Общество

Перевод с сатановского на человеческий

Читаю последнее время Евгения Сатановского, президента т.н. Института Ближнего Востока, а ранее руководителя Российского еврейского конгресса, и, что удивительно, впервые с ним соглашаюсь, с некоторыми, правда, оговорками. Но самое главное: если для Сатановского даваемые им оценки ситуации на Ближнем Востоке, особенно то, что происходит с Турцией, - это однозначно плохо, то для меня и, думаю, многих других – наоборот, хорошо. Вообще, давно подмечено, что если данный деятель что-то ругает, - это верный признак того, что все идет правильно.

Сначала несколько цитат:

- Скорее возродится новая Османская Империя с Эрдоганом во главе при поддержке монархий Залива. Зачистку светских арабских автократий ведут Катар и Саудовская Аравия.

- Эрдоган воссоздает империю. Профессионально, умело, точно рассчитывая свои действия. Единственный его минус – он торопится и слишком горячится. Ахиллесова пята Турции – курды. Вторая проблема – неизбежное столкновение с Ираном, который тоже претендует на роль региональной сверхдержавы. Как известно "двое пернатых в одной берлоге не живут".

- Что касается турецко-израильского конфликта – тут совпадение интересов турецкой, саудовской и прочей "заливной" элиты. Противостояние против Ирана и зачистка светских арабских автократий, от Туниса до Сирии – главное в этом союзе. Но и борьба с Израилем для них важна. Складывается военно-политический суннитский блок - против шиитов и евреев.

- Исламскую революцию в Турции 12 сентября прошлого года никто не заметил, но референдум по изменению конституции был именно ей. Это мягкий ислам, но это именно политический ислам. Талибов или стражей исламской революции там не будет – традиции не те. А исламское правление уже есть – ПСР это исламская партия.

- Политический ислам победит, минимум поколения на три. В военном плане впереди столкновение шиитского и суннитского проектов: Иран с сателлитами и союзниками против военно-политического блока, который на наших глазах создают страны Залива и Турция, подтягивая бывшие арабские светские диктатуры, Иорданию и Марокко, а при необходимости и Пакистан – в части его ядерных арсеналов. Тут прогнозировать бессмысленно – никто ничего не может в такой ситуации предсказать.

- Иран добивается доминирования в исламском мире, от Нуакшота до Герата, претендуя на статус ближневосточной сверхдержавы. Европу и США, несмотря на антизападную риторику, он атаковать не будет – это рынок и источник инвестиций и модернизации, хотя страны Тихоокеанского региона, Латинской Америки и Индия для него не менее важны.

- Альянс против Ирана с центральной ролью Турции в качестве военной силы и арабских монархий Залива в качестве силы финансовой складывается на наших глазах – но, как и всякие альянсы, он не вечен.

- Эрдоган ведет беспроигрышную борьбу. Он понимает, что в ЕС его никто не примет, а из НАТО никто не исключит, ведь сегодня Турция нужна НАТО, а не наоборот: элементы системы ПРО, база ВВС в Инджирлике, американское атомное оружие, складированное на турецкой территории, — все это делает Эрдогана абсолютно необходимым союзником США в мусульманском мире.

Теперь оговорки. Первое и главное. Приветствовать нарастающее и углубляющееся противостояние арабо-турецкой коалиции с Ираном, конечно, нельзя. Это мед и патока для всех врагов Ислама – начиная от мелких доморощенных дельцов, вроде Сатановского, заканчивая маститыми бонзами. Не допустить развития ситуации по данному сценарию – ключевая задача уммы сегодня.

К сожалению, предотвратить углубление конфликта весьма не просто. Откровенно говоря, шансов тут не так-то много. Возрождение персидской империи, поднявшей над собой знамя интернационального глобального политического шиизма, наталкивается на возрождение суннитской империи, нового халифата, халифата 2.0, в основе которого ось - эрдогановская посткемалистская Анкара, саудовский Эр-Рияд, постмубараковский проихвановский Каир или, другими словами, турецкая расчетливость, прагматизм и менеджмент, саудовские ресурсы и хитрость, египетская пассионарность, креативность и стратегическая глубина.

Исламский мир пробуждается. Он пытается оправиться от разложения и ударов XVIII – XX вв. Прав был классик Тойнби, который в свое время на удивление многим объявил похороны Ислама преждевременными. В «Постижении истории» он был вынужден констатировать не только «бодрствование» исламской цивилизации как таковой, но также и то, что «в свете предыдущей истории весьма опрометчиво подписывать смертный приговор такому живучему учреждению, каким является халифат… Потенциал его оказался столь велик, что он не только пережил века, но и дважды возрождался из небытия».

Запад теряет позиции в исламском мире сегодня. Это хорошо показал прошедший Ярославский форум, на котором американские политзвезды типа Пола Кругмана и классики вроде Бжезинского с тревогой говорили о процессах на Большом Ближнем Востоке. Далеко не все на Западе хотят разрастания арабской весны.

Арабские революции, что бы там ни говорили, ослабили его позиции. Как гром среди ясного неба прозвучала статья одного из наиболее влиятельных членов правящей династии Эль-Сауд, принца Турки бин Файсаль эль-Сауд, в газете NewYork Times. Нефтяная монархия ищет сильного в военном отношении союзника в своем регионе. И находит его в лице Турции, точнее новой неоосманской элите. В статье «Наложишь вето – потеряешь союзника» Турки бин Файсаль угрожает США разрывом многолетнего проверенного союза в случае, если те наложат вето на решение Совбеза ООН о независимости Палестины.

Принц Турки хорошо известен в Европе и США, ранее он был не только директором службы национальной безопасности Саудовской Аравии (мухабарат), но и послом в США и Великобритании, а в настоящий момент является наиболее вероятным кандидатом на пост министра иностранных дел королевства. Он заявил, что в случае применения вето Соединенными Штатами по палестинскому вопросу в ООН, «его страна будет проводить политику, прямо противоположную американским интересам, и США следует вежливо покинуть ближневосточную сцену». Свое заявление принц Турки мотивировал тем, что при таком развитии событий Штаты потеряют доверие арабских стран, что резко ухудшит положение Израиля и, по мнению принца, усилит Иран.

В этой связи Запад и США, прежде всего, будут пытаться играть на противоречиях, пытаясь создать систему сдержек и противовесов. Израиль же, почувствовав, что Вашингтон его и вправду сдает, может даже попытаться наладить отношения с так ненавидимым им Ираном, чтобы давить на суннитский блок.

Тегеран в этой ситуации тоже разрывает. С одной стороны, он на достаточно высоком уровне критикует Турцию за "демократический" уклон в Исламе, а с другой, президент Ахмадинеджад чуть ли не солидализируется с сирийскими повстанцами, выступающими против иранского союзника Асада. Тегерану сложнее всех в условиях арабской весны: то, что он годами тщательно выстраивал, его роль "главного защитника Ислама", рушится за недели. Так фактически произошло с ХАМАС, который все больше ориентируется на Турцию. Ходят даже слухи, что он уже лишился иранского финансирования.

А вторая моя оговорка касается слов Сатановского о евреях, якобы против которых выстраивается суннитский блок. Речь идет, конечно, о сионистах и израильском режиме. Просто для Сатановского, как для верного сиониста, еврей = сионист, что неверно. Умма выступает против расистского политического режима и экстремистской политической идеологии, а не против какого-то народа.

В целом же, еще раз повторю, считаю чтение руководителя Институт Ближнего Востока сегодня полезным при использовании предложенного переводчика с сатановского на человеческий.

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов

Комментарии 0