Общество

Зачем белорусов «выписывают» из славян?

В Белоруссии распространяется мнение, что ее народ принадлежит к западным балтам, а потому не имеет ничего общего с русским и украинским

Характер западно-балтский, нордический?

Споры об этнической идентичности братских народов становятся все более ожесточенными и запутанными. «Русская планета» уже писала о том, как некоторые современные исследователи ставят под вопрос принадлежность предков современных белорусов к древнерусской народности.

Однако споры по поводу «древнерусскости» — мелочи по сравнению со все более популяризируемой балтской концепцией. У нее есть много вариаций: от «умеренной», как у Николая Ермаловича, определявшего белорусов как балто-славян, до радикальной. Авторы последней утверждают, что белорусы — не славяне, а чистокровные балты, волею случая воспринявшие славянский язык.

При этом здесь абсолютно нет никакой инспирации со стороны исследователей стран Прибалтики. Балтоконцепция прорастает исключительно на белорусской почве и тиражируется не на древнебалтских языках, и даже не на белорусском, а, как ни странно, на чистейшем русском.

Более того, представители «балтобелорусской школы» занимают откровенно враждебную позицию по отношению к современным прибалтийским историкам. По мнению сторонников «балтобелорусской» гипотезы, восточные балты были дикими людьми, жившими в лесных чащах, носившими звериные шкуры и каменные топоры вплоть до конца XIV века, пока их не колонизовали цивилизованные западные балты — литвины-белорусы.

Чтобы расставить все точки над «i», а точнее — над «ис», современных литовцев балто-белорусские романтики именуют не иначе как «летувисы». Это название — транскрипция слова «литовец» из современного литовского языка. Правда, говоря, например, о немцах, те исследователи их самоназвание почему то не транскрибируют, и в своих текстах по-прежнему пишут «немцы» и «Германия», а не «дойчи» и «Дойчланд».

И не совсем понятно, к чему такие ухищрения и противопоставление исторических «литовцев» и нынешних «летувисов», если представители этого направления утверждают, что «летувисы» в конце XIX века просто украли самоназвания «Литва» и «литовцы» у белорусов. И с тех пор незаконно пользуются ими, вместе со всей историей и геральдикой. А на самом деле они никакие не литовцы, а потомки вышеупомянутых диких жемайтов и других отсталых восточнобалтских племен. Историков же современной Литвы при этом иначе, чем «летувисские фантазеры», в этих кругах называть не принято.

(Карта балтийских племен в конце XII – начале XIII веков. Территории восточных балтов окрашены в коричневых оттенках, в то время как территории западных балтов окрашены в оттенках зеленого цвета. Границы указаны приблизительно. Источник: Wikipedia)

Не вдаваясь пока в интерпретации этнического характера Великого княжества Литовского (ВКЛ), на тему которого существуют свои мифы, вернемся к раннему этногенезу белорусов. Если суммировать воззрения большинства представителей балтийской концепции, то она примерно такова: белорусы — древнейшее и практически автохтонное население на своей территории. В этническом отношении население Белоруссии сформировалось на основе западнобалтских племен литвы, ятвягов, судовы и дайновы. При этом никакого массового переселения славян на эту территорию никогда не было. На территорию Белоруссии пришли лишь отдельные группы славянских колонистов, которые через города, торговлю и церковь распространили здесь свой язык и культуру. Таким образом, белорусы были и остаются славянизированными балтами. Точнее, западными балтами, только разговаривающими на славянском языке.

Подобной концепции в той или иной вариации придерживаются профессор Георгий Давидюк, историк Алексей Дермант, философ Сергей Санько — автор, подписывающий свои работы как доктор наук Максим Петров, и другие.

В качестве доказательств приводятся многочисленные данные генетики, антропологии, топонимики, гидронимики, ономастики, лексикологии и археологии, а также анализ летописных источников. Например, у рек и озер Белоруссии часто балтские названия, в некоторых регионах — до 90%. Славянские же составляют меньшинство. Белорусский язык полон балтизмов. «Дзеканье» и «аканье» тут вполне балтские. И археологи определяют ряд культур на территории Белоруссии как балтские. Например, милоградскую археологическую культуру, культуру длинных курганов, каменных могил.

