Среда обитания

Ахмед Закаев: Воевать за Украину могут приехать десятки тысяч чеченцев из ЕС

В Украине продолжается пятый месяц вооруженного противостояния на Донбассе, в котором украинская армия, правоохранители и добровольцы противостоят местным сепаратистам и наемникам, поддерживаемых Россией. На стороне боевиков принимают участие наемники из Чечни. После появления первых доказательств их присутствия в Украине сей факт был вынужден признать глава Чеченской республики Рамзан Кадыров. Он даже пригрозил, что более 70 тысяч чеченцев могут приехать на Донбасс «наводить порядок», если только Путин прикажет. Однако этого не случилось. Подобные заявления пророссийского чеченского руководства являются бравадой и фантастикой, уверен глава Чеченской республики в экзиле Ахмед Закаев, поскольку у Кадырова просто нет стольких людей.

Ахмед Закаев – один из соратников первого президента Чеченской республики Ичкерия (ЧРИ) Джохара Дудаева, убитого российскими спецслужбами в 1996 году. Россия считает Закаева террористом, поэтому с 2007 года он вынужден скрываться за границей. Политик уже на протяжении практически 7 лет является председателем правительства ЧРИ в экзиле, сейчас проживает в Лондоне. В интервью «Главкому» он рассказал о том, зачем Путину Донбасс, почему альтернатив войны с Россией для Украины нет, а также о том, что чеченцы, проживающие в Европе, ждут сигнала от правительства Украины для того, чтобы приехать и воевать за Украину против сепаратистов.

Вы воевали против России. На ваш взгляд, какова цель этой страны в вооруженном конфликте на Донбассе, чего хочет Путин?

Мне кажется, цель абсолютно очевидна. Основная задача Путина на Востоке Украины, где Россия ведет войну, это чтобы весь мир перестал говорить о Крыме. Россия называет боевиков, воюющих против Украины, ополченцами, добровольцами, хотя на самом деле они являются наемниками, псами войны. Путин понимает, что совершенное им в Крыму не соответствует никаким международным нормам. По всем международным нормам это называется оккупацией, или аннексией чужой территории. Он понимает, насколько болезненной является реакция Европы и международного сообщества на этот поступок. Другими словами, российский лидер добивается того, чтобы мир и стабильность в восточной Украине были «обменены» на то, чтобы мировое сообщество смирилось с произошедшим в Крыму. Это основная задача России.

Абсолютно очевидно, что Украина сделала свой выбор. Выбор украинского народа – Европейская цивилизация. Это очень болезненные вещи для Путина, человека, который мечтал воссоздать СССР хотя бы в каком-то другом формате, например, как Таможенный союз. Главное, в РФ понимают, что без Украины невозможно создать или сохранить империю в том виде, в котором они ее себе представляют. Без Украины нет Российской империи. Все их националисты, шовинисты, великодержавники делают упор именно на то, чтобы «вернуть» себе Украину. Они оскорблены, ущемлены потому, что их мечта о воссоздании новой великой Российской империи развеялась в один день. Это был тот день, когда Украина однозначно заявила, что не собирается входить в эту империю.

Возможна ли на Донбассе сейчас такая же разрушительная война с огромным количеством жертв, какая была в Чечне?

В действительности, если украинские власти хотят сохранить свою территорию, им придется воевать там (на Донбассе – «Главком»). Сейчас я не могу предсказывать, как эта война будет развиваться. Но в этой ситуации могу однозначно сказать, что Путин загнал себя в угол. С одной стороны, он не может предать тех, кого он туда направил, т.е. оставить регион. С другой стороны, он не ожидал, что будет вот такая резкая реакция международного сообщества. Он предполагал, что все его действия сойдут ему с рук, как сошли в Чечне, в Грузии, в Молдове. Путин думал, что Украину он будет также держать в подвешенном состоянии, как и все вышеперечисленные регионы. Мир послал ему очень четкие сигналы о том, что не позволит ему совершить задуманное. Сейчас он должен дать задний ход, предать тех, кого он туда заслал и за эти 3-4 месяца сделал героями России, или же продолжать поддерживать боевиков, порвав отношения с цивилизованным миром. Вот такая дилемма. Но мы же с вами понимаем, что если он предаст тех боевиков, которых поддерживал все это время, это отразится на внутренней ситуации в стране. Эти 85% поддержки, которые рисуют Путину, обернутся против него и сметут его режим. Главное то, что он это понимает. Если так, то, естественно, он на это не пойдет ни при каких обстоятельствах. Все это означает, что Украина должна готовиться к войне, чтобы отстоять свою территорию, отстоять свое будущее, отстоять свое государство и интересы украинского народа. Война – всегда жестокая вещь, и определить параметры этой жестокости, в принципе, невозможно. Хотя бы потому, что в определенный момент война выходит из-под контроля тех, кто ее затеял. Поэтому последствия могут быть не очень приятными.

