Среда обитания

СКР: если Тимура Куашева убили инъекцией, следы препарата останутся

«Исследование обстоятельств смерти журналиста Тимура Куашева находится на особом контроле руководства следственного управления Следственного комитета РФ по КБР», - заявил в интервью «Кавказской политике» старший помощник главы ведомства Мурат Багов. По его словам, в настоящее время проводится доследственная проверка. Решение о возбуждении уголовного дела будет принято по результатам медицинской экспертизы, которые в лучшем случае появятся не ранее 18 августа. 
Между тем друзья и коллеги Куашева попытались самостоятельно восстановить картину последнего дня своего товарища. О том, что удалось выяснить, рассказал нашему изданию дагестанский общественный деятель Мухаммад Магомедов.

«Тимуру угрожали и после прошлого Ураза-байрама» 

Гибель нашего коллеги вызвала резонанс не только в России, но и за рубежом. На днях с требованием к российским властям о немедленном и тщательном расследовании «этого трагического случая» выступили Международная федерация журналистов (МФЖ), Европейская федерация журналистов (ЕФЖ) и Союз российских журналистов (СЖР). Ранее аналогичные призывы были опубликованы на сайтах ОБСЕ и Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. В понедельник, 4 августа, активисты «Молодежного Яблока» провели одиночные пикеты с соответствующими лозунгами у здания представительства Кабардино-Балкарии в Москве. А лидер партии Сергей Митрохин в своем обращении к главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину потребовал возбудить уголовное дело «по факту убийства 26-летнего журналиста».

Тем временем дагестанские друзья Куашева после похорон в Нальчике изучили окрестности дома своего товарища. Как известно, Тимур совершал вечерние пробежки на школьном стадионе. И многие сходятся во мнении, что непосредственно перед смертью он как раз собирался на такую тренировку.

На фото: похороны Тимура Куашева

«На полпути от дома к стадиону, – рассказывает Мухаммад Магомедов, – примерно в ста метрах от поворота на школу находится здание бывшего кинотеатра (кажется, «Аврора»). Возле него есть пятачок, где постоянно собирается молодежь. Вокруг площадки – множество камер видеонаблюдения. Нас это сначала удивило. Но потом выяснилось, что это единственное место в городе, где можно проводить митинги. Так вот, Тимур обычно шел на стадион через эту площадку. Мы проверили: это самый удобный и короткий маршрут. Ребята, с которыми мы разговаривали, утверждают, что в тот вечер они его не видели. То есть по крайней мере с десяти вечера до полуночи он там не проходил».

«Второй момент, на который обязательно хотелось бы обратить внимание, – продолжает Магомедов, – в прошлом году, после предыдущего Ураза-байрама Тимуру угрожали. По словам одной из соседок, в тот день он пришел домой с матерью. И через некоторое время ему подкинули – насколько я понял, под дверь – коробку, на которой было написано что-то вроде «Тимуру от дяди-автомата Калашникова». Соседка, правда, сказала: от «пистолета Калашникова». Но, видимо, перепутала… Тимур не стал трогать коробку, а сразу же побежал в отделение полиции – оно находится рядом с его домом. Но когда вернулся с сотрудниками, коробка исчезла. Что в ней было – неизвестно».

Друзьям погибшего журналиста также удалось узнать, что 31 июля, где-то в 20.30, то есть незадолго до того, как Тимур исчез, одна из соседок приходила домой к Куашевым. Она спросила, дома ли мать Тимура – он через дверь ответил, что ее нет. Эта деталь имеет значение, поскольку все приятели Тимура Куашева уверены, что он никогда не открыл бы дверь, не узнав, кто пришел, и не сел бы в машину к незнакомым. В этом плане он был очень осторожен, поскольку не понаслышке знал о похищениях гражданских активистов на Северном Кавказе.

Еще один нюанс – сотрудники правоохранительных органов, со слов Магомедова, были хорошо осведомлены о том, кто и откуда приехал на похороны к Куашеву. «После того как в полиции скопировали все данные с телефона Тимура, мобильник отдали его отцу. Мы попросили у него телефон, чтобы тоже сделать для себя распечатку звонков, – говорит дагестанский общественник. – Через некоторое время на номер Тимура позвонил следователь. Он сразу дал понять, что знает, с кем разговаривает – «ты ведь из Дагестана, друг Тимура?». И потребовал отдать телефон. Спрашиваю, зачем тогда возвращали – говорит, по ошибке. Я поинтересовался, почему бы им не сделать распечатку без телефона – можем и так, отвечает, но нам нужен телефон».  