Ген западной цивилизации

Активно ведутся исследования и в области анализа ДНК. Все они говорят о миграциях населения, которые для Белоруссии характеризуются направлением с юго-запада на северо-восток. Однако никому пока не удалось обнаружить ни особый балтский ген, ни славянскую хромосому. Генотип белорусов имеет общие, «перекрывающиеся» поля как со своими литовскими и латышскими, так и с украинскими и русскими соседями. И здесь опять все сильно зависит от региона. Южные белорусы по своей митохондриальной хромосоме больше отличаются от белорусов центра, чем от белорусов севера, зато близки к чехам, словакам и украинцам.

Так где же тут монолитный «балтский» субстрат? Более того, если принимать на веру тезис о том, что белорусы — это якобы западные балты, то тогда нужно признать, что значительная часть западнобалтских племен, например, ятвяги, дайнова и прусы, имели часть своего ареала либо мигрировали в Белоруссию с территории современной Польши. А вот Y-хромосома говорит об обратном — об относительно незначительной общности белорусов и поляков по этой линии. И это при наличии достоверных более поздних миграций с территорий Польши и Мазовии в Белоруссию.

Различаются между собой и внешние черты белорусов, в зависимости от регионов: формой черепа (антропологическая характеристика, без всяких ассоциаций), светлой либо темной пигментацией глаз и волос, и так далее. Вне всякого сомнения, жители южных районов Брестчины по этим характеристикам, как, впрочем, и по языковым диалектам и традициям, могут иметь больше общего с жителями приграничных регионов Украины, чем с населением северных районов Витебщины, и наоборот. Или же с «западными балтами» с Гродненщины.

Еще сторонники балтийского происхождения белорусов не любят обращать внимание на юго-восток или юго-запад Белоруссии. Как и на ее север. Они предпочитают больше говорить о Понеманье, Западной Двине и Верхнем Поднепровье — но не ниже Кричева. Почему? Просто Понеманье и некоторые сопредельные территории Западной Белоруссии являются тем местом, где летописи фиксируют ятвягов и других западных балтов. Междуречье же Днепра и Западной Двины было заселено племенным союзом кривичей, которое они тоже безапелляционно относят к «чистым» балтам. Правда, в тогдашних письменных источниках кривичи упоминаются исключительно как славянский народ, но это не смущает этих исследователей. Дескать, балтское племя литва оканчивается на «ва», а кривичи — это «крива».

Конечно, есть весомые основания говорить о серьезном балтском субстрате при образовании славянского союза кривичей. Если кому-то так сильно хочется, то на определенном раннем этапе кривичей можно назвать и славяно-балтами. Ну а что же две другие крупнейшие составляющие этногенеза белорусского народа — радимичи и дреговичи? Отчего их оставляют скромно стоять в сторонке? Просто сделать из них «чистых» балтов несколько сложнее, вот поэтому и не вызывают они у балтистов особого интереса. И это при том, что дреговичское Туровское (Турово-Пинское) княжество по своей территории и по упоминаниям в летописях вполне с опоставимо с Полоцким. Да и немалую часть «протобелорусского государства» — Полоцкого княжества — составляли тоже дреговичи.

Радзивилловская летопись. Первое упоминание радимичей (885 год). Изображение: Wikipedia (https://commons.wikimedia.org/wiki/File:11_2_List_of_Radzivill_Chron.jpg?uselang=ru)

(Радзивилловская летопись. Первое упоминание радимичей 885 год)

Колонизационный напор дреговичских племен дошел почти до Минска и Гродно. А в просвещении населения и развитии культуры в этом регионе Беларуси епископ Кирилл Туровский сыграл вообще особую роль. К тому же, если произвести этноним «дреговичи» (по беларуски «дрыгавiчы») от основы «дрыгва», то и окончание будет на «балтское» «ва». Вообще-то «дрыгва» в современном белорусском языке означает «болото», но ведь могло же быть и такое западнобалтское племя. Тем не менее на дреговичей внимания обращают меньше. Может быть, потому, что преимущественно славянские черты культуры дреговичей, этнообразующее ядро которых мигрировало на Беларусь с юга, с территории классической славянской пражской культуры, не дают возможности развернуться здесь полету «балтской» фантазии?

Или вот радимичи, предки современных гомельчан. На Сож они «пришли от ляхов», как сказано в летописи, то есть с Запада. И почему-то Нестором-летописцем даже не включены в список «славянских языцев». Западные балты? Однако археология радимичей своеобразна, и хоть и включает в себя балтские компоненты, но несет прежде всего следы мощной славянской колонизации междуречья Днепра и Десны, опять-таки идущей с юга. Некоторые исследователи находят в гидронимике Посожья и схожесть с названиями рек и речушек верхнего Приднестровья. Ко всему прочему, радимичи — еще и ближайшие родственники вятичей, предков москвичей. Неудобно также с точки зрения «единственно верной» концепции говорить и о славянах-волынянах (бужанах), активно осваивавших земли современной Брестчины и того же Понеманья.