Уже на протяжении нескольких месяцев на украинско-российской границе находятся более 100 тыс. российских военных. Многие эксперты не исключают военного вторжения РФ под видом миротворческих сил. На ваш взгляд, насколько велика вероятность такого развития событий?

Введет ли Путин войска или не введет, будет зависеть от настроя Украины. Если он почувствует слабинку со стороны украинского народа, если он почувствует, что они (украинцы – «Главком») могут смириться с потерей восточной части своей страны, безусловно, он введет войска. Для оккупации такой большой территории необходима поддержка коренного населения. Почему он до сих пор не ввел войска и не оккупировал эту территорию, спросите вы? Да потому, что он понял, что нет такой поддержки у него на Востоке Украины, какая была в Крыму. Он понял, что Украина собралась с силами и средствами, готова вести войну и драться. Это Путина и останавливает. Говорят, что война – ерунда, главное – маневры. Мы с вами сейчас видим, как он постоянно дразнит международное сообщество, дразнит украинское руководство для того, чтобы мы постоянно обсуждали вероятность введения войск. Если он их введет, то будет полномасштабная, большая война. Хотя, честно говоря, масштабная большая война уже идет и Путин уже ввел на Восток Украины все, что он мог ввести. Да, он будет продолжать вводить войска, но не под российскими флагами и даже не под флагами миротворческой и гуманитарной миссий, а вводить под брендом «добровольцев», которые «идут спасать своих соплеменников, находящихся в Украине и подвергающихся геноциду со стороны украинских националистов».

Я вас уверяю, сколько бы гробов не шло в Россию, это не повлияет на ситуацию. Российская армия страшна тем, что она не считается ни со своими, ни с чужими потерями. На самом деле в Украине под предлогом добровольцев воюют профессионалы российских силовых структур: и ФСБ, и МВД, и Министерство обороны.

То есть, сегодня нет опасности в том, что Украина уступит Донбасс России?

Мне хочется верить, что руководство Украины действует достаточно уверенно. Но с каждой новой жертвой, в особенности среди гражданского населения, будет усиливаться давление на украинское руководство как внутри страны, так и из-за границы с призывами остановить войну и начать переговоры с сепаратистами на Востоке Украины. Если только украинское руководство согласиться пойти на переговоры, это будет полной победой Путина. Просто потому, что один к одному повторится ситуация, которая была в Приднестровье, ситуация, которая более 15 лет сохранялась в Абхазии и Южной Осетии. Начало политического диалога с террористами будет означать потерю Украиной своих территорий. Этого нельзя допустить. Именно о невозможности таких переговоров с террористами должно четко заявить руководство Украины. Никаких переговоров с теми, кто сегодня ведет войну с украинским народом и с украинским государством под предлогом идеи независимости и самоопределения быть не может. Просто потому, что нет никаких идей о независимости на Донбассе. Там есть диверсионные и террористические группы, которые работают под началом высшего российского военного и политического руководства. И поэтому, если и вести переговоры, то только с руководством России о том, чтобы она прекратила продолжающуюся агрессию против Украины.

На Востоке Украины воюют представители Чечни. В прессе их называют «кадыровцами». Кто эти люди, сколько их воюет в Украине на стороне сепаратистов, и для чего они едут на войну?

Я не знаю, сколько их. В начале нашего разговора я сказал, что псы войны не имеют национальности. Вы этих людей не должны рассматривать как этническую группу. Если сегодня нашлись люди, которые готовы воевать с украинским народом, защищая интересы палачей своего народа, то это нелюди. Поэтому я их никогда и ни при каких обстоятельствах не буду идентифицировать как чеченцев, как представителей чеченского этноса. Я не отрицаю, что в силовых структурах Российской Федерации работают в том числе и этнические чеченцы. Но они сделали свой выбор, вступив в эти силовые структуры, добровольно согласившись стать палачами собственного народа. Конечно, факт присутствия на войне чеченцев – очень печальный. Но проблема не в этих псах войны, а в том, кто их посылает.