Данные с компьютера Куашева оперативники копировать запретили. Друзья Тимура предупредили его мать, что все должно изыматься под роспись.

«На экспертизу понадобится примерно 2,5 недели»

- Будет ли Следственный комитет возбуждать уголовное дело по факту смерти Тимура Куашева? – адресуем вопрос Мурату Багову, старшему помощнику руководителя СУ СК в РФ по КБР.

- Решение будет принято после того, как мы получим данные медицинской экспертизы и полностью исследуем картину последнего дня Куашева. Пока нет заключения эксперта, говорить о чем-то преждевременно. Единственное, в чем могу сейчас заверить – на стадии предварительной проверки следствие будет предельно объективным и всесторонним. Мы исследуем абсолютно все версии. В том числе и доводы сторонних людей. Любая информация будет отрабатываться, чтобы можно было в итоге получить полную картину произошедшего.

- Но если выяснится, что это убийство – не опасаетесь ли вы, что преступники успеют попросту замести следы, пока следствие наберет обороты?

- О каких конкретно следах мы сейчас говорим? Место, где обнаружено тело, известно. Предметы, его окружавшие, обстоятельства ухода Куашева из дома – все это зафиксировано документально. То же касается его одежды и прочего. Сейчас отрабатывается круг общения: с кем он встречался, разговаривал в предшествующие сутки, в день своей смерти. Изучаются записи камер наружного наблюдения, устанавливаются лица, которые могли что-то видеть. Опрашиваются постояльцы и пациенты санаториев, расположенных рядом с местом, где нашли тело Куашева. То есть принимается широкий круг мер. Работают следователи, оперативные группы. Все необходимые сведения мы собираем. К этому делу все очень внимательно относятся. Материал находится на особом контроле у руководства управления.

Сейчас полным ходом идет то, что называется у нас доследственной проверкой. И, скажем так, обыватель не заметит никакой разницы между нынешними действиями и мерами в рамках уголовного дела. Всякого рода нюансы имеют значение лишь в плане процессуальной формы. В этом смысле, да, отличия есть. Но, по сути, мы занимаемся в настоящее время тем же сбором информации. И если мы получим сведения, указывающие, что нужно возбуждать уголовное дело, то данные, добытые в рамках доследственной проверки, будут признаны доказательствами. 

- Говорят, на теле Тимура обнаружили след от укола. В связи с этим хотелось бы, во-первых, узнать, есть ли возможность доказать, что была инъекция, по тому материалу, который имеется в распоряжении экспертизы? И во-вторых, правда ли, что некоторые смертельно-опасные вещества бесследно растворяются через несколько часов после попадания в организм?

- В ходе медицинской экспертизы тело фотографируют. При необходимости ведется видеозапись. Если была инъекция, то этот факт будет зафиксирован в заключении эксперта. С места укола в таких случаях берутся образцы тканей. Такая ситуация ведь возникла, как вы понимаете, не впервые. Все методы по исследованию тел умерших людей давным-давно отработаны, механизм отлажен. Поэтому никаких причин для беспокойства в этом плане нет.

Что касается второй части вопроса – мне не хотелось бы вести разговор, опираясь на слухи. Все-таки вы представляете серьезное интернет-издание. Я – официальный представитель правоохранительных органов… Насколько даже мне известно, нынешний уровень медицины позволяет находить следы препаратов, которые были введены очень давно. Бывает, что приходится проводить экспертизу останков людей, захороненных полгода или год назад. И медики обнаруживают следы химических, биологических веществ. В неживом организме идут процессы биологических распадов. Но химические вещества сохраняются. Так что, если что-то там было – нужно лишь подобрать реактивы, которые выявят наличие того или иного вещества. Гистологическое исследование не может быть короче двух-двух с половиной недель. Давайте дождемся результатов, прежде чем делать какие-то выводы.

- Известны ли вам хотя бы примерные сроки, когда Следственный комитет получит заключение эксперта и сможет принять решение по факту смерти Тимура Куашева?

- Сложно назвать конкретную дату. На экспертное учреждение мы не вправе как-то воздействовать. Можем лишь попросить их сделать экспертизу в кратчайшие сроки. Но из-за этого придется отложить другие экспертизы, что тоже неправильно. Думаю, ожидать заключения раньше 18 августа не стоит. И то это будет только заключение гистологии по каким-то конкретным моментам. Дело в том, что на гистологический анализ берется множество образцов тканей человеческого организма. В одном случае можно давать заключение уже на следующие сутки, в другом – через неделю. А некоторые требуют более подробного и глубокого исследования. Предположительно, основные заключения мы получим в ходе третьей недели.

Комментарии 0