Язык до Балтии доведет

Однако некоторые белорусские «балтисты» идут дальше утверждений, что белорусы — это балты, просто принявшие славянский язык. Писатель Иван Ласков, например, считал белорусский язык западнославянским, родственным польскому, от которого его насильственно оторвали с помощью сначала церковнославянского, а потом «искусственно» созданного на основе последнего русского языка. А вот историк Максим Петров вообще утверждает, что белорусский язык — не славянский, а почти балтский. Точнее западнобалтский, к которому славянские ассимиляторы приделали свои части слов. Ибо, как указано выше, восточные балты, предки современных литовцев и латышей, для рафинированных западнобалтистов — люди другого сорта, мало чем отличающиеся от русских «москалей».

Но вернемся к лингвистическим открытиям балто-белорусской школы. Она гласит, что корни у белорусской лексики балтские, а приставки и суффиксы — славянские, или наоборот. При этом почему-то игнорируется общеизвестный факт близости балтских и славянских языков — наиболее родственных групп индоевропейской семьи. Игнорируются также возможность как существования пробалто-славянской языковой общности, так и широкого заимствования в последующем, которое вполне естественно в контактной зоне. Но мы с этим спорить опять не станем, поскольку совершенно не отрицаем мощного балтского субстрата при формировании белорусов как народа. Но народа — бесспорно славянского.

Ну а гидронимика Белоруссии? Российские ученые Андрей Топорков и Олег Трубачев признавали ее в значительной мере балтский характер — Двина-Даугава, Неман, Сож. Впрочем, в советское время никто и не думал отрицать участия балтских племен в этногенезе белорусов. Вопрос только в том, как это происходило? Участвовали ли разные балтские племена в этом процессе в качестве одного из компонентов, о чем говорили советские историки? Или являлись почти единственным, решающим фактором?

Кстати, помимо балтских гидронимов есть в Белоруссии и названия рек из других языков. Например, финно-угорских. Тот же Сож созвучен финскому слову «благодетель, покровитель». Что касается белорусского северо-востока, то присутствие там доиндоеврпопейского населения, вероятно, было еще более продолжительным. Так, именно финно-угорскими или палеоевропейскими большинство исследователей считают культуры штрихованной и ямочно-гребенчатой керамики.

Однако никому почему то не хочется предположить, что белорусы являются балтизированными финно-уграми? Или славянизированными балто-финнамми? В связи с чем к представителям финно-угорской языковой группы у «балтистов» закрепилось пренебрежительное отношение? Потому что они не индоевропейцы? И именно в связи с этим русский народ, например, все время стараются свести к финно-угорскому субстрату? Что это, как не своеобразная утонченная форма расизма в науке в форме очередного европоцентризма? Или, точнее — «индоевропроцентризма»?

Но встречается и не совсем утонченная. Тексты Вадима Деружинского (ранее он работал советником Аналитического управления Исполнительного секретариата СНГ в Минске), например, пестрят уничижительными характеристиками «москалей». По его мнению, они всегда были дикарями, и вообще так называемые «русские» — это сплошь татары и мордва. Однако сторонники «балтобеларусов» не хотят обращать внимание, что балтские племена, например, голядь в Подмосковье или кривичи в Тверской области, приняли значительное участие в формировании русского населения этих регионов. Им милее видеть всех русских с «раскосыми и жадными очами» финно-угорского или монголоидного разреза.

Байдарки на реке Сож. Фото: архив РИА Новости

(Байдарки на реке Сож. Фото: архив РИА Новости)

Так, Деружинский пишет: «Белорусы — западные балты, а русские и восточные украинцы — славянизированные финны. Этот факт доказан анализом генофонда народов, а также сравнением данных антропологии, этнографии, психологии. В реальности «восточные славяне» не существовали. Этот сугубо политический вымысел царских идеологов опровергнут наукой. Западные балты (белорусы) не могли произойти от славянизированных финнов — то есть от другой расы, не индоевропейцев». Все предельно четко: нет никаких восточных славян — одни западные балты.

Лопата археолога — последний аргумент?

Поскольку языки древних жителей Беларуси, будь они западными балтами или восточными славянами, палеоевропейцами или индоиранцами, до нас не дошли, то наиболее объективные свидетельства его прошлой жизни может предоставить археология.

Некоторые археологические культуры можно отнести к балтским: длительное проживание этих племен на территории современной Беларуси бесспорно, исходя из той же гидронимики или этнографии. Но какие из материальных культур прошлого были балтскими — этот вопрос тоже требует уточнения. Так, с древними балтами чаще всего соотносят культуру штриховой керамики, занимавшую часть Белоруссии севернее Березины.

Но есть мнения, что «штриховики» могли быть и финно-уграми. Достаточно убедительным звучит и отождествление с балтами милоградской культуры, располагавшейся в тот же период на территории южной Белоруссии и северной Украины — от Березины до Ромен. Скорее всего, милоградцы — это упоминаемые Геродотом невры, — предположительно, древние балты. Но можно предположить, что милоградцы могли быть и ираноязычными племенами, ведь в их поселениях находят немало предметов, в том числе оружия, скифо-сараматского происхождения.

Наиболее авторитетные из ученых-археологов, как российские — Валентин Седов, так и белорусские — Георгий Штыхов, Эдуард Загорульский и многие другие, полагают, что население Белоруссии в X-XII веках было славянским, при том, что балты приняли немалое участие в его формировании.

Мифы и реальность этнической истории

Безусловно, древние балтские племена активно участвовали в этнических процессах на территории Белоруссии. Но определяющим стало славянское влияние. Будь это по-другому, в Белоруссии бы сейчас говорили на ятвяжском, например, а не на белорусском или русском языках.

В последнее время стало звучать резонное мнение, что балтское влияние коснулось непосредственно этногенеза протонародностей кривичей, дреговичей, радимичей, а не собственно белорусов, чье окончательное формирование как нации происходило несколько позже. При этом в процессе этногенеза на территории Белоруссии участвовали в разное время, хоть и в меньшей степени, и другие этносы, например, ираноязычные племена на юге, финно-угры — на севере. Позднее были и совсем экзотичные группы — в виде караимов и крымских татар. Но славянское влияние было определяющим.

Славянская пражская культура получила широкое распространение на большей территории Белоруссии, о чем свидетельствуют многочисленные археологические памятники. И это были не локальные группы редких переселенцев, каким-то непонятным образом навязавшие коренному балтскому населению славянский язык. Нет, славяне разлились здесь мощным потоком. Более того, по мнению большинства ученых, территория южной Беларуси входила в ареал славянской прародины. Вплоть до XII-XIII веков балтам, все еще сохранившимся на территории современной Западной Беларуси, так и их соседям — литовцам, не удавалось создать устойчивого централизованного государства.

Карта балтийских и славянских археологических культур III-IV веков, соседних племен и государств и ареал балтийских гидронимов. Изображение: Юрий Коряков (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA:Koryakov_Yuri?uselang=ru)

(Карта балтийских и славянских археологических культур III-IV веков, соседних племен и государств и ареал балтийских гидронимов. Изображение: Юрий Коряков) 

Зато выйти на свою развитую государственность удалось Древней Руси, сформировавшей ее на основе славянского ядра, но с привлечением смежных этносов — тюрского и финского, а также ираноязычных и даже норманнских элементов. В Белоруссии, западной и центральной России, отчасти северной Украины — балтского субстрата. Тому было множество причин: выгодное расположение Руси на торговых путях, на пограничье леса и степи, Запада и Востока, повлекшее за собой бурное развитие городской цивилизации, культуры и военного дела.

Но сделать это все славянам удалось, в немалой степени благодаря своей гибкости и отсутствию этнических и расовых предубеждений. Военная элита Московской Руси, например, в значительной степени состояла из татар, принявших христианство и выставлявших на поля сражений свою грозную конницу.

Помимо экономических, географических и других причин, определявших этот процесс, следует учесть и роль православной религии, обеспечившей значительный импульс древнерусской и древнебелорусской культурной идентичности и ее последующую устойчивость. Поэтому белорусские балты были без остатка ассимилированы древним славянским этносом, хоть и внесли значительное своеобразие в белорусскую культуру и язык, придали ему своеобразие и непохожесть.

К счастью, современные научные подходы отрицают определение национальной идентичности по форме черепа или составу крови. Самосознание, язык и культура являются тут важнейшими факторами как для отдельного человека, так и для целых народов. Сегодня почти все белорусы считают себя славянами, но в то же время отдельным народом, абсолютно равноправным с русскими и украинцами. И ни в какой легенде о происхождении «по крови» от западных балтов или «истинных европейцев» они не нуждаются.

Комментарии 0