Посылает их на войну и финансирует отправку в Украину непосредственно Путин?

Это все происходит под началом верховного главнокомандующего Российской Федерации, которым является Владимир Путин. Понятно, что не сам лично он организовывает, но все происходит под его непосредственным началом. Все, что сейчас происходит, очень похоже на произошедшее в Чечне во время Первой чеченской войны. Тогда войну прошли около 1,5 млн российских военнослужащих, среди которых были представители из самых разных регионов РФ, из Якутии, из Сибири, из Рязани. Вся Россия и все силовые структуры были обязаны на 3 месяца, или на полгода ехать в Чечню. Тот опыт, который Путин получил под аплодисменты международного сообщества в Чечне, сейчас он переносит уже в Европу. В данном случае идет речь об Украине. Используя такие же методы, Путин снова набирает псов войны, наемников и отправляет воевать.

Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров заявлял, что 74 тысяч чеченцев готовы хоть завтра отправиться в Украину и навести порядок в Донбассе. Насколько это вероятно?

Это абсолютная бравада и фантастика. Никакие 74 тысячи чеченцев в Украину не поедут. Поедет его ближайшее окружение, так называемые представители эскадронов смерти.

Сколько их?

Исходя из той информации, которой я владею, не более 1 тысячи человек. Но и всю тысячу Кадыров на войну не пошлет потому, что и ему самому нужны эти люди для охраны и репрессий. Если исходить из количественного соотношения, то на войну могут отправиться 100-150 человек из этой тысячи. Этих людей будет абсолютно достаточно для того, чтобы создать повод говорить о чеченцах, что они «бесчинствуют, создают эскадроны смерти и убивают людей». Этот метод был опробован в Абхазии против Грузии. Я совершенно точно знаю, что в конфликте в Абхазии еще в начале 90-х годов прошлого века под началом Шамиля Басаева, который в тот период сотрудничал с российскими спецслужбами, было не более 150 человек. Но всему миру и, в частности, грузинскому народу это было преподнесено так, что это якобы чеченская армия и чеченские добровольцы победили Грузию. Тот же миф будет сегодня переноситься в Украину. Уверяю вас, что если украинское руководство каким-то образом начнет набор желающих помочь самим украинцам в этой войне, я знаю, что в Европе найдутся десятки тысяч чеченцев, которые абсолютно спокойно приедут защищать интересы украинского народа. Они будут руководствоваться не только защитой и братскими отношениями с украинцами. В первую очередь они будут воевать против России, которая пытается оккупировать Украину так же, как оккупировала Чечню.

В последние годы чеченский фактор, особенно в военных конфликтах, всегда доминировал. Руководители стран не считали зазорным проигрывать чеченцам. Но я вас уверяю, что Украине будет стыдно проиграть армии России и этому сброду, который сегодня заправляет на востоке страны, даже если среди боевиков будут какие-то чеченцы.

Была такая история. В Афганистане, во время какой-то операции американцы потерпели неудачу. Тогдашнее военное руководство США заявило о том, что, мол, мы проиграли сражение потому, что на стороне врага было столько-то чеченцев. Когда-то премьер-министр Великобритании Тони Блэр, выступая в Палате лордов, списал провал операции британских войск в Ираке на то, что им противостояли 500 чеченцев. Хотя, на самом деле, ни в Афганистане, ни в Ираке в то время вообще не было ни одного чеченца. Поэтому если ваше военное руководство будет сегодня оправдывать свое поражение присутствием в Украине чеченцев на стороне сепаратистов, не верьте этому. Это абсолютная ерунда.

Но ведь украинский и чеченский народы стравливаются вне зависимости от того, хотим мы этого, или нет. Зачем это Рамзану Кадырову?

Я вам не зря привел пример Абхазии и Южной Осетии. Ведь до сих пор сохраняется обоюдная обида между грузинским и чеченским народами, и она никуда не делась с 90-х годов. Мы, чеченцы, на протяжении всей совместной истории проживания в СССР, лучшими друзьями считали грузин и украинцев. И те, и другие поддержали чеченцев в период Первой чеченской войны, к примеру. У нас с этими народами сохранились очень теплые, дружеские, даже братские отношения. Вы говорите Кадыров? Забудьте о нем, нет такого человека. Есть марионетка, которая выполняет любую волю своего хозяина. Он ведь непосредственно, напрямую связан с Путиным, без всяких посредников. Это, вероятно, единственный назначенец в РФ, который имеет подобные привилегии. Путин знает о том, что этот человек ни при каких обстоятельствах не может поступить иначе. Потому, что он абсолютно на 100% зависим от Путина. Не просто его состояние зависит от воли президента, его власть. Речь идет о жизни Кадырова, которая полностью находится в руках Путина. И Путин это понимает, и Рамзан это понимает.

Проще говоря, когда Рамзан что-то озвучивает, он говорит языком Путина. Что у Путина в голове, то у Рамзана Кадырова и у Владимира Жириновского на языке. Поэтому рассматривать Кадырова как какую-то отдельную фигуру ни я, ни чеченцы, проживающие в Европе, не могут. Это касается и тех, которые находятся дома в Чечне, находятся в этом концентрационном лагере, начальником которого назначен Рамзан Кадыров. Есть очень много людей, которые не согласны с тем, что сегодня происходит в Украине, они всецело от всей души поддерживают Украину и украинский народ. Поэтому еще раз скажу: если будет хоть какой-то сигнал со стороны украинского руководства о том, что Украине нужна помощь чеченцев, вы убедитесь в том, что мои слова окажутся правдой. Десятки тысяч чеченцев готовы помочь в отстаивании интересов Украины. Я очень надеюсь, что в отношениях между нашими народами, как бы не пытался Путин через Кадырова вбить клин, этого не произойдет. Просто потому, что народы мудрее правящих политиков.

Кто будет руководить чеченцами, которые могут приехать воевать за Украину, кто их организует, как отреагируют различные страны в Европе на это, ведь многие из них граждане различных государств в ЕС, и согласно международному праву эти люди будут считаться наемниками?

Наше с вами интервью будут читать не только наши друзья, но и наши враги. И в руководстве, и в силовых структурах Украины очень хорошо понимают и знают, как это можно сделать, как это организовать. Поэтому если есть желание и будет на то политическая воля, я вас уверяю, что это будет сделать очень просто.

С кем из украинских политиков и чиновников вы поддерживаете связи сейчас?

Не могу вам на эту тему ничего сказать. Мне кажется, эту тему не нужно выносить «на люди». Могу лишь сказать, что такие контакты у нас есть, мы их поддерживаем. Я нахожусь в Европе. А для Западной Европы украинская проблема сегодня является проблемой №1. Я нахожусь в кругу тех людей, которые обсуждают эту тему, поэтому с уверенностью об этом заявляю.

А как складываются у вас отношения с чеченцами, которые живут в Украине, испытывают ли они какие-то проблемы в связи с конфликтом на Донбассе?

Я лично знаю десятки чеченских семей, которые много лет жили в Украине, но в связи с событиями последних месяцев были вынуждены уехать.Естественно, не в Россию и не в Чечню. Знаю несколько случаев, когда чеченцев для их же блага представители ваших силовых ведомств попросили временно выехать из страны. Людям объяснили, что против них могут быть устроены какие угодно провокации.

О каких людях вы говорите?

Речь идет о двоих моих близких знакомых, бизнесменах. Они еще не выехали из страны, не хочу подвергать их опасности, поэтому называть их имена и фамилии не буду. Но есть и другие ситуации. Есть многие, кто поддерживал Майдан, поддерживает антитеррористическую операцию сейчас, многие из них воюют, оказывают сопротивление российской агрессии.

По нашей информации, родственникам одного из выступавших на Майдане общественных активистов, который является чеченцем, в Чечне угрожали. Действительно ли этот факт имел место, о каком человеке идет речь?

Да, действительно было такое. Этот человек проживает в Европе, и после того, как он выступил на Майдане в Киеве, к его родным в оккупированной Чечне приезжали люди из российских структур. Но называть его я также не буду. Если мы сейчас назовем этого человека, у него лишь усугубятся проблемы. Насколько я знаю, сейчас в Чечне родственников этого человека уже не беспокоят.

Комментарии 0