашивали сотрудники ФСБ. Я заявил им, что не вижу в нем отклонений.

Да, бывает, что человек сильно маскирует истинные намерения. Но, учитывая характер Рамазана, я думаю, что он был весь как на ладони».

Рамзан Ахмадов полагает, что причиной пристального внимания к Писклову было лишь то, что он русский мусульманин с бородой. 

«Это все от людских толков. Некоторые считают, что если бородатый, если русский мусульманин, так значит уходить куда-то собирается, натворить что-нибудь», – отметил он.

Как оказалось, мнение о том, что русский человек, принявший ислам, сам по себе должен вызывать подозрения, разделяет никто иной, как депутат Ставропольской краевой Думы от Курского района Василий Бондарев. В крае он курирует вопросы безопасности.

«На следующий день после задержания Романа приезжал в район депутат Бондарев. Мы подняли вопрос о судьбе нашего односельчанина. 

Так депутат объяснил, что, мол, если русский человек принял ислам, то с ним уже что-то не так. Если забрали, значит, у органов были основания», – передает слова депутата Рамзан Ахмадов.

Как указывает наш собеседник, в районе уже имел место случай преследования русских из-за принятия ислама. 

«В нашем районе жил Олег — зубной врач. Русский, в исламе, жена его тоже русская мусульманка. Их, говорят, долго мучили всякими проверками, допросами. Потаскали, что называется, конкретно.

Потом, видать, «бабки срубили» и отстали на время. А Олег успел уехать. Сейчас в Турции живет и работает», – уточнил Рамазан.

 

Долой свободу вероисповедания? 

По его словам, Роману Писклову в их хуторе готовы помочь все, вне зависимости от национальности и вероисповедания.

Родственники Романа и жители села собрали деньги на адвоката. Они очень надеются, что молодому человеку не припишут несуществующего преступления.

«На данный момент за как бы найденные боеприпасы Роману обвинение предъявили. Вещество, похожее на наркотики, под вопросом.

Органы требуют от него признать гранаты, и тогда ему-де условный срок дадут. Но здесь есть опасность. К оружию ведь могут другую статью подтянуть», – подчеркнул Рамзан Ахмадов.

Больше всего удивляет во всей этой драматической истории мнение представителей власти Ставропольского края о том, что конституционного права свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними для русского человека не существует.

Комментарии